textarchive.ru

Главная > Сборник статей


Е.А.Анисимова, К.В.Вербова

Гродно, Беларусь

СОДЕРЖАНИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ СТУДЕНТОВ

О СВОЕМ И ЧУЖОМ ЭТНОСЕ

Стереотипные представления о своем/чужом этносе находят свое эксплицитное или имплицитное воплощение в языке. Изучение лексических значений в характеристиках, отражающих образ себя и другого, представляется важным как для выявления механизмов языка, так и для уточнения представлений о фрагменте языковой картины мира, особенно при совместном проживании нескольких наций.

Материалом исследования выступили вербализованные ассоциации, полученные в ходе направленного ассоциативного эксперимента. В эксперименте участвовало 162 студента ГрГУ (Гродно) и БГУ(Минск) – белорусы, русские и поляки. Всего получено 2410 релевантных реакций-прилагательных на слова-стимулы «белорус», «русский», «поляк». На первом этапе исследования вербальные ассоциаты были объединены в ряды синонимов и квазисинонимов, а затем (по общекатегориальному признаку) – в лексико-семантические группы (ЛСГ). Состав каждой ЛСГ был подвергнут количественно-качественному анализу, в результате которого определены ядерные и периферийные зоны, выявлены семантические связи между лексемами внутри групп и отдельными ЛСГ, обнаружены скрытые коннотации слов-характеристик. Для синтезирования ведущих признаков стереотипа каждой этнической группы использовалась контентно-аналитическая процедура, предложенная И.М.Кобозевой [Кобозева. 1995:102.], заключающаяся в выделении единого дескриптора из рядов синонимов и квазисинонимов. В результате установления семантических связей между полученными дескрипторами различных ЛСГ определялась обобщенная характеристика – ядерная часть исследуемых этностереотипов.

Полученные данные позволили составить достаточно согласованные стереотипные портреты типичных представителей исследуемых национальных групп. Особенно отчетливо тенденция согласованности стереотипных представлений обнаруживается в содержании автостереотипов, создающих благополучный образ собственной национальной группы.

При подборе дескрипторов к автостереотипу белоруса определяющими и интегрирующими стали многочисленные синонимы и квазисинонимы доминанты добрый; далее по убывающей дескрипторы: трудолюбивый,толерантный, веселый, самоуглубленно-спокойный. Определяя смысловую доминанту дескрипторов добрый и толерантный, отражающих отношение к другим людям, выделили стержневое характерологическое свойство – хороший, нравственный, которое объединяет большую часть полученных реакций и выступает как мотивирующие для других характеристик.

В автостереотипе русских студентов доминирующее положительное отношение к другому человеку представлено дескриптором душевно-гостеприимный. Положительные характеристики русских по отношению к труду незначительны. Отличительной особенностью автостереотипных представлений русских студентов является наличие целого ряда лексем с семантикой исключительности (великий, сильный, непобедимый). Обобщение частотных сем в слова-дескрипторы позволило составить следующий портрет русского: душевно-гостеприимный, сильный духом, неунывающий, способный трудиться, хотя часто ленивый.

Для автостереотипа поляка также характерно преобладание дескриптора добрый. Большинство прилагательных имеет сему со значением эмоционального отношения к другим людям: сочувствие, сопереживание. Особо выделяется ЛСГ, характеризующая образовательно-культурный облик поляка. Следующей по количеству компонентов является ЛСГ слов, характеризующих отношение к себе с дескриптором гордый. В ЛСГ, определяющей отношение к труду, доминирует характеристика предприимчивость. Только студенты-поляки выделили у представителей своей национальности ряд характеристик, мотивирующих деятельность: стремится к лучшей жизни, думающийо будущем, целеустремленный. Объединив дескрипторы основных ЛСГ, можно предложить следующий обобщенный образ поляка в автостереотипных представлениях: добрый, гордый, образованный, предприимчивый.

Создавая в целом положительный образ собственной национальной группы, студенты в отдельных случаях проявляли критичность к определенным качествам своей национальной группы. Среди негативных коммуникативных качеств своей нации студенты-белорусы отмечают: невежливый, равнодушный, агрессивный; поляки выделяют такие характеристики как нудный, злой, суетливый, скрытный, скупой, жадный. Русские студенты наиболее негативно оценивают отношение представителей своей национальности к труду, отмечая лень как самую распространенную черту.

Критичностью и пристрастностью, которая проявляется в выявлении отрицательных черт у представителей других национальностей и в увеличении полярных характеристик по одному и тому же признаку, характеризуется содержание гетеростереотипов.

В гетерохарактеристиках русских студентов последовательность выделенных дескрипторов, определяющих белоруса, выглядит следующим образом: добрыйтерпеливый, спокойный, трудолюбивый, простодушный. Обращает на себя внимание дополнительная коннотация в оценке содержания выделенных дескрипторов: терпеливый ((все терпящий, зависимый, затюканный, угнетенный), спокойный (тихий, незаметный, скромный, пассивный, нерешительный, боязливый), трудолюбивый (усердный, работящий, исполнительный, экономный, бережливый), простодушный, (простой, доверчивый). Особенно отчетливо дополнительные смыслы проявляются в результате лексической декомпозиции выделенных слов-дескрипторов, обнаруживая общие для них семы, связанные со смысловой доминантой: принимающий все, примирившийся с существующим. Так, терпеливый свидетельствует о безропотном перенесении чего-то нежелательного. Свойство, стоящее за дескриптором простодушный, выводится из свойства бесхитростно-простодушный, наивно-доверчивый, характеристика спокойный (ведущий себятихо, не беспокоящий) – из свойства принимающий все, примирившийся с существующим. Выделенный интегральный компонент имеет явное количественное преимущество и может рассматриваться как основной признак исследуемого стереотипного представления о белорусе, имеющий мотивирующее значение для других характеристик.

Содержание и последовательность расположения дескрипторов в гетерохарактеристиках типичного белоруса, данных студентами-поляками, выглядит следующим образом: добрый, нерешительный, трудолюбивый, бедный, несчастный, веселый. Представляется возможным установить причинно-следственную смысловую доминанту для дескрипторов терпеливый и бедныйничего не делающий для того, чтобы жить лучше. И хотя эта оценочная тенденция не имеет ярко выраженной отрицательной коннотации и не доминирует количественно, она все же создает некоторое когнитивное несоответствие в восприятии белоруса поляками: добрый, трудолюбивый, но социально пассивный. В качестве обобщающей характеристики данных геторостереотипов можно предложить следующую: белорусы добры, но терпеливы и бездейственны, а потому – бедны и несчастны.

В представлениях студентов-белорусов о типичном русском доминируют характеристики, выражающие отношение к другому человеку. В силу преобладания положительной оценки для данного блока выбран дескриптор – гостеприимно-дружелюбный. Синонимический ряд с доминантой энергичный (активный, сильный, целеустремленный) имеет пересечения с отрицательно коннотированными прилагательными: безрассудный, буйный, задиристый. Дескрипторы этих ЛСГ могут быть представлены как жизнерадостный, рискованный, энергичный. Отношение к труду русских в гетеростереотипах белорусских студентов представлено оксюмороном трудолюбиво-ленивый; интеллектуальные качества – характеристиками умный, мудрый, философствующий. Группу пристрастий составляет традиционное определение пьющий. Обобщенный портрет русского глазами белорусских студентов выглядит следующим образом: гостеприимно-дружелюбный, жизнерадостный, рискованно-энергичный, трудолюбиво-ленивый, умный, но пьющий.

Студенты-поляки выделяют прежде всего эмоциональные и коммуникативные качества типичного русского. Дескрипторы этих ЛСГ гостеприимный, веселый, спонтанный. Указанные характеристики дополняются дескриптором настойчивый.

В представлениях белорусских студентов о поляках наибольшую наполняемость имеет ЛСГ личностных характеристик, в которых преобладают прилагательные с дифференциальной семой – «выгода для себя, расчет». Семантическая доминанта – расчетливый. Названная доминанта имеет семантические пересечения с ЛСГ характеристик интеллекта: хитрый, умный, рациональный, находчивый. Смысловой центр ЛСГ рефлексивных качеств представлен дескриптором гордо-надменный. В ЛСГ, характеризующей отношение поляка к другим людям, имеются слова не только с положительной, но и с отрицательной коннотацией, что позволяет выделить дескриптор вежливо-недоброжелательный. ЛСГ, содержащая прилагательные-характеристики культурного облика поляка, не имеет аналогов при характеристике других этносов: культурный, утонченный, элегантный, европейский, аристократичный. Дескриптор – культурный. Стереотипное представление белорусских студентов о поляке содержитинтегральные компоненты: расчетливый, гордо-надменный, вежливо-недоброжелательный, культурный.

В стереотипных представлениях русских студентов о поляках доминирует характеризующая отношение поляков к другим людям ЛСГ с преобладанием характеристик «вежливый, соблюдающий правила приличия». В отрицательных характеристиках доминирует значение «ненадежный». Характеристики ЛСГ представлены дескриптором высокомерный. ЛСГ слов с характеристиками по труду представлены дескриптором деловито-изворотливый. Дескрипторы стереотипных представлений русских студентов о поляках: вежливый, высокомерный, деловито-изворотливый.

Проведенный анализ показывает множественные пересечения и совпадения содержания авто- и гетерохарактеристик, составляющих содержание стереотипов белорусов, русских и поляков, что свидетельствует об истинности составленных представлений. Национальный стереотип отражает объективную реальность взаимодействия между белорусами, русскими и поляками, а главное, отношения между ними.

Список литературы

1. Кобозева, И.М. Немец, англичанин, француз и русский: выявление стереотипов национальных характеров через анализ коннотаций этнонимов [Текст] / И.М. Кобозева // Вестник Московского университета. Сер. Филология. – 1995. - № 3. - С. 102–116.

Л.В. Антонова

Стерлитамак, Россия

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ КОНЦЕПТА

Проблема изучения культурного пространства того или иного лингвокультурного сообщества (ЛКС) сквозь призму языка относится к сфере актуальной проблематики. Нами была предпринята попытка интерпретации содержания языковых категорий в рамках когнитивного и лингвокультурологического (ЛК) подходов, так как концептуальный статус того или иного явления позволяет понять, как происходит его осмысление в сознании носителя языка. Когнитивная наука, поставив вопрос о категоризации познавательной деятельности человека, выбрала в качестве основной единицы исследований понятие «концепт», не отказываясь при этом от понятия «категория».

Лингвокультурный концепт выступает той структурой сознания, в которой фиксируются ценности ЛКС. С этой целью был проведен ЛК анализ категории модальности возможности с применением когнитивного инструментария, позволяющего «дешифровать информацию культурологического плана, отражающую этнокультурную специфику языковых единиц» [Иванова 2004: 131]. В качестве методологической основы исследования был выбран антропологический принцип, который позволит теоретически связать разнообразные моменты бытия языка, которые при других подходах изучались изолированно или вообще исключались из области научного рассмотрения. Как известно, направление исследования от языка к культуре требует глубокого анализа языкового материала, относящегося к различным стратумам языковой системы, а также изучение экстралингвистических параметров с тем, чтобы составить выводы относительно языкового и речевого менталитета носителей данного языка [Иванова 2004: 63]. В основу предпринятого исследования положена гипотеза о том, что выражаемая разноуровневыми языковыми единицами категория ВОЗМОЖНОСТЬ является лингвокультурным концептом и, соответственно, имеет понятийные, ценностные и образные характеристики, что предполагает ее лингво-культурную специфику.

Категория понимается нами как рубрика опыта, обобщенного в ходе познавательной деятельности человека, образуемая путем группировки признаков, соотносимых с принадлежащими ей объектами. Представляется, что категория тесно связана с образованием концепта, который возникает в процессе построения информации в виде пучка признаков как реального, так и воображаемого мира и соответствует «идеальному объекту категории». Концепт способен «представлять в обобщенном виде познанные человеком явления и свойства окружающей действительности и обеспечивать потребность речемыслительного процесса» [Гафарова, Кильдибекова 1998: 29; Телия 1996; Шафиков 2004: 13]. В когнитивном плане концепт представляет собой индивидуально-личностные смысловые образования, замещающие соответствующие значения, объективно закрепленные в коллективном сознании и зафиксированные в авторитетных источниках [Фрумкина 1991]. Концепт, вербализуя свой содержательный потенциал, получает специальные языковые средства своей фиксации, которые вместе взятые образуют семантическую категорию. От того, какие единицы входят в данную категорию, зависит тип когнитивного моделирования языковой категории. С точки зрения когнитивной науки когнитивные модели являются основанием языковых категорий. Так, по результатам исследования, выражаемая лексико-грамматическими средствами современного английского языка, ВОЗМОЖНОСТЬ – это кластерная категория, т.е. сложное пересечение нескольких подкатегорий: POSSIBILITY,OPPORTUNITY,LIKELIHOOD, CHANCE,воспринимаемые как варианты центрального понятия и являющиеся конвенциональными для данного сообщества. Центральный случай, ядро исследуемой категории, объективируется лексемой possible.

Термин «концепт ВОЗМОЖНОСТЬ» представляется целесообразным ввести в связи с широкой языковой развернутостью одноименной категории ВОЗМОЖНОСТЬ, что предполагает ее дальнейшую концептуализацию для носителей языка. Закрепление за возможностью концептуального статуса позволяет увидеть и понять нечто большее, чем то, что принадлежит понятию возможность, так как концепт «предполагает культурный фон, «культурологическую подоплеку», которую бывает сложно вычленить из семантической структуры» [Иванова 2004: 92], а оперирование категорией понятия в классическом, «безобразном» представлении оказывается явно недостаточным [Бабушкин 1996: 12].

По результатам исследования в английском языке категория модальности возможности представлена развернуто, являясь «отразителем» таких доминант, как активность субъекта, стремление контролировать судьбу, относительная контролируемость чувств, некатегоричность моральных суждений. Исследование показало, что лингвокультурологический анализ детализирует и обогащает традиционное лингвистическое описание изучаемого объекта, позволяя найти корреляции между ценностями лингвокультурного сообщества и языковыми единицами, реализующими данный концепт.

Список литературы

  1. Бабушкин, А.П. Типы концептов в лексико-фразеологической семантике языка [Текст] / А.П. Бабушкин. - Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 1996. – 104 с.

  2. Гафарова, Г.В., Кильдибекова, Т.А. Когнитивные аспекты лексической системы языка [Текст] / Г.В.Гафарова, Т.А. Кильдибекова. - Уфа, Изд-во Башкирск. ун-та, 1998. – 182 с.

  3. Иванова, С.В. Лингвокультурология и лингвокогнитология: сопряжение парадигм [Текст] / С.В.Иванова: Учебное пособие. – Уфа: РИО БашГУ, 2004. – 152 с.

  4. Телия, В.Н. Русская фразеология. Семантический и лингвокультурологический аспекты [Текст] / В.Н. Телия. – М.: Школа «Языки русской культуры», 1996. – 288 с.

  5. Шафиков, С.Г. Типология лексических систем и лексико-семантических универсалий [Текст] / С.Г. Шафиков: Монография. – Уфа: РИО БашГУ, 2004. – 238 с.

Л.И. Антропова

Магнитогорск, Россия

СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ЯЗЫКИ ОБЩЕНИЯ КАК ОТРАЖЕНИЕ

ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЫ МИРА

Во второй половине XX века возникает и развивается идея о том, что картина мира, которую можно назвать знанием о мире лежит в основе индивидуального и общественного сознания. Человек стремится адекватным способом отразить языковую картину мира. Для этой цели он может использовать разные социокультурные языки общения. И если носителем языка употребляется конкретно какая-то она форма существования языка, то все другие его формы потенциально присутствуют в подсознании и в любой момент могут быть реализованы.

Функциональная нагрузка и коммуникативный потенциал форм существования определяются социолингвистическими, социокоммуникативными и культурными факторами, ориентированными на сохранение национальных традиций и отражения современной языковой картины мира. В этом особенность специфики функционирования разных национальных языков, которые на протяжении столетий сохраняют диалектные элементы.

Разнообразие социокультурных языков общения, функционирующих в условиях унилингвальной языковой ситуации, способствует интенсивному взаимодействию языков и тенденции распространения культурного многообразия. Это обусловлено нестрогим соблюдением норм и правил, предписанных кодификацией, хотя функция литературного языка как общего государственного языка сохраняется. Все другие, функционирующие в языковой ситуации социокультурные языки, коммуникативно пригодны, социально престижны и развиваются дальше, о чем свидетельствует проведенный анализ форм существования современного немецкого языка.

Структурно-функциональные особенности выделенных форм существования немецкого языка дают основание рассматривать их как самодостаточные языковые формы со своими типовыми ситуациями общения и своим набором языковых средств на всех уровнях (фонетики, морфологии, синтаксиса, лексики), отличающихся от кодифицированного литературного языка. Устные разговорные внелитературные формы существования языка, сохранившие сильную привязанность к местности и языковую традицию, отличаются друг от друга фонетическими, морфологическими и лексическими особенностями и отличаются также синтаксисом высказываний, направленного на языковую и речевую экономию (нарушение рамочной глагольной конструкции, эллипсисы, различные повторы и пр.). Что касается фонетики, то выявленная в работе дифференциация по формам существования современного немецкого языка свидетельствует о том, что устный немецкий язык располагает большими возможностями в реализации гласных, что приводит к появлению нескольких произносительных вариантов, отражающих сложную языковую картину: [by:nq] / [bYnq] ← Birne ‘груша’, [ky:çq] / [kY:çq] ← Kirche ‘церковь’, [o:$qn] / [ã:xq] ← Augen ‘глаза’, KürscheKirsche ‘вишня’, и ведет к широкому варьированию слов: immer [Imз], [Imqx], [Imq], [mq], [Ymq] ‘всегда’; Wege / Weeje / Wääche ‘дороги’; genug / jenug / jenuch ‘достаточно’ и особенностей морфолого-синтаксического построения высказывания. В морфологии и синтаксисе это свобода действий морфологических и синтаксических структур с высокой вариативностью порядка слов – наличие характерных для немецкой разговорной речи глагольных недвусоставных предложений, состоящих из одного глагола, подлежащего или прилагательного. В структуре высказываний, особенно при повторах, происходит замена на более простую в морфологическом отношении форму (Ich muß arbeiten. – Arbeiten? ‘Я должен работать. – Работать?’).

Изучив основу выделения форм существования языка на примере современного немецкого – разные ситуации речевого общения, носителей кодифицированного литературного языка – , мы пришли к выводу, что в Германии даже вполне образованные лица сохраняют фонетические особенности общерегиональных обиходно-разговорных языков. В области вокализма обычной чертой, не нарушающей уровень культуры носителя, является краткость долгих гласных, а в области консонантизма – долгота согласных, сохранение фрикативного g ← [$], озвончение глухих согласных p, t, k ← ,, и оглушение b, d, g ← , , . Такие элементы проникают на современном этапе и в немецкий кодифицированный литературный язык. Дифференцированность языка отмечена и в области морфологии и синтаксиса, что активно использовано в работе при разграничении различных коммуникативных ситуаций. Можно сделать вывод о том, что устный немецкий язык в фонетике, морфологии и синтаксисе стимулирует тенденции к их вариативности. Что касается морфологии, то здесь отмечен целый ряд вариативных морфологических явлений. Хорошо образованный немец, житель города, носитель литературного языка, хорошо владеющий нормами литературного языка в области морфологии и синтаксиса, при переходе на обиходно-разговорный язык не соблюдает их, поэтому немецкие обиходно-разговорные языки являются удобным средством общения в разных коммуникативных ситуациях.

Один и тот же носитель кодифицированного литературного языка в зависимости от официальной, полуофициальной, неофициальной, близкой и привычной ситуации общения (в регионе, городе) может употреблять ту или иную форму существования языка. Только носитель литературного языка может выбирать разные формы существования языка в силу своего образования, так как он владеет коммуникативной компетенцией и коммуникативными нормами, которые, однако, социолингвистикой недостаточно изучены и описаны, чтобы установить взаимосвязь между имеющимися языковыми средствами и коммуникативными ситуациями.

Носители кодифицированного литературного языка отличаются от лиц, пользующихся другими формами существования языка (общерегиональный обиходно-разговорный язык, городской обиходно-разговорный язык, территориальный диалект). Носитель языка без среднего образования в отличие от носителя языка с высшим и средним образованием владеет городским обиходно-разговорным языком и территориальным диалектом.

У носителя кодифицированного литературного языка и у носителя языка без среднего образования есть одна общая языковая разновидность – городской обиходно-разговорный язык и территориальный диалект.

Проведенное исследование обширного эмпирического материала немецкой разговорной речи показывает, что обиходно-разговорный язык в Германии неоднороден, в нем выделяются различные социолингвистические разновидности. Это обстоятельство привело нас к выводу о том, что обиходно-разговорный язык оказывает значительное влияние на развитие языка вообще и затрагивает все языковые средства – фонетические, морфологические, синтаксические и словообразовательные.

Черты общерегиональной социальной дифференциации языковых средств связаны прежде всего с внелитературными разговорными формами существования языка. Само собой разумеется, что граница между вариантом литературного языка и внелитературными вариантами не всегда детально изучена, так как она не поддается однозначному определению, так как процессы диффундирования (взаимопроникновения) языковых элементов, с одной стороны, и процессы дивергенции (разрыва, расхождения), с другой стороны, усиливают процессы взаимодействия и взаимообогащения языков и вызывают в языке активные процессы, ведущие к изменению языка и к наполнению его новыми языковыми элементами.

Носитель кодифицированного литературного языка говорит на диалекте. Территориальные диалекты в Германии в настоящее время свидетельствуют о социальном членении немецкого языка. Специфика территориальных диалектов на современном этапе как форма существования языка сохраняется в их территориальной локализованности. Диалекты продолжают отличаться друг от друга в культурном пространстве Германии, хотя целостность и замкнутость своих прежних систем и границ не такая устойчивая как раньше, и ученые – социолингвисты имеют дело не с системами диалектов, а с более или менее разрозненными промежуточными языковыми образованиями, совмещающие черты диалекта и общерегионального обиходно-разговорного языка. В Германии диалекты активно функционируют, поскольку территориальными диалектами владеют даже образованные носители кодифицированного литературного языка. И диалекты могут употребляться как в официальных ситуациях (выступления на собрании в городской мэрии), так и в семейно-бытовых ситуациях (ср. общение со “своими” – родителями и т.п.).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Слово высказывание текст в когнитивном прагматическом и культурологическом аспектах

    Сборник статей
    ... , Н.В. Функционирование метафоры в научно-техническом тексте [Текст] / Н.В. Грин // Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическомаспектах: Материалы II Междунар. науч. конф ...
  2. Слово высказывание текст в когнитивном прагматическом и культурологическом аспектах (2)

    Сборник статей
    ... организация «Российская ассоциация лингвистов-когнитологов» Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическомаспектах Сборник статей участников IV международной ...
  3. Слово высказывание текст в когнитивном прагматическом и культурологическом аспектах (3)

    Сборник статей
    ... организация «Российская ассоциация лингвистов-когнитологов» Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическомаспектах Сборник статей участников IV международной ...
  4. Ковлакас елена федоровна особенности формирования топонимической картины мира лексико-прагматический и этнокультурный аспекты

    Автореферат диссертации
    ... Международной научной конференции: «Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическомаспектах». Челябинск: ООО «Издательство РЕКПОЛ», 2008. С. 134– ...
  5. Ковлакас елена федоровна особенности формирования топонимической картины мира лексико-прагматический и этнокультурный аспекты

    Автореферат диссертации
    ... Международной научной конференции: «Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическомаспектах». Челябинск: ООО «Издательство РЕКПОЛ», 2008. С. 134– ...

Другие похожие документы..