textarchive.ru

Главная > Сборник статей


Употребляя подобные предложения, автор, высказывающий оценку явлениям жизни, делает читателя участником описываемых им событий.

Таким образом, для современного газетного языка доминантным является сочетание и взаимодействие крайних участков стилистических оппозиций: литературное/нелитературное, книжное/разговорное, высокое/сниженное и т.д. Следует также отметить, что среди фигуральных средств современной газетной стилистики ведущая роль принадлежит семантическим фигурам, а вспомогательная – синтаксическим.

Несомненно, абсолютное, полное понимание газетного сообщения, адекватное восприятие всего заложенного в него смысла, верная оценка и восприятие национально-культурной среды, в которой находится читатель, зависит от знания языка и его стилистических нюансов, культурных подтекстов и фоновой информации, которую несут в себе все без исключения лингвистические средства, используемые автором для создания газетной статьи.

Также важно подчеркнуть, что иноязычный читатель, достигший в освоении другого языка подобных результатов, неизменно испытывает на себе его влияние, вследствие чего изменяется, приспосабливаясь к новой языковой среде, образ мышления, менталитет человека.

Список литературы

  1. Виноградов, В.В. Стилистика. Теория поэтической речи. Поэтика [Текст]/ В.В. Виноградов. – М., 1963.

  2. Горбунов, А.П. Язык и стиль газеты [Текст] / А.П. Горбунов. – М., 1974.

  3. Коготкова, Т.С. Из истории формирования общественно-политической терминологии (по материалам последних десятилетий XIX в.) [Текст] / Т.С. Коготкова // Исследования по русской терминологии. – М., 1971.

  4. Сковородников, А.П. Фигуры речи в современной российской прессе [Текст] / А.П. Сковородников // Филологические науки. – 2001. – №3.

  5. Тарасов, Е.Ф. Речевое воздействие в сфере массовой коммуникации [Текст] / Е.Ф. Тарасов. – М., 1990.

  6. Телия, В.Н. Роль образных средств языка в культурно-национальной окраске миропонимания [Текст] / В.Н. Телия // Этнопсихологические аспекты преподавания иностранного языка. М., 1996.

  7. Швец, А.В. Разговорные конструкции в языке газет [Текст] / А.В. Швец. – Киев, 1971.

Б.А. Бобнев

Челябинск, Россия

ЛИНГВОСТРАНОВЕДЧЕСКИЙ АСПЕКТ КОНЦЕПТА «VIA»
В ИТАЛЬЯНСКОЙ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЕ МИРА

Характерной чертой лингвистики ХХ века является интенсивное исследование картин мира национальных языков. Картина мира – это реальность человеческого сознания, это его представление о мире и его знание о мире. Картина мира – это целостный глобальный образ мира, который возникает у человека в ходе всех его контактов с миром и который является результатом всей его духовной активности.

В связи с тем, что человеческое мышление едино, то очевидно, что концептуальные картины мира у разных людей могут иметь много общего, универсального. Языковая же картина мира, в основе которой лежит конкретный национальный язык, конкретное национальное мышление, имеет определенные различия или, как образно отмечает В.А. Маслова, национальные языковые картины мира – это просто иное их «расцвечивание» [Маслова, 2005, 51].

Одним из способов изучения языковой картины мира является исследование национальной концептосферы, зафиксированной в языке, в совокупности с национальным менталитетом. Концептосфера реализуется через концепты, в которых опосредованно или непосредственно отражается материальная и духовная культура народа.

Категория концепта фигурирует в исследованиях философов, логиков, психологов, лингвистов, культурологов. Концепт – категория мыслительная ненаблюдаемая, что дает большой простор для ее толкования. В частности, Е.С. Кубрякова предлагает определение концепта как «оперативной содержательной единицы памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга, всей картины мира, отраженной в человеческой психике» [Кубрякова, 1996, 90]. З.Д. Попова и И.А. Стернин рассматривают концепт как «глобальную мыслительную единицу, квантструктурированного знания» [Попова, Стернин, 1999, 3-4].

Концепт обладает сложной, и многомерной структурой, включает помимо понятийно-денотативной структуры ассоциации, эмоции, оценки, образы и коннотации, присущие той или иной культуре.

В связи с перечисленными наиболее общими характеристиками понятия «концепт» попробуем охарактеризовать концепт «дорога» для менталитета итальянского народа, его языка и культуры.

Необходимо сразу заметить особое, трепетное отношение итальянцев к дорогам, которое восходит еще к античности. С древнейших времен на территории Апеннинского полуострова прокладывались отличные дороги, по которым римские легионы шли завоевывать чужие земли и по которым затем шли торговые пути. Римские дороги славились своей прямизной, их проводили ровно, с большим знанием инженерного дела: выкладывали 3-4 слоя камней разного калибра, сверху выкладывались плоские крупные камни, между которыми могла свободно проходить вода. Поэтому римские дороги были сухими, не размывались дождями. О качестве древних дорог свидетельствует тот факт, что они все еще выполняют свою главную функцию, несмотря на то, что многим из них уже более 2000 лет.

Лингвострановедческий обзор итальянских дорог позволяет выделить самую древнюю и знаменитую Аппиеву дорогу (Via Appia). Начало ее строительства относится к 312 году до нашей эры. В древности ее называли Regina Viarum, «царица дорог». Она соединяла Рим с Апулией, область на юге Италии у Адриатического моря, ее длина составила 570 км. Оттуда открывалась дорога на восток в Грецию, а также на юг, в Африку. С Аппиевой дорогой связано множество исторических событий. По ней вели плененного св. Павла, здесь произошла знаменитая встреча св. Павла с Христом. На месте легендарной встречи в IX веке была сооружена часовня с необычным названием «Quo vadis?». Согласно преданию, Петр, убегая из Рима от преследований, увидел на Аппиевой дороге Христа. «Куда ты идешь?» - спросил Петр Христа. «Я иду в Рим, чтобы быть распятым вторично», - ответил Иисус. После этого он исчез, а Петр вернулся в Рим, где и был казнен. Кроме этой значимой часовни, вдоль Аппиевой дороги находятся многочисленные памятники и надгробия. Быть захороненным на Аппиевой дороге считалось престижным.

Среди других знаменитых дорог Италии, которые начинаются в Риме, можно назвать следующие дороги. Это дорога Аурелия (Via Aurelia), сооруженная в 241 году до новой эры, шедшая вдоль западного побережья Италии вплоть до Франции. Дорога Кассия (Via Cassia) соединяла Рим с севером Италии через Сиену и Флоренцию. Дорога Фламиния (Via Flaminia) выходила к Адриатике в районе Римини. Дорога Салария (Via Salaria) шла к Адриатическому морю, но южнее.

Всем известна поговорка: Все дороги ведут в Рим. И действительно, Рим на карте выглядит как своего рода спрут, который раскинул свои длинные щупальца во все стороны европейского континента. Из Рима отправлялись легионы завоевывать новые земли, неся с собой римскую культуру. С V-VI веков в Рим устремились многочисленные паломники. И в этой связи необходимо назвать еще одну древнюю дорогу, которую уже трудно найти и на карте и в реальности. Это дорога называется Франчиджена (Via Francigiena, или как ее еще называли Via Romea). По этой дороге паломники стремились в Рим прикоснуться к христианским святыням, эта дорога связала новообращенные народы с главными святынями христианства. Общая протяженность дороги составляла 1600 километров. Дорога проходила через горные перевалы и населенные пункты. Паломники шли по ней пешком группами и поодиночке. Итальянские города, выросшие на дороге Франчиджена, сохранились нетронутыми в своей средневековой красе, находятся в живописных местах, часто на высоких холмах, с которых видны знаменитые итальянские пейзажи.

Такова история древнейших итальянских дорог, отражающая определенный квант лингвострановедческого знания об Италии и итальянском менталитете. Однако любовь к дорогам в Италии не ушла в прошлое. Дорог в Италии очень много, они все асфальтированные, гладкие, спрямленные тоннелями и мостами, что довольно сложно в условиях преобладания гористой местности. При этом имена имеют не только дороги, но и мосты, и тоннели на этих дорогах. Все это, безусловно, отражает особое личное отношение итальянцев к дорогам в своей стране.

Переходя от описания физической картины мира итальянских дорог к языковой картине мира, отметим, что национальная специфика концепта «via», характеризующая идиоэтничность итальянской национальной концептосферы реализуется, прежде всего, во фразеологизмах.

Наиболее ближайшие значения слова «via» путь, дорога, улица имеют следующие устойчивые сочетания: Via Appia — Аппиева дорога, via lastricata — мощёная улица, via alberata — бульвар, via fluviale — речной путь, via marittima — морской путь, vie di comunicazione — пути сообщения, vie traverse — окольные пути, a mezza via — на полпути, aprire la via — открыть путь, проложить дорогу; mettersi in via — пуститься в путь; scegliere un'altra via — избрать другой путь.

В качестве переносного употребления указанных значений будет умеренное направление (напр. в политике), компромисс, которое выражается в устойчивых сочетаниях terza via — terzo - золотая середина; non c'è via di mezzo — середины не дано.

Перечисленные значения от слова «via» находят свое отражение в словопроизводстве от «via»: viabilita – проходимость дорог, дорожная сеть, viadotto - виадук, viaggio – путешествие, viale – проспект, бульвар, viandante - путник, viaria – дорожные расходы и другие.

Производными от основных значений слова «via» (путь, дорога, улица) будут значения причина, средство, способ; проход, проезд, канал. Эти значениятакже имеют серии устойчивых сочетаний и производных слов.

Не останавливаясь фразеологизмах указанных производных значений, отметим, что языковая картина мира отражается в концепте не только через полнозначные слова и фразеологизмы, но и через междометия и служебные слова. Так, одним из наиболее отдаленных значений слова «via» будет значение прочь, другим – междометие ну, третьим – значение предлога на. Например, andate via! - убирайтесь прочь! ma va' via! — да брось ты...!; будет тебе...! su via! — ну давай! ; via così — так держать! via! — ну!; via, coraggio!; via, animo! — мужайся!; tre via tre (fa) nove — три (помножить) на три (трижды три) – девять.

Еще более актуально для лингвострановедческого исследования того или иного концепта – его актуализация в паремиях или через паремии. Для концепта «via» это могут быть следующие паремии: le vie della provvidenza sono infinite — неисповедимы пути Господни; la Via Crucis — крестный, путь, страдания, мучения; la Via Lattea — Млечный Путь; chi lascia la via vecchia per la nuova sa quel che lascia e non sa quel che trova — кто за новым гонится, тот часто обманывается. Последняя поговорка в русской языковой картине мира встречается в виде образного выражения сменить шило на мыло.

Список литературы

  1. Корнилов, О.А. Языковые картины мира как производные национальных менталитетов [Текст] / О.А. Корнилов. – М.: ЧеРо, 2003. – 348 с.

  2. Кубрякова, Е.С. и др. Краткий словарь когнитивных терминов [Текст] / Е.С Кубрякова, – М., 1996. – 245 с.

  3. Маслова, В.А. Когнитивная лингвистика [Текст] / В.А. Маслова. – М.: «ТетраСистемс», 2005. – 255 с.

  4. Павловская, А.В. Италия и итальянцы [Текст] / А.В. Павловская. - М., 2006. – 365 с.

  5. Попова, З.Д., Стернин, И.А. Понятие «концепт» в лингвистических исследованиях [Текст] / З.Д. Попова, И.А. Стернин. - Воронеж, 1999.

Л.П.Борисова

Якутск, Россия

КОНЦЕПТУАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ЛЕКСЕМЫ “СУСТАВ”

(на материале якутских эпических текстов)

В этой работе мы постараемся выявить те смыслы, которые несет лексема сүhүөх ‘сустав’ в якутских эпических текстах – олонхо. Имя сүhүөх имеет два типа употребления: во-первых, это собственно часть тела: суставы ног, коленный сустав; во-вторых, в метонимическом употреблении данное слово является заместителем обозначения человека. Частота слова сүhүөх в первом значении в несколько раз больше, чем во втором. Согласно мифологической анатомии, суставы не только обеспечивали сочленение, надежную связь всего костяка. Что не менее важно, они обеспечивали возможность упорядоченного движения, роста, развития – всех тех функций, которые были привилегиями мира живых [Традиционное мировоззрение тюрков 1989: 64-65]. В мифопоэтическом сознании люди Среднего мира по замыслу божеств айыы были сотворены:

  • с ‘гнущимися суставами’: икки атахтаахтар, бокуйар сөhүөхтээхдвуногие [людишки] со сгибающимися суставами [КД: 973-974];

  • с ‘водяными суставами’, т.е. с гибкими суставами: эбэ хотун эбэбэрбогуйаруу сүhүөхтээх туман урааҥхай дугуйуо суох эбэтэҕин не такая ты, бабушка-госпожа, чтобы посмели к тебе прикоснуться ноги многочисленных уранхайцев, имеющих сукровицу в суставах [КХКК: 4763-4766];

  • с легкими суставами: унньаххай санаалаах, уhаты уллуҥахтаах, улаан ньуурдаах,уу дугуй(дугуй иметь легкую походку; ходить, как бы едва касаясь ногами земли [ЯРС: 118])сөhүөхтээхурааҥхай богдолорун да! с тягуче-долгими мыслями, с продольными ступнями, со светлыми лицами, с водянисто-гибкими суставами [КД: 1509-1513].

Итак, выделяется ряд релевантных признаковсүhүөх, которые являются маркёрами, позволяющими отличить человека племени айыы аймага от их противников - абаасы. Атрибутивные определения характеризуют в первую очередь отдельные физические параметры суставов.

В эпосе данный орган подвергается различного рода косвенным оценкам. Так, мелиоративная оценка суставов, метонимически обозначающих людей, представлена заимствованной из русского языка лексемой “щеголь”: Босхоҥоллой Мүлгүн атахтаах гиэнэ атамаана, сүhүөхтээх гиэнэ сүөгэлэ(букв. щеголь из всех, имеющих суставы), уҥуохтаах гиэнэ көнөтө, ыадаҥнаан, киэптэҥнээн, киhи аҕай оҕото буолан хаалбыт увидели, что Босхонголлой Мюльгюн стал самым красивым из всех, [ходящих на] ногах, самым гибким из всех, имеющих суставы, самым стройным из всех, имеющих [прямой] стан; степенный и дородный, он, оказывается, наилучший из детей человеческих [КХКК: 10871-10876]. Для выражения оценочной характеристики с неодобрительным оттенком значения используется сравнение суставов с “повисшей дождевой каплей на древесном листе” (сүдүрүүн), которое проецируется в сфере особенностей поведения человека. В основе сравнения лежит признак неустойчивости, непостоянства, что характеризует человека, как непоседу, шалопая: Бу баhын аҥара маҥан ньымалаҥдьыртаҕар суруу-дьаалы… силлээбит силиҥ сиргэ түспэтэх сиргидэх, санаабыт санааҥ чанчыгын аhыгар тиийбэтэх саҥа садьык, сүмэ сирэй,сүдүрүүн сүhүөх Экая белокожая, белолицая, бестолковая… Ишь, заторопилась негодница, чей плевок до земли не доходит! Отъявленная мерзавка, бестия продувная со смазливенькой рожей, чьи мысли не достигают и волос на висках [КХКК: 4558-4564].

Если рассматривать функции, объективно присущие денотату соматизма сүhүөх, то к ним относятся:

  • функция передвижения (сүhуөх Instrumentalis): толоонун куула саҕатыттан абааhы бухатыыра, сүhүөҕунэн хааман, бокулуон ууран, быhа лабыйан, билиги Босхоҥоллой Мүлгүн араҥаhын анныгар тиийэ мүккүйэн кэллэ начиная с северной опушки [леса] богатырь абаасы полз на коленях, непрестанно отбивал поклоны; С трудом дополз он до основания арангаса Босхонголлой Мюльгюна [КХКК: 8218-8224];

  • функция ношения (сүhуөх Instrumentalis): атаҕынан айгыстан, тилэҕинэн тиэстэн,сүhүөҕунэн сүктэн(от cүк носить кого-л. на плечах или на спине) бэйэтэ айаннаан кэллэҕинэ важно ступая, перебирая пятками, приседая в коленях, сама прибуду туда [КХКК: 614-617];

  • функция опоры (сүhуөх Locativ), ср.: тойон киhи сүhүөҕэр тулуйан турбат(букв. не устоит на своих суставах) тоҕус дорҕоон этиҥэ этэн ньириhийдэ грянули девять раскатистых громов, перед которыми не устоит – дрогнет суставамидаже почтенный господин [КХКК: 10043-10044]; былыр былыргыттансүhүөҕун үрдүгэр богуйар (букв. сгибается на своих суставах), туран эрэн ииктиир – бука барыта биhиэхэ бэргэhэтин устан уҥэн хоҥкуйар дьоно этибит испокон веков все, кто стоя мочится, у кого колени сгибаются, - все до единого, сняв шапки и [в коленях] ноги сгибая, нам кланялись [КХКК: 2306-2311].

В основной жанровой ситуации олонхо – схватке богатырей – суставы являются зримым выражением состояния жизненной силы, что объективируетсяпредикатами движения: кэтэҕэ биирдэ да титир гымматасүhүөҕэ биирдэ да долгус гыммата(букв. суставы ни разу не дрогнули) даже не дернулась голова ее, не подогнулись колени [КХКК: 1256-1257]; түөстээх туҥнэстибит, сүhүөхтээх бүдүрүйбүт(букв. имеющие суставы споткнулись) сильные грудью сокрушены были, твердые в суставах – сломлены были [КД: 3187-3182].

В то же время функция, приписываемая данной части тела согласно культурной системе данной языковой общности, заключается в том, что в составе постоянной формулы лексема сүhүөх является показателем волевой сферы человека, характеризующей силу, проявление стойкости. Когда якут отправляется в дорогу, то родители или родственники благословляют его словами: “Переднею ногою не спотыкайся, заднею не запинайся! Суставами не спотыкайся (Сүhүөххүнэн бүдьүрүйүмэ)” [Худяков 1969: 138].

Символическая функция суставов заключается в ритуальном коленопреклонении: сүhүөхтээх бэйэм сүгүрүйэбин я, суставы имеющий, перед вами колени преклоняю [КД: 1325].

Суставы рук и ног, как и темя, плечо, являются дистальными точками, “входами” в тело, ср.: Күнүм дьоно, чэйиҥ эрэ! Төбөм оройугар, түөрт сүhүөхпэр айыым көй сырыалын түhэрэн кулуҥ! Солнечные мои люди, нуте-ка! Спустите, бросьте на мое темя, на мои суставы множество сияний моего господа! [Худяков 1969: 330].

Концепт сүhүөх ‘сустав’ относительно частотен, хотя и не относится к числу доминирующих лексем соматической лексики. Вариативность эпитетов, характеризующих данную лексему, свидетельствует о значимости данного соматизма при описании внешнего облика человека. Глагольные связи выявляют функциональное назначение органа. Кроме названных идеографических сфер (атрибут внешности, физическая деятельность) концепт сүhүөх заполняет сферу особенностей поведения и волевую сферу человека.

Список литературы

1. Традиционное мировоззрение тюрков Южной Сибири. Человек. Общество [Текст] / Львова Э.Л., Октябрьская И.В., Сагалаев А.М., Усманова М.С. – Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1989. – 243 с.

2. Кыыс Дэбилийэ: Якутский героический эпос [Текст]. – Новосибирск: ВО “Наука”. Сибирская издательская фирма, 1993. – 330 с. – (Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока).

3. Куруубай хааннаах Кулун Куллустуур (Строптивый Кулун Куллустуур): Якутские олонхо [Текст] / Сказитель И.Г. Тимофеев-Теплоухов; Зап. В.Н. Васильева; Пер. А.А. Попова, И.В. Пухова // Эпос народов СССР. – М.: Гл. редакция восточной литературы, 1985. – 607 с.

4. Худяков, И.А. Краткое описание Верхоянского округа [Текст] / И.А. Худяков. – Ленинград: Изд-во “Наука” ЛО, 1969. - 438 с.

5. Якутско-русский словарь [Текст] / Под ред. П.А. Слепцова. – М.: Издательство “Советская энциклопедия”, 1972. – 608 с.

Е.Н. Бочарова

Белгород, Россия

КОНЦЕПТ ГЛУПОСТЬ В СОСТАВЕ КОНЦЕПТОСФЕРЫ ЧЕЛОВЕК

В настоящее время для лингвистики характерна тенденция к изучению языковых явлений в когнитивном аспекте, в русле антропологической парадигмы.

Необходимо признать, что классическую формулировку антропоцентризм обретает в знаменитой формуле древнегреческого философа Протагора «человек есть мера всех вещей». Идея создания науки о языке на антропологических началах принадлежит В.Гумбольдту. Им впервые была сформулирована мысль о том, что язык является конститутивным свойством человека. Гумбольдт был убежден, что «посредством языка можно обозреть самые высшие и глубокие сферы человека, а также все многообразие мира» [Гумбольдт 1984: 6].

В современной лингвистике идея антропоцентричности является ключевой. Осмысление сущности человека, определение его места в мире, его внутренний мир оказывается в центре пристального внимания лингвистов. Нельзя не признать тот факт, что человек является одним из самых трудных и интересных объектов исследования в силу сложнейшего переплетения в нем культурных, социальных, психологических свойств. Человек не может быть рассмотрен вне его мира, так как он сам представляет собой целый мир и одновременно является его частицей. По мнению О.Г. Почепцова под миром необходимо понимать не только окружающий человека мир, но и мир, создаваемый человеком и нередко в большей части своего объема прекращающий свое существование, когда исчезает его создатель и носитель- человек, то есть мир речевых действий и его состояний [Почепцов 1990: 111]. В.А. Москович полагает, что, человек является и субъектом и носителем целостной картины мира. Одновременно человек представляет ее фрагмент и, постигая и отражая мир в концептуальной системе сознания и в языке, постигает и отражает самого себя [Москович 1971: 263].

Определение сущности человека, предложенное Ю.Д. Апресяном, является достаточно интересным. Он дает представление об «устройстве человека», его «образе» в языковой картине мира. Ю.Д. Апресян рассматривает человека как динамическое, деятельное существо, выполняющее три различных типа действий. Таковыми являются физические, интеллектуальные и речевые действия. Для человека характерны состояния восприятия, желания, знания, мнения, эмоций т.п. Важным является то, что он определенным образом реагирует на внешние и внутренние воздействия [Апресян 1995: 37-40].

Ввиду того, что исследование процессов концептуализации человеком внешнего и внутреннего по отношению к нему мира является одним из основных направлений антропоцентрической парадигмы в языкознании, концепт «человек», несомненно, может быть отнесен к числу универсальных. В обыденной картине мира данный концепт является ключевым. Согласно функционально- когнитивному словарю В.И. Убийко, концепт “человек” является интегрирующим суперконцептом в концептосфере языка [Убийко 1998]. Автор данного словаря представляет комплексное описание вербальной репрезентации концептов, отражающих концептосферу внутреннего мира человека. Рассмотрение концептосферы в лексикографическом плане в виде функционально - когнитивного словаря, который показывает разнообразные варианты вербального представления концептов, а также многомерные аспекты взаимодействия между ними, является основной заслугой автора.

По определению З. Д. Поповой и И.А. Стернина концептосфера - это упорядоченная совокупность концептов народа, информационная база мышления. Очевидно, что концепты не существуют изолированно. Проблема взаимоотношения, взаимопроникновения и взаимовлияния концептов на сегодняшний день является достаточно актуальной. По определенным своим признакам концепты вступают в отношения сходства и различия внутри системы и иерархии с другими концептами [Попова, Стернин 2006].



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Слово высказывание текст в когнитивном прагматическом и культурологическом аспектах

    Сборник статей
    ... , Н.В. Функционирование метафоры в научно-техническом тексте [Текст] / Н.В. Грин // Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическомаспектах: Материалы II Междунар. науч. конф ...
  2. Слово высказывание текст в когнитивном прагматическом и культурологическом аспектах (2)

    Сборник статей
    ... организация «Российская ассоциация лингвистов-когнитологов» Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическомаспектах Сборник статей участников IV международной ...
  3. Слово высказывание текст в когнитивном прагматическом и культурологическом аспектах (3)

    Сборник статей
    ... организация «Российская ассоциация лингвистов-когнитологов» Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическомаспектах Сборник статей участников IV международной ...
  4. Ковлакас елена федоровна особенности формирования топонимической картины мира лексико-прагматический и этнокультурный аспекты

    Автореферат диссертации
    ... Международной научной конференции: «Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическомаспектах». Челябинск: ООО «Издательство РЕКПОЛ», 2008. С. 134– ...
  5. Ковлакас елена федоровна особенности формирования топонимической картины мира лексико-прагматический и этнокультурный аспекты

    Автореферат диссертации
    ... Международной научной конференции: «Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическомаспектах». Челябинск: ООО «Издательство РЕКПОЛ», 2008. С. 134– ...

Другие похожие документы..