textarchive.ru

Главная > Документ


повлиять на улучшение и укрепление русско-японских отношений.

Маска была сброшена. Стало очевидно, что правительство рейха торопится

заключить договор с Москвой.

"Фюрер, - писал далее в телеграмме Риббентроп, - считает, что, принимая

во внимание настоящую ситуацию и каждодневную возможность возникновения

серьезных инцидентов (в этом месте, пожалуйста, объясните господину

Молотову, что Германия не намерена бесконечно терпеть провокации со стороны

поляков), желательно принципиальное и быстрое выяснение германо-русских

отношений и взаимное урегулирование актуальных вопросов.

По этим причинам имперский министр иностранных дел заявляет, что

начиная с пятницы 18 августа он готов в любое время прибыть самолетом в

Москву, имея от фюрера полномочия на рассмотрение всего комплекса

германо-советских отношений, а если представится возможность, то и для

подписания соответствующих договоров".

И опять Риббентроп заканчивал телеграмму приложением, состоящим из его

собственных инструкций послу:

"Я прошу вас немедленно зачитать это послание слово в слово господину

Молотову и выяснить точку зрения по этому вопросу Советского правительства и

господина Сталина. Строго конфиденциально, только для вашего сведения

добавляется, что мы особенно заинтересованы в том, чтобы мой визит в Москву

мог состояться в конце этой недели или в начале следующей".

На следующий день Гитлер и Риббентроп с нетерпением ждали ответа из

Москвы. Около полудня 17 августа Риббентроп направил "очень срочную"

телеграмму Шуленбургу, требуя доложить телеграммой, когда посол попросил

Молотова о встрече, и сообщить время, на которое эта встреча назначена. К

обеду пришел ответ от посла, сообщившего, что телеграмму министра

иностранных дел он получил только в 11 часов вечера накануне, когда было

поздно предпринимать какие-либо дипломатические шаги, но сегодня утром он

первым делом попросил о встрече и она была назначена на восемь часов вечера.

Сгоравших от нетерпения нацистских лидеров эта встреча разочаровала.

Несомненно, полностью сознавая причины лихорадочной спешки Гитлера, русский

комиссар иностранных дел вел игру с немцами, дразня и подначивая их. После

того как Шуленбург вечером 17 августа зачитал ему телеграмму Риббентропа,

Молотов, не обращая особого внимания на ее содержание, передал письменный

ответ Советского правительства на первое послание имперского министра

иностранных дел от 15 августа.

В ответе не без сарказма говорилось о многолетнем враждебном отношении

нацистского правительства к России, о том, что "до недавнего времени

Советское правительство исходило из предпосылки, что правительство Германии

ищет повода для столкновения с Советским Союзом...", в частности, оно

"пыталось создать с помощью так называемого Антикоминтерновского пакта

объединенный фронт ряда государств против Советского Союза". Именно по этой

причине, указывалось в ноте, Россия "участвует в организации оборонительного

фронта против (немецкой) агрессии. Далее в ноте говорилось: "Тем не менее

если правительство Германии готово отойти от прежней политики в сторону

серьезного улучшения политических отношений с Советским Союзом, Советское

правительство может только приветствовать подобную перемену и со своей

стороны готово пересмотреть свою политику в отношении Германии в плане ее

серьезного улучшения".

А затем в русской ноте подчеркивалось, что "это должны быть серьезные

практические шаги", реализуемые поэтапно, а не за один раз, как предлагал

Риббентроп.

Какие шаги? Первый - заключение торгового и кредитного соглашения,

второй-заключение пакта о ненападении, он должен последовать вскоре после

первого.

Одновременно со вторым шагом Советы предложили "заключить специальный

протокол, уточняющий интересы договаривающихся сторон по тем или иным

вопросам внешней политики", намекая на то, что в Москве отнеслись с

пониманием к точке зрения Германии по вопросу раздела Восточной Европы,

полагая, что сделка возможна.

Что касается визита Риббентропа, Молотов заявил, что Советское

правительство с удовлетворением восприняло эту идею, поскольку "визит такого

известного политического и государственного деятеля свидетельствует о

серьезности намерений правительства Германии", и добавил, что это заметно

отличается "от линии поведения" Англии, которая в лице Стрэнга прислала в

Москву второстепенное официальное лицо. Тем не менее визит министра

иностранных дел Германии требует тщательной подготовки. Советскому

правительству хотелось бы избежать лишней шумихи, которая может его

сопровождать. Оно желало бы, чтобы практическая работа по подготовке визита

проходила без особого шума.

Молотов не упомянул о настойчивом предложении Риббентропа прибыть в

Москву к концу недели, а Шуленбург, вероятно, ошеломленный ходом встречи, не

настаивал на нем.

Это сделал на следующий день сам Риббентроп после того, как получил

отчет посла. Очевидно, Гитлер начал приходить в отчаяние. Вечером 18 августа

из его летней штаб-квартиры в Оберзальцберге Шуленбургу была послана еще

одна "необычайно срочная" телеграмма за подписью Риббентропа. Посольством

Германии в Москве она была получена в 5.45 утра 19 августа. В ней послу

предписывалось "немедленно добиться второй встречи с Молотовым и сделать

все, чтобы эта встреча состоялась без задержки". Времени терять было нельзя.

"Я прошу вас, - писал Риббентроп в телеграмме, - сообщить господину

Молотову следующее:

...При нормальных обстоятельствах мы, конечно, тоже были бы готовы

добиваться улучшения германо-русских отношений через дипломатические каналы

и делать это традиционным путем. Но в сложившейся ситуации, по мнению

фюрера, необходимо использовать другие методы, способные привести к быстрому

результату.

Германо-польские отношения ухудшаются день ото дня. Мы не должны

упускать из вида, что инциденты могут произойти в любой момент, что

неминуемо приведет к открытому конфликту.

...Фюрер считает необычайно важным, чтобы возникновение

германо-польского конфликта не застало нас врасплох, пока мы добиваемся

выяснения германо-русских отношений. Поэтому он считает предварительное

выяснение необходимым хотя бы для того, чтобы суметь учесть русские интересы

в случае такого конфликта, что, конечно, будет сложно без проведения

предварительного выяснения".

Послу предписывалось заявить, что первая стадия упомянутых Молотовым

консультаций - заключение торгового соглашения - завершилась в Берлине в тот

же день (18 августа) и что пришло время приступить ко второй стадии. С этой

целью германский министр иностранных дел предполагал немедленно прибыть в

Москву с полномочиями от фюрера решить "весь комплекс проблем". В Москве он

"сможет принять в расчет русские пожелания". Какие пожелания? Наконец немцы

перестали ходить вокруг да около.

"Я смогу также, - продолжал Риббентроп, - подписать специальный

протокол, регулирующий интересы обеих сторон в решении той или иной

внешнеполитической проблемы, например, согласовать сферы интересов в районе

Балтики. Такое соглашение будет возможно, однако, только посредством

(прямых) устных переговоров".

Теперь посол не должен был принимать русского "нет".

"Пожалуйста, подчеркните, - писал в заключение Риббентроп, - что

внешняя политика Германии достигла сегодня исторического поворотного

момента... Настаивайте, в духе предыдущих заявлений, на скорейшем

осуществлении моей поездки и соответствующим образом противьтесь любым

возможным советским возражениям. В этой связи вы должны иметь в виду

главенствующий факт, что вероятно скорое начало открытого германо-польского

конфликта и что поэтому мы крайне заинтересованы в том, чтобы мой визит в

Москву состоялся немедленно".

День 19 августа действительно стал решающим. Приказы немецким подводным

лодкам и карманным линкорам задерживались до получения ответа из Москвы.

Боевые корабли должны были сняться с якоря сразу по получении приказа, чтобы

успеть достичь указанных им районов действий в день, когда Гитлер планировал

начать войну, - 1 сентября, до которого оставалось тринадцать дней. Две

большие группы армий, которым ставилась задача напасть на Польшу, также

должны были начать развертывание немедленно.

Напряжение в Берлине, а особенно в Оберзальцберге, где в ожидании

ответа из Москвы нервничали Гитлер и Риббентроп, становилось невыносимым.

Депеши и меморандумы министерства иностранных дел хорошо передают нервозную

обстановку, царившую на Вильгельмштрассе. Доктор Шнурре докладывал, что

переговоры с русскими по поводу торгового соглашения завершились накануне

вечером к "полному обоюдному согласию", но Советы тянут с его подписанием.

Подпись под соглашением нужно было поставить сего дня, 19 августа, но в

полдень русские сообщили, что должны дождаться инструкций из Москвы.

"Очевидно, они получили из Москвы инструкцию отложить подписание договора по

политическим причинам", - предполагал Шнурре. Из Оберзальцберга Риббентроп

направил Шуленбургу "необычайно срочную" телеграмму, в которой просил

максимально точно передавать слова Молотова или подробности, способные

объяснить намерения русских. Но в течение дня от посла была получена только

одна телеграмма, в которой приводилось опровержение ТАСС по поводу того, что

переговоры между русской и англо-французской миссиями застопорились из-за

вопроса о Дальнем Востоке. Правда, в сообщении ТАСС говорилось, что стороны

расходятся во взглядах по совершенно другим вопросам. Это был сигнал

Гитлеру, что есть еще время и надежда.

И вот 19 августа, в 19.10, пришла телеграмма, которую все с таким

нетерпением ждали.

СЕКРЕТНО

ОЧЕНЬ СРОЧНО

Советское правительство согласно, чтобы имперский министр иностранных

дел прибыл в Москву через неделю после опубликования сообщения о подписании

экономического соглашения. Молотов заявил, что если о подписании

экономического соглашения будет объявлено завтра, то имперский министр

иностранных дел смог бы прибыть в Москву 26 или 27 августа.

Молотов передал мне проект пакта о ненападении. Подробный отчет о двух

беседах, которые я имел с Молотовым сегодня, а также текст советского

проекта передаются срочной телеграммой.

Шуленбург

Первая беседа, которая состоялась 19 августа в 14.00 и продолжалась

час, прошла, по сообщению посла, не очень гладко. Русские, казалось, никак

не соглашались принять министра иностранных дел. "Молотов отстаивал свое

мнение, - сообщал Шуленбург, - что в настоящее время невозможно даже

приблизительно определить дату визита, поскольку к нему нужно тщательно

подготовиться... На выдвигавшиеся мною неоднократно и весьма настойчиво

доводы о необходимости спешить Молотов возразил, что пока даже первый шаг -

заключение экономического соглашения - не осуществлен. Прежде необходимо

подписать и опубликовать это соглашение и получить отклики на него. Затем

настанет очередь пакта о ненападении и протокола.

Мои возражения, видимо, не оказали влияния на Молотова, так что первая

беседа закончилась его заявлением, что он изложил мне соображения Советского

правительства и добавить к сказанному ему нечего".

Но кое-что добавить он смог. И даже очень скоро.

"Не прошло и получаса после окончания беседы, - сообщал Шуленбург, -

как Молотов попросил меня снова посетить его в Кремле в 16.30. Он извинился

за доставленное мне беспокойство и объяснил, что докладывал Советскому

правительству".

После этого комиссар иностранных дел передал удивленному, но

обрадованному послу проект пакта о ненападении, сказав, что Риббентроп может

приехать в Москву 26 или 27 августа, если экономическое соглашение будет

подписано и опубликовано на следующий день.

"Молотов не назвал причин, - писал далее Шуленбург, - внезапного

пересмотра им своего решения. Я полагаю, что вмешался Сталин".

Предположение было несомненно верным. Черчилль пишет, что о намерении

Советов подписать пакт с Германией Сталин объявил на заседании Политбюро

вечером 19 августа. В этот же день, между 15.00 и 16.30, он обсуждал это

важное решение с Молотовым, что явствует из сообщения Шуленбурга.

Ровно через три года, в августе 1942 года, "в ранние утренние часы",

советский диктатор объяснил британскому премьеру Черчиллю, находившемуся в

то время с миссией в Москве, некоторые мотивы этого шага.

"У нас сложилось впечатление, - рассказывал Сталин, - что правительства

Англии и Франции не решатся вступить в войну в случае нападения на Польшу,

но при этом они полагают, что политическое единство Англии, Франции и России

сможет сдержать Гитлера. Мы были уверены, что этого не случится. "Сколько

дивизий, - спросил Сталин, - сможет мобилизовать Франция против Германии?"

Ответ был: "Около ста". "А сколько пошлет Англия?" Ответ был: "Две, а позже

еще две". "А! Две, и позже еще две, - повторил Сталин. - А знаете, сколько

дивизий придется выставить на русском фронте, если мы вступим в войну с

Германией? - Последовала пауза. - Более трехсот".

В своем сообщении о результатах бесед с Молотовым 19 августа Шуленбург

добавлял, что все его попытки убедить комиссара иностранных дел согласиться

на более раннюю дату приезда Риббентропа в Москву "к сожалению, не

увенчались успехом".

Немцам же успех в этом деле был необходим. От этого зависели график

вторжения в Польшу, более того, сама возможность проведения наступления до

начала осенних дождей. Если Риббентроп не будет принят в Москве до 26-27

августа, если русские будут тянуть с визитом, чего опасались немцы, то

Германия не сможет напасть на Польшу в намеченный срок - 1 сентября.

В этот критический момент Адольф Гитлер сам вступил в контакт со

Сталиным. Поборов собственную гордость, он лично попросил Сталина, против

которого яростно выступал раньше, немедленно принять его министра

иностранных дел в Москве. Его телеграмма на имя Сталина была срочно

отправлена в Москву в воскресенье 20 августа, в 18.45, через двенадцать

часов после того, как было получено сообщение Шуленбурга. Фюрер приказал

послу вручить телеграмму Молотову незамедлительно.

ГОСПОДИНУ СТАЛИНУ, МОСКВА

Я искренне приветствую подписание нового германо-советского торгового

соглашения как первый шаг в перестройке германо-советских отношений

{Соглашение было подписано в Берлине в воскресенье 20 августа, в 14.00. -

Прим. авт.}.

Заключение пакта о ненападении с Советским Союзом означает для меня

определение долгосрочной политики Германии. Поэтому Германия возобновляет

политический курс, который был выгоден обоим государствам в течение минувших

столетий...

Я согласен с проектом пакта о ненападении, который передал мне Ваш

министр иностранных дел господин Молотов, но считаю крайне необходимым как

можно скорее выяснить ряд вопросов, связанных с ним.

Текст дополнительного протокола, желаемого Советским Союзом, может

быть, я убежден, выработан в самые короткие сроки, если ответственный

государственный деятель Германии сможет лично прибыть в Москву для

переговоров. Иначе правительство рейха не представляет, как можно в короткое

время выработать и согласовать дополнительный протокол.

Напряженность в отношениях между Германией и Польшей стала

невыносимой... Кризис может разразиться в любой день. Германия преисполнена

решимости с этого момента и впредь отстаивать интересы рейха всеми

имеющимися в ее распоряжении средствами.

По моему мнению, ввиду намерения двух наших государств вступить в новые

отношения друг с другом желательно не терять времени. Поэтому я еще раз

предлагаю Вам принять моего министра иностранных дел во вторник 22 августа,

самое позднее в среду 23 августа. Имперский министр иностранных дел будет

облечен всеми чрезвычайными полномочиями для составления и подписания пакта

о ненападении, а также протокола. Более длительное пребывание министра

иностранных дел в Москве, чем один или самое большее два дня, невозможно

ввиду международного положения. Я был бы рад получить Ваш скорый ответ.

Адольф Гитлер

В течение последующих суток - с вечера 20 августа, когда телеграмма

Гитлера Сталину передавалась телеграфом в Москву, до вечера следующего дня -

фюрер находился в состоянии, близком к срыву. Спать он не мог. Среди ночи

позвонил Герингу и поделился с ним своими опасениями по поводу реакции

Сталина на его послание и задержки ответа из Москвы. 21 августа, в три часа

ночи, министерство иностранных дел получило "очень срочную" телеграмму от

Шуленбурга, в которой сообщалось, что телеграмма Гитлера, о которой

Вайцзекер известил ранее Шуленбурга, до сих пор не получена. "Официальные

телеграммы из Берлина в Москву, - напоминал посол министерству иностранных

дел, - идут от четырех до пяти часов с учетом разницы во времени в два часа.

Надо учитывать также время на расшифровку". В понедельник 21 августа, в

10.15, взволнованный Риббентроп послал Шуленбургу срочную телеграмму:

"Прошу сделать все возможное, чтобы мой визит состоялся. Даты указаны в

телеграмме". Вскоре после полудня посол сообщил в Берлин: "Я встречаюсь с

Молотовым сегодня в 15.00".

Наконец, в 21.35 21 августа по телеграфу в Берлин пришел ответ Сталина.

КАНЦЛЕРУ ГЕРМАНСКОГО РЕЙХА А. ГИТЛЕРУ

Я благодарю Вас за письмо. Я надеюсь, что германо-советский пакт о

ненападении станет решающим поворотным пунктом в улучшении политических

отношений между нашими странами.

Народам наших стран нужны мирные взаимоотношения. Согласие германского

правительства заключить пакт о ненападении создаст фундамент для устранения

политической напряженности и установления мира и сотрудничества между нашими

странами.

Советское правительство поручило мне сообщить Вам, что оно согласно на

прибытие в Москву господина Риббентропа 23 августа.

И. Сталин

По части неприкрытого цинизма нацистский диктатор в лице советского

деспота нашел равного себе. Теперь они вдвоем могли расставить все точки над

i в одной из самых грязных сделок нашей эпохи.

Ответ Сталина был передан Гитлеру в Бергхоф в 22.30. Через несколько

минут, где-то сразу после одиннадцати, о чем автор очень хорошо помнит,

музыкальная программа германского радио была прервана и последовало

объявление: "Правительство рейха и Советское правительство договорились

заключить пакт о ненападении друг с другом. Рейхсминистр иностранных дел

прибудет в Москву в среду 23 августа для завершения переговоров".

На следующий день, 22 августа, Гитлер, получивший от Сталина гарантию,

что Россия будет соблюдать дружественный нейтралитет, еще раз собрал высших

военачальников в Оберзальцберге, где разлагольствовал о своем собственном

величии, о необходимости вести войну беспощадно и безжалостно, а также

сообщил, что, вероятно, отдаст приказ о нападении на Польшу через четыре

дня, то есть в субботу 26 августа, на шесть дней ранее намеченного срока.

Это стало возможным благодаря Сталину, смертельному врагу фюрера.

Военное совещание 22 августа 1939 года

Генералы застали Гитлера в настроении высокомерном и непримиримом

{Официальная запись этого совещания не обнаружена, однако сохранились

заметки, которые делали присутствовавшие на нем адмирал Бем и генерал

Гальдер. - Прим. авт.}. "Я позвал вас, - сказал он присутствующим, - чтобы

обрисовать политическую картину, дабы вы могли полнее оценить факторы, на

которых я основываю свое непоколебимое решение действовать, а также для

того, чтобы вселить в вас большую уверенность. После этого мы перейдем к

обсуждению военных тонкостей".

Вначале он остановился на двух личных моментах.

"О моей личности и о личности Муссолини.

Все зависит от меня, от моего существования, от моих талантов как

политика. Вряд ли кто-нибудь когда-нибудь будет пользоваться доверием всего

немецкого народа в такой же степени, как я, - это факт. Вряд ли когда-либо

появится человек, обладающий большей властью, чем я. Значит, сам факт моего

существования необычайно важен. Но меня в любой момент может убить

преступник или сумасшедший.

Следующий личный фактор - это дуче. Его существование тоже очень важно.

Если что-нибудь случится с ним, то за лояльность Италии нельзя будет

поручиться. Королевский двор настроен против дуче..."

Франко тоже союзник. Он гарантирует "благожелательный нейтралитет"

Испании. Что касается "противной стороны", то он заверил собравшихся, что ни

в Англии, ни во Франции выдающихся личностей нет.

Диктатор разглагольствовал в течение нескольких часов с перерывом на

поздний завтрак. В записях этой встречи не упоминается о том, что Гитлера

кто-то перебивал. Ни генералы, ни адмиралы, ни командиры люфтваффе не

осмелились подвергнуть сомнениям его высказывания или опровергать ложь. Еще

весной, по его словам, он понял, что конфликт с Польшей неизбежен, но

полагал, что вначале придется повернуть оружие на Запад. Однако стало

очевидно что в таком случае Польша нападет на Германию. Значит, ее

необходимо уничтожить сейчас.

В таком случае пришло время войны.

"Решение принять очень легко. Нам нечего терять; мы можем только

выиграть. Наше экономическое положение таково, что мы сможем продержаться

всего несколько лет. Геринг может это подтвердить. У нас нет выбора, мы

должны действовать...

Помимо личностного фактора благоприятно складывается для нас и

политическая обстановка; в Средиземноморье соперничают Италия, Англия и

Франция; на Востоке - напряженность-Англия находится в большой опасности.

Положение Франции тоже ухудшилось. Снижение уровня рождаемости... Югославия

на грани полного развала... Румыния сейчас слабее, чем раньше... После

смерти Кемаля Ататюрка Турцией управляют ограниченные и слабые люди.

Такая благоприятная обстановка не продлится два или три года, Никто не

знает, сколько проживу я. Так что пробу сил не стоит откладывать на

четыре-пять лет, она необходима сейчас".

Таковы вкратце мысли, с жаром изложенные нацистским лидером. Он считал

"вполне вероятным", что Запад не захочет воевать, однако некоторый риск

все-таки существовал. А разве он не рисковал раньше, когда оккупировал

Рейнскую зону, против чего возражали генералы? Разве не рисковал, когда

присоединял Австрию, Судет-скую область, а потом и всю Чехословакию?

"Ганнибал в Каннах, Фридрих Великий в Лейтене, Гинденбург и Людендорф в

Танненберге - все рисковали, - говорил он. - Мы тоже должны рисковать, но мы

должны обладать железной решимостью". Слабости нет места.

"Нам был нанесен вред, когда некоторые несогласные с нами немцы,

находящиеся на высоких постах, вели переговоры с англичанами и писали им

после решения чешского вопроса. Фюрер доказал свою правоту, когда у вас

сдали нервы и вы слишком быстро капитулировали".

Гальдер, Вицлебен и Томас, а может, и другие участники мюнхенского

заговора, вероятно, поморщились при этих словах. Очевидно, Гитлер знал

больше, чем они предполагали.

В любом случае для них пришло время проявить свои бойцовские качества.

Гитлер напомнил им, что он создал великую Германию посредством

"политического блефа". Пришло время "испытать военную машину. Армия должна

проявить себя в настоящем бою перед решающей пробой сил на Западе". Такая

возможность предоставляется в Польше.

Потом он снова заговорил об Англии и Франции.

"У Запада есть только два пути борьбы против нас:

1. Блокада: она не будет эффективной из-за нашей самообеспеченности и

наличия у нас источников снабжения на Востоке.

2. Нападение с Запада от линии Мажино. Я считаю это невероятным.

Еще одна возможность: нарушение нейтралитета Голландии, Бельгии и

Швейцарии. Англия и Франция не пойдут на это. Польше они помочь не смогут".

Будет ли война долгой?

"Никто не рассчитывает на затяжную войну. Если бы герр фон Браухич

сказал, что для завоевания Польши мне понадобится четыре года, то я бы

ответил ему, что это невозможно. Утверждения о том, что Англия хочет большой

войны, - нонсенс".

"Разделавшись", к своему большому удовольствию, с Польшей, Англией и

Францией, Гитлер вытащил из колоды туза. Он заговорил о России.

"Наши враги рассчитывали еще на то, что Россия станет нашим противником

после завоевания Польши. Враги не учли моей решимости. Наши враги подобны

маленьким червячкам. Я видел их Мюнхене.

Я был убежден, что Сталин никогда не примет предложения англичан.

Только безоглядные оптимисты могли думать, что Сталин настолько глуп, что не

распознает их истинной цели. Россия не заинтересована в сохранении Польши...

Отставка Литвинова явилась решающим фактором. После этого я моментально

понял, что в Москве отношение, к западным державам изменилось.

Я предпринял шаги, направленные на изменение отношений с Россией. В

связи с экономическим соглашением завязались политические переговоры. В

конце концов от русских поступило предложение подписать пакт о ненападении.

Четыре дня назад я предпринял специальный шаг, который привел к тому, что

Россия вчера объявила о своей готовности подписать пакт. Установлен личный

контакт со Сталиным. Послезавтра Риббентроп заключит договор. Теперь Польша

оказалась в положении, в котором я хотел ее видеть... Положено начало

уничтожению гегемонии Англии. Теперь, когда я провел необходимые

дипломатические приготовления, путь солдатам открыт".

Путь солдатам будет открыт, если Чемберлен не устроит очередной Мюнхен.

"Я только боюсь, - сказал Гитлер военным, - что какая-нибудь Schweinehund

{Грязная собака (нем.).} предложит свои услуги в качестве посредника".



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Уильям Ширер Взлет и падение третьего рейха (том 2)

    Книга
    ... формы Конец формы УильямШирер. Взлет и падениетретьегорейха (том 2) --------------------------------------------------------------------------- William ... поражения немецкой армии и последующего падениятретьегорейха, историю которого пришло время ...
  2. Энциклопедия третьего рейха " кто подобен зверю и кто может сразиться с ним?"

    Документ
    ... Накануне краха Третьегорейха, узнав о том, что Геринг ... Ширер, Уильям (Shirer), (1904), американский журналист и историк, автор многих книг, статей и радиорепортажей о Третьемрейхе ... (Нью-Йорк, 1941), "Взлет и падениеТретьегорейха" (Нью-Йорк, 1960) и ...
  3. ВНУТРЕННИЙ ПРЕДИКТОР СССР О люди! Воистину

    Документ
    ... и нашли своё выражение в идеологическом наследии третьегорейха, в том числе и во мнениях цитированного документа ... , поскольку они превосходили его ожидания» (УильямШирерВзлет и падениетретьегорейха”, т. 1, Москва, Военное издательство, 1991 г., ...
  4. ВНУТРЕННИЙ ПРЕДИКТОР СССР О люди! Воистину

    Документ
    ... и нашли своё выражение в идеологическом наследии третьегорейха, в том числе и во мнениях цитированного документа ... , поскольку они превосходили его ожидания» (УильямШирерВзлет и падениетретьегорейха”, т. 1, Москва, Военное издательство, 1991 г., ...
  5. Ббк 63 3(0)62 п 12 оформление художника с груздева п 12 падение третьего рейха сборник — м яуза эксмо 2005 - 480 с isbn 5-699-11347-9

    Документ
    ... бомбежек и обстрелов, в том числе ранеными и больными. ... ставшему всевластным фюрером. Взлет Гитлера и его ... наблюдателей, как УильямШирер, или секретные ... вместо эпилога....................... 459 ПАДЕНИЕТРЕТЬЕГОРЕЙХА Редактор М. Чернов Художественный ...

Другие похожие документы..