Главная > Документ


Однако в конце концов Гитлер был вынужден признать гениальность этого

человека, человека, который знал, каким образом можно добиться поддержки

масс, хорошо разбирался в современных социальных проблемах и понимал, какое

значение пропаганда и ораторское искусство имеют для воздействия на сознание

масс. Гитлер не мог не восхищаться тем, как Люгер контактировал с

влиятельной церковью: ";политику он проводил с большой проницательностью";. И

наконец, тот же Люгер ";умел эффективно использовать все имеющиеся средства

для завоевания поддержки традиционных институтов власти, с тем чтобы

получать максимальные преимущества для своей партии со стороны этих

влиятельных сил";.

Таковы вкратце идеи и методы, которыми позже воспользовался Гитлер для

создания своей собственной политической партии и завоевания этой партией

власти в Германии. Исключительная изобретательность Гитлера состояла в том,

что он оказался единственным правым политическим деятелем, который применил

эти идеи и методы в Германии после окончания первой мировой войны. Именно в

тот период нацистскому движению - единственному среди прочих

националистических и консервативных партий - удалось привлечь на свою

сторону широкие массы и благодаря этому добиться поддержки армии, президента

республики и представителей большого бизнеса - другими словами, трех

традиционных институтов верховной власти, которые помогли Гитлеру найти пути

к посту рейхсканцлера Германии. Уроки, полученные в Вене, действительно не

прошли даром.

Доктор Карл Люгер был блестящим оратором, а пангерманская партия

испытывала недостаток в людях, умеющих хорошо говорить. Гитлер обратил на

это внимание и впоследствии в ";Майн кампф"; не преминул порассуждать о

значении ораторского искусства в политике.

";Истоки той силы, которая с незапамятных времен лежала в основе

крупнейших религиозных и политических преобразований, скрываются в

магическом притяжении сказанного слова, и в нем одном.

Недаром массы можно всколыхнуть лишь силой слова. Все крупные движения

- это популярные движения, сгусток человеческих страстей и эмоциональных

всплесков, подогретых либо жестокой богиней горя и лишений, либо

зажигательными призывами, произнесенными перед массами; такие движения

нельзя взрастить слащавыми речами литературных эстетов и салонных героев";.

Несмотря на то что молодой Гитлер воздерживался от непосредственного

участия в политической жизни Австрии, он уже тогда начал совершенствовать

свое ораторское искусство в общедоступных аудиториях Вены, выступая то в

ночлежках, то в благотворительных кухнях, то на углу улицы. Позднее он

развил эти данные, что я могу подтвердить лично, поскольку присутствовал на

его наиболее важных выступлениях. Мало кто из политических деятелей Германии

периода между двумя мировыми войнами мог сравниться по ораторскому таланту с

фюрером, именно это мастерство в значительной степени содействовало его

поразительному успеху.

И наконец, Гитлером были накоплены в Вене определенные знания по

еврейскому вопросу. В Линце, как позднее вспоминал он, проживало немного

евреев.

";Я не помню, чтобы дома отец когда-либо говорил о них. В средней школе

учился один еврейский мальчик, но мы не придавали этому никакого значения...

Я даже принимал их (евреев) за немцев";.

Однако друг юности Гитлера писал впоследствии, что это не

соответствовало действительности. ";Когда я впервые встретился с Адольфом

Гитлером, - отмечал Август Кубичек, вспоминая о днях, проведенных вместе с

другом в Линце, - у него уже тогда были заметны антисемитские настроения...

Гитлер отправился в Вену убежденным антисемитом. И хотя жизненный опыт,

накопленный им в Вене, мог усугубить эти чувства, они зародились в юноше

задолго до этого";.

";Затем я переехал в Вену. Растерявшись от обилия впечатлений...

собственной неустроенности, я первое время еще не осознавал всего

многообразия социального расслоения обитателей этого огромного города.

Несмотря на то что в двухмиллионной Вене еврейское население составляло

около двухсот тысяч, я не обращал на них никакого внимания... В ту пору

еврей по-прежнему казался мне не кем иным, как человеком другого

вероисповедания, поэтому просто из человеческой терпимости я в данном

случае, как и во всех других, оставался противником каких-либо религиозных

нападок. Стало быть, тональность антисемитской прессы Вены казалась мне

недостойной культурных традиций великой державы";.

Однажды Гитлер отправился погулять в центр города. ";Я вдруг увидел

мужчину в черном кафтане и с темными пейсами. ";Это, наверное, еврей";, -

подумал вдруг я. Но в Линце они выглядели совсем иначе. Исподтишка я стал

пристально наблюдать за незнакомцем, и, чем внимательнее я всматривался в

лицо этого человека, изучал его черты, тем назойливее терзала меня мысль: ";И

это немец?";

Нетрудно догадаться, к какому выводу пришел Гитлер. Однако сам он

утверждает, что прежде он решил, чтобы попытаться рассеять свои сомнения,

поискать ответа в книгах. Он с головой ушел в изучение антисемитской

литературы, которая в те времена довольно широко продавалась в Вене. Затем

перенес свои наблюдения на улицы города, чтобы непосредственно проследить за

этим ";феноменом";.

";Куда бы я ни шел, я везде теперь встречал евреев, и, чем чаще я их

видел, тем более четко выделял среди остальной части населения... Позднее

мне нередко становилось дурно до тошноты от одного только запаха,

исходившего от людей, облаченных в кафтаны";.

Впоследствии Гитлер писал, что понял ";всю моральную нечистоплотность

этих ";избранников божьих";... Разве порок или разврат, особенно в сфере

культурной жизни, не встречаются там, где действует хотя бы один еврей? Если

вы более внимательно попробуете подойти к рассмотрению подобных порочных

явлений, то обнаружите, что и тут, стоит только направить свет на

разлагающийся труп, который гложут черви, имеется еврей!";

Евреи в значительной степени, по убеждению Гитлера, были ответственны

за расцвет проституции и работорговлю белыми людьми. ";Когда впервые, -

говорит в этой связи Гитлер, - я до конца осознал суть евреев как

хладнокровных, бесстыжих и расчетливых организаторов, этих отвратительных

поставщиков разврата среди отребья большого города, меня в буквальном смысле

холодный пот прошиб";.

В пространных высказываниях Гитлера по поводу евреев просматривается

явно болезненная сексуальность. Это было характерно для антисемитской прессы

Вены того времени, впрочем, как впоследствии и для сомнительного

еженедельника ";Дер штюрмер";, издававшегося в Нюрнберге одним из любимцев

фюрера Юлиусом Штрейхером, нацистским вождем Франконии, известным

извращением, прославившимся в третьем рейхе своей дурной репутацией.

";Майн кампф"; изобилует намеками на нечистоплотных евреев, которые

соблазняют невинных христианских девушек, что самым неблагоприятным образом

сказывается на последующих поколениях. Гитлер часто пишет о том, что

";представлял себе кошмарные сцены совращения сотен тысяч девушек

отвратительными кривоногими евреями-ублюдками";.

Как указывает Рудольф Олден, антисемитизм Гитлера мог быть порожден его

болезненным воображением. Хотя Адольфу к тому моменту, когда он проживал в

Вене, уже исполнилось двадцать лет, он, насколько известно, не состоял в

каких-либо отношениях с женщинами.

";Так постепенно, - констатирует Гитлер, - я возненавидел их... Именно

тогда наступил период высочайшего духовного подъема, когда-либо испытанного

мною. Я покончил с малодушным космополитизмом и стал антисемитом";.

Таким слепым и ярым фанатиком Гитлер оставался до конца своих дней. В

последнем завещании, написанном за несколько часов до смерти, Гитлер не

удержался от того, чтобы снова не обрушиться на евреев, ответственных за

войну, которую сам развязал и которая теперь должна была покончить с ним и

созданным им третьим рейхом. Лютая ненависть, поразившая столь многих немцев

в рейхе, в конечном счете привела к массовому уничтожению народов и оставила

страшный след в истории цивилизации, который сохранится до тех пор, пока на

земле будет существовать человечество.

Весной 1913 года Гитлер решил распрощаться с Веной и переехать в

Германию, которой, как он писал, всегда принадлежало его сердце. Молодому

человеку было двадцать четыре года, и всем, не считая, разумеется, его

самого, он казался полным неудачником. Он не стал ни художником, ни

архитектором. Для многих он был не кем иным, как бродягой, правда довольно

эксцентричным и начитанным. У Гитлера не было ни друзей, ни семьи, ни

работы, ни дома. Тем не менее его отличала непоколебимая уверенность в себе

и своем предназначении.

Не следует исключать, что Гитлер покинул Австрию, чтобы избежать

военной службы {Начиная с 1910 года, по исполнении двадцати одного года,

Гитлер вступил в призывной возраст. Как вспоминает Хайден, австрийские

власти не могли добраться до него, пока он жил в Вене. Им удалось разыскать

его лишь в Мюнхене, и молодому человеку было предписано явиться для

освидетельствования в Линц. Йозеф Грейнер в книге ";Конец гитлеровского мифа";

приводит некоторые эпизоды переписки Гитлера с австрийскими военными

властями, из которых явствует, что он отверг обвинение в том, что перебрался

в Германию, чтобы избежать военной службы. Ссылаясь на отсутствие

достаточных средств, он попросил разрешения пройти освидетельствование в

Зальцбурге, который находился недалеко от Мюнхена. Он прошел

освидетельствование 5 февраля 1914 года, и его признали негодным к строевой

и даже вспомогательной службе по причине слабого здоровья - видимо, было не

все в порядке с легкими. Тот факт, что он не стал призывником до тех пор,

пока власти в конце концов не установили его местопребывание, а ему к тому

времени исполнилось двадцать четыре года, очевидно, беспокоил Гитлера, когда

взошла его звезда в Германии. Грейнер подтверждает слух, ходивший в

антинацистских кругах, когда я работал в Берлине, относительного того, что

после оккупации Австрии в 1938 году немецкими войсками Гитлер отдал

распоряжение гестапо найти официальные документы, касающиеся его призыва на

военную службу. Попытки обнаружить эти бумаги в Линце не увенчались успехом,

отчего Гитлер пришел в бешеную ярость. Документы эти были изъяты одним из

членов местного управления, который после войны показал их Грейнеру. - Прим.

авт.}.

Но так произошло не из-за трусости Гитлера. Просто он и мысли не

допускал о том, чтобы служить бок о бок с евреями, славянами и

представителями других национальных меньшинств, населявших империю. В ";Майн

кампф"; Гитлер указывает, что переехал в Мюнхен весной 1912 года, однако

сведения эти не соответствуют действительности. В документах венской полиции

значится, что он проживал в Вене по май 1913 года.

Собственное объяснение Гитлером причин его отъезда из Австрии звучит

довольно высокопарно:

";Постепенно во мне нарастало внутреннее неприятие государства

Габсбургов... конгломерата различных этнических рас, заполнивших столицу...

Меня выворачивало наизнанку это смешение чехов, поляков, венгров, русинов,

сербов, хорватов, и везде было полно этих выскочек - евреев. Огромный город

стал для меня олицетворением расового осквернения... Чем дольше я жил в этом

городе, тем сильнее крепла во мне ненависть к чужеродному смешению людей,

из-за него стал разлагаться древний центр германской культуры... Все это

пробудило во мне жгучее желание отправиться наконец туда, куда с самого

детства меня влекли тайные устремления и скрытая любовь";.

Судьба Гитлера в стране, которая была ему столь дорога, сложилась так,

как не представлялось даже в самом безумном сне. Живя в германском рейхе,

Гитлер формально был иностранцем, австрийцем, и оставался им вплоть до

своего назначения на пост канцлера. Чтобы понять его до конца, необходимо

подходить к нему как к австрийцу, который достиг совершеннолетия незадолго

до краха империи Габсбургов, но не смог пустить корни в просвещенной столице

этого государства. Он впитал в себя все самые нелепые предрассудки и

ненависть, распространенные в ту пору среди германо-язычных экстремистов, но

не понял, что большинство окружавших его были людьми порядочными, честными и

благородными независимо от их национальности и социального положения, то

есть будь они чехи, евреи или немцы, бедные или богатые, художники или

ремесленники. Сомневаюсь, чтобы какой-либо немец, проживающий на севере

страны или на западе, в Рейнской области, в Восточной Пруссии или в Баварии,

мог сочетать в себе, опираясь на имеющийся жизненный опыт, такие качества,

которые выдвинули Адольфа Гитлера на те высоты, которых ему в итоге удалось

достичь. Правда, сюда следует добавить ярко выраженную непредсказуемость

гения.

Однако весной 1913 года его гениальность еще не проявилась. В Мюнхене,

как и в Вене, Гитлер жил без средств, без друзей и постоянной работы. Летом

1914 года началась война, взявшая его вместе с миллионами других людей в

свои безжалостные тиски. 3 августа Гитлер подал прошение королю Баварии

Людвигу III разрешить ему вступить добровольцем в полк, формировавшийся в

Баварии, и его просьба была удовлетворена.

Гитлеру представилась благоприятная возможность. Теперь молодой бродяга

мог не только удовлетворить свое желание служить вновь обретенному

отечеству, что, по словам Гитлера, выливалось в борьбу за будущее Германии,

когда встал вопрос ";быть или не быть";, но и избежать неудач и неприятностей

в личной жизни.

";Эти несколько часов, - писал Гитлер в ";Майн кампф";, - будто освободили

меня от бремени, висевшего надо мной на протяжении всей моей юности. Мне

вовсе не стыдно признаться в том, что меня охватил восторг и, упав на

колени, я от всего сердца возблагодарил всевышнего за то, что он ниспослал

мне великое счастье жить в такое время... Для меня, как и для всех немцев,

начался самый памятный период жизни. На фоне событий той гигантской борьбы

все мое прошлое кануло в небытие";.

Таким образом, прошлому Гитлера со всеми его разочарованиями, убогостью

и одиночеством суждено было остаться в тени, хотя именно прошлое

сформировало сознание и характер фюрера. Война, принесшая смерть многим

миллионам, для Гитлера, которому тогда было двадцать пять лет, знаменовала

начало новой жизни.

- 2 -

РОЖДЕНИЕ НАЦИСТСКОЙ ПАРТИИ

10 ноября 1918 года, в пасмурное осеннее воскресенье, Адольф Гитлер

пережил событие, которое, пребывая в состоянии озлобленности и отчаяния,

назвал величайшим злодеянием века {Гитлер использовал это выражение в первом

издании ";Майн кампф"; в Германии, однако в последующих изданиях слово

";злодеяние"; было заменено словом ";революция";. - Прим. авт.}. Это невероятное

известие раненым солдатам, находящимся на излечении в военном госпитале в

Пасевалке, небольшом городке Померании, расположенном к северо-востоку от

Берлина, принес пастор. Гитлер поправлялся в госпитале после временной

потери зрения, явившейся. следствием контузии, полученной во время газовой

атаки, предпринятой англичанами под Ипром месяц назад.

Пастор сообщил им, что кайзер отрекся от престола и бежал в Голландию.

За день до этого в Берлине была провозглашена республика. На рассвете 11

ноября во Франции, в местечке Компьен, должно состояться подписание мирного

договора. Война проиграна. Германии остается уповать на милость победивших

союзников. Пастор всхлипывал.

";Я не мог этого вынести, - пишет Гитлер, вспоминая этот эпизод. - Снова

все потемнело и поплыло перед глазами. Шатаясь и спотыкаясь, я добрался до

палаты, упал на койку и уткнулся в подушку... Голова раскалывалась. Итак,

все оказалось напрасно. Напрасны все эти жертвы и страдания... когда,

преодолевая смертельный страх в душе, мы, несмотря ни на что, выполняли свой

долг... Напрасна гибель двух миллионов человек... Разве за это они отдали

свои жизни?.. Неужели это было нужно лишь для того, чтобы горстка презренных

преступников смогла прибрать к рукам наше отечество?";

Впервые, после того как он стоял у могилы матери, Гитлер, по его

словам, не выдержал и разрыдался: ";Я не мог ничего с собой поделать";.

Подобно миллионам соотечественников, он в тот момент не мог признать и

никогда не признавал очевидный ошеломляющий факт, что Германия потерпела

поражение на поле битвы.

Как миллионы других немцев, Гитлер был храбрым и отважным солдатом.

Позднее кое-кто из политических противников фюрера станет обвинять его в

трусости, проявленной во время боя, но, если говорить честно, следует

заметить, что никаких порочащих его доказательств нет. После трехмесячной

подготовки Гитлер в конце октября 1914 года попал на фронт в качестве

связного первой роты 16-го баварского резервного пехотного полка, а через

четыре дня тяжелых боев его часть понесла серьезные потери в первом сражении

под Ипром, где англичанам удалось приостановить продвижение немцев к

Ла-Маншу. Хозяину дома, у которого Гитлер проживал в Мюнхене, портному по

фамилии Попп, он писал, что за эти четыре дня численный состав полка

сократился с трех с половиной тысяч до шестисот человек, что в живых

осталось только тридцать офицеров, а четыре роты пришлось расформировать.

На войне Гитлер был дважды ранен. Первый раз, 7 октября 1916 года, в

битве на Сомме его ранило в ногу. После госпитализации он в марте 1917 года

возвращается в полк Листа, названный так по фамилии первого командира.

Гитлера повысили в звании - теперь он уже ефрейтор и летом участвует в битве

за французский город Аррас и в третьем сражении под Ипром. Полк, в котором

он служил, оказался в центре последнего, отчаянного наступления германской

армии весной и летом 1918 года. В ночь на 13 октября в ходе сражения под

Ипром Гитлер стал жертвой массированной газовой атаки англичан в районе

южнее Вервика.

";Я попятился назад, чувствуя, как обожгло глаза, - пишет он, -

запоминая последнюю картину войны. Через несколько часов мои глаза

превратились в пылающие угли и окружающее померкло";.

Гитлера дважды награждали за храбрость: в декабре 1914 года - Железным

крестом второй степени, а в августе 1918 года - Железным крестом первой

степени, которым редко награждали простых солдат в имперской армии. Один из

бывших друзей по военной службе заверяет, что Гитлер удостоился этой

желанной награды за то, что взял в плен пятнадцать англичан, другой

утверждает, что это были французы. В официальных же архивах полка Листа по

поводу его геройского поступка ничего не сказано, там вообще нет каких-либо

сведений о том, за что присуждались награды. Как бы то ни было, несомненно

одно - ефрейтор Гитлер получил

Железный крест первой степени и с гордостью носил его до конца жизни.

Однако, с точки зрения рядовых солдат, Гитлер был странным типом. Это

отмечают многие его сослуживцы. Он не получал, как другие, ни писем, ни

подарков из дома. Никогда не просился в увольнение и в отличие от других

военнослужащих не проявлял интереса к женщинам. Никогда не сетовал (не в

пример самым храбрым) на грязь, на вшей, на смрад и слякоть передовой, был

равнодушен к невзгодам, с предельной серьезностью воспринимал суть войны и

судьбу, уготованную Германии.

";Мы все ругали его и считали невыносимым, - вспоминал впоследствии один

из его боевых товарищей. - Он был среди нас белой вороной и отмалчивался,

когда все проклинали войну";. Другой описывает, что Гитлер любил сидеть ";в

углу солдатской кухни, глубоко задумавшись и обхватив голову руками. Он мог

вдруг вскочить и, возбужденно бегая, заговорить о том, что, несмотря на нашу

тяжелую артиллерию, нам не дадут одержать победу, поскольку невидимые враги

немецкого народа намного страшнее самых мощных его орудий";.

Время от времени Гитлер яростно обрушивался на этих ";невидимых врагов";

- евреев и марксистов. Но разве не усвоил он еще в Вене, что именно они

являются источником всех бед?

И действительно, разве Гитлер не убедился в этом, находясь в родной

Германии после ранения в ногу? Выписавшись из госпиталя, расположенного в

Беелитце под Берлином, он какое-то время провел в столице, а затем

отправился в Мюнхен. Везде он сталкивался с тем, что всякие ";негодяи"; вовсю

склоняли войну и хотели, чтобы она поскорее закончилась. Повсюду было полно

бездельников, а кто они, как не евреи?

";Конторы, - писал Гитлер, - переполнены евреями. Почти все служащие

были евреями и почти все евреи - служащими... В период с 1916 по 1917 год

все производство контролировалось еврейскими финансовыми кругами... Евреи

обкрадывали целую нацию и подчиняли ее себе... С ужасом наблюдал я за тем,

как надвигается катастрофа..."; Гитлер не мог вынести этого и был рад, по его

словам, вернуться на фронт.

Еще более нетерпимо отнесся он к бедствию, которое постигло любимое

отечество в ноябре 1918 года. Ему, как и большинству немцев, это

представлялось ужасным и несправедливым. Германская армия потерпела

поражение не на поле боя. Удар в спину нанесли предатели, находившиеся дома,

в тылу.

Гитлер так же, как и многие немцы, поверил в миф об ";ударе в спину";,

который больше, чем что-либо другое, подрывал авторитет Веймарской

республики и прокладывал путь к его собственному триумфу, хотя миф на

поверку оказался несостоятельным.

Генерал Людендорф, фактически возглавлявший штаб верховного

командования, 28 сентября 1918 года настаивал на немедленном перемирии, а

его номинальный начальник - фельдмаршал фон Гинденбург поддерживал действия

генерала. На состоявшемся 2 октября в Берлине заседании имперского совета,

на котором председательствовал кайзер Вильгельм II, Гинденбург повторил

требование штаба верховного командования о немедленном перемирии. ";Армия, -

говорил он, - не может ждать сорок восемь часов";.

В письме, написанном в тот же день, Гинденбург прямо заявил, что

военное положение настоятельно требует ";прекращения военных действий";. Об

";ударе в спину"; не было сказано ни слова. Лишь позднее знаменитый герой

войны подписался под мифом. Выступая в слушаниях перед следственным

комитетом Национального собрания 18 ноября 1919 года, через год после

окончания войны, Гинденбург сказал: ";Как справедливо заметил один английский

генерал, германской армии нанесли удар в спину"; {Заявление, что автором мифа

является некий английский генерал, едва ли может быть подтверждено

документально. Уилер-Беннет в своей книге ";Деревянный титан Гинденбург";

объяснял в этой связи, что по иронии судьбы два английских генерала все же в

некоторой степени повинны в распространении ложного слуха:

";Первым был генерал-майор сэр Фредерик Морис, опубликовавший в 1919

году книгу ";Последние четыре месяца";. Содержание ее в немецкой прессе

излагалось обозревателями в таком извращенном виде, что, согласно их

утверждениям, выходило, будто немецкая армия не потерпела поражение на поле

боя, а была предана социалистами в тылу";.

Генерал выступил с опровержением подобной интерпретации его книги

немецкой прессой, но все было напрасно. Людендорф воспользовался данными

обзорами, чтобы убедить Гинденбурга занять его позицию.

";Вторым генералом, - писал Уилер-Беннет, - был генерал-майор Малькольм,

глава британской военной миссии в Берлине. Как-то вечером Людендорф ужинал с

генералом и в свойственной ему высокопарной манере говорил о том, что штаб

верховного командования всегда страдал из-за отсутствия необходимой

поддержки со стороны гражданского правительства и что революция предала

армию. Пытаясь обобщить одной фразой смысл словесных излияний Людендорфа,

генерал Малькольм спросил:

- Не хотите ли вы, генерал, сказать этим, что вам нанесли удар в спину?

Глаза Людендорфа заблестели, и он моментально, как голодная собака за

кость, ухватился за эту фразу.

- Удар в спину? - переспросил он. - Да, совершенно верно, нам нанесли

удар в спину";. - Прим. авт.}.

Гражданское правительство, возглавляемое принцем Баденским Максом, не

было информировано об ухудшении военного положения штабом верховного

командования вплоть до конца сентября 1918 года и на протяжении нескольких

недель отклоняло требование Людендорфа о перемирии.

Надо было жить в Германии в период между двумя войнами, чтобы до конца

понять, насколько широко этот миф распространился среди немецкого населения.

Убедительные факты опровергали этот миф, однако правые старались их не

замечать. Они по-прежнему разглагольствовали о том, что виновниками всему

были ";преступники Ноября";. Гитлер настойчиво вдалбливал данный тезис в

сознание масс. При этом предавалось забвению то обстоятельство, что именно

германская армия ловко подвела республиканское правительство к подписанию

перемирия, на котором настаивали немецкие военачальники, а впоследствии

рекомендовала правительству принять условия Версальского мирного договора.

Сбрасывался со счетов и тот факт, что социал-демократическая партия без

особого энтузиазма пришла к власти в 1918 году лишь для того, чтобы уберечь

страну от хаоса и угрозы большевизма. Она не несла ответственности за крах

Германии. Вина за это лежит на прежнем правительстве, находившемся у власти

{У некоторых генералов хватило мужества откровенно признаться в этом. 23

августа 1924 года газета ";Франкфуртер цайтунг"; опубликовала статью генерала

фон Шенайха, в которой анализировались причины поражения Германии в войне.

Генерал пришел к неоспоримому выводу: ";...Своим поражением мы обязаны

превосходству армии над гражданскими инстанциями... Фактически германский

милитаризм просто пошел на самоубийство";. (Цит. по: Тейлор Т. Меч и

свастика. Лондон, 1953, с. 16.) - Прим. авт.}.

Однако миллионы немцев не желали согласиться с такой постановкой



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Уильям Ширер Взлет и падение третьего рейха (том 2)

    Книга
    ... формы Конец формы УильямШирер. Взлет и падениетретьегорейха (том 2) --------------------------------------------------------------------------- William ... поражения немецкой армии и последующего падениятретьегорейха, историю которого пришло время ...
  2. Энциклопедия третьего рейха " кто подобен зверю и кто может сразиться с ним?"

    Документ
    ... Накануне краха Третьегорейха, узнав о том, что Геринг ... Ширер, Уильям (Shirer), (1904), американский журналист и историк, автор многих книг, статей и радиорепортажей о Третьемрейхе ... (Нью-Йорк, 1941), "Взлет и падениеТретьегорейха" (Нью-Йорк, 1960) и ...
  3. ВНУТРЕННИЙ ПРЕДИКТОР СССР О люди! Воистину

    Документ
    ... и нашли своё выражение в идеологическом наследии третьегорейха, в том числе и во мнениях цитированного документа ... , поскольку они превосходили его ожидания» (УильямШирерВзлет и падениетретьегорейха”, т. 1, Москва, Военное издательство, 1991 г., ...
  4. ВНУТРЕННИЙ ПРЕДИКТОР СССР О люди! Воистину

    Документ
    ... и нашли своё выражение в идеологическом наследии третьегорейха, в том числе и во мнениях цитированного документа ... , поскольку они превосходили его ожидания» (УильямШирерВзлет и падениетретьегорейха”, т. 1, Москва, Военное издательство, 1991 г., ...
  5. Ббк 63 3(0)62 п 12 оформление художника с груздева п 12 падение третьего рейха сборник — м яуза эксмо 2005 - 480 с isbn 5-699-11347-9

    Документ
    ... бомбежек и обстрелов, в том числе ранеными и больными. ... ставшему всевластным фюрером. Взлет Гитлера и его ... наблюдателей, как УильямШирер, или секретные ... вместо эпилога....................... 459 ПАДЕНИЕТРЕТЬЕГОРЕЙХА Редактор М. Чернов Художественный ...

Другие похожие документы..