textarchive.ru

Главная > Документ


– Конечно. Вот только небольшой их перечень:

Куда подевался мальчик,

которым я был когда то?

Скажите, долгая старость

– награда или расплата?

Где умирают птицы?

Сколько лет сентябрю?

Понимает ли море то, что я говорю?

О чем молодая листва поет весеннему бризу?

Откуда является смерть

– сверху или же снизу?

Сколько листьев, чтоб выжить,

платят зиме деревья?123.

Каково ваше отношение к духовным учебным заведениям для мирян?

– Я за то, чтобы как можно больше людей получали богословское образование. Правда, при виде студентов-богословов у меня все чаще возникает тревога: "Что и как они расскажут о Православии?". Как ревнуют любимую женщину, так я ревную Православие. Знаете, бывают у людей любимые стихотворения, и тебя коробит, когда кто-то в твоем присутствии твое любимое стихотворение читает: "Но оно же не так звучит!". Вот так же мне бывает больно, когда я вижу, как мое любимое Православие превращают во что-то безумно скучное или полицейское…

На Украине говорят: "У нас, к сожалению, нет своего Кураева".

– Видите ли, Церковь выступает против клонирования.

И все же, почему у нас так мало миссионеров?

– Потому что ни один другой завет Христа не игнорируется в нашей церковной жизни столь откровенно и постоянно, как этот: Видя толпы народа, Он сжалился над ними, что они были изнурены и рассеяны, как овцы, не имеющие пастыря. Тогда говорит ученикам Своим: жатвы много, а делателей мало; итак молите Господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву Свою (Мф. 9, 36B38). Христос просит нас, чтобы мы молились Ему о ниспослании миссионеров,– а мы уже сколько веков эту просьбу Христа не исполняем. Это евангельское слово не расслышано нашей церковной историей. Мы привыкли, что человек молит о чем-то Бога. А тут Бог умоляет человека! Прямая мольба, прямая заповедь Христа, которую наше богослужение презирает! Где у нас молитва Господину жатвы, чтобы Он миссионеров послал, делателей?

В нашем годичном богослужебном круге нет ни одной молитвы о миссионерах. Даже в день святых Петра и Павла, в день апостольский, когда Церковь должна воспевать свое апостольское призвание и происхождение, нет никаких особых миссионерских молитв. Да, в этот день мы просим апостолов "мир вселенней даровати и душам нашим велию милость", но это настолько общая молитва, что с ней и к пустыннику-отшельнику можно было бы обратиться, а не только к апостолам. И это очень странно, потому что в нашем народном благочестии необычайно остро переживается "специализация" каждого из святых (кому в какой нужде молиться). В этой молитве нет ничего собственно апостольского. И, значит, даже в этот апостольский день нет ни одной молитвы, в которой бы Церковь просила у Господа послать нам апостольские дары.

Меня коробит, когда при начале Петрова поста православные теле- и радиопроповеди объясняют его происхождение: "Петров пост у нас существует потому, что мы подражаем апостолам. Они постились, прежде чем пойти на проповедь Евангелия. И мы следуем их примеру". Услышав это в очередной раз, я говорю: прекрасно. Апостолы действительно постились (хотя Петров пост к этому не имеет никакого отношения: "Апостольское предание" святого Ипполита Римского в III веке этот пост считает компенсаторным: те, кто не смог поститься перед Пасхой, да постятся неделю спустя после Пятидесятницы). И пусть, в самом деле, мы постимся в Петров пост в подражание апостолам, которые постились перед тем, как пойти на проповедь. Только у меня вопрос: скажите, почему мы апостолам подражаем только в этом?

Нет чтобы сказать: "Братья и сестры, пройдя Петров пост и подражая апостолам, подготовленные постом к апостольскому служению, пойдем в пионерские лагеря проповедовать!".

Представьте, если бы приходской священник сказал: "Братья! Через неделю – день памяти святого князя Александра Невского, защитившего нашу страну от нашествия латинян. Почтим же его память подражанием его делам! Нам известно, что всю неделю до битвы дружинники святого князя примеряли кольчужки – коротки они или нет. Вот и мы давайте всю неделю будем надевать и снимать кольчуги, чистить мечи… А в день святого Александра поедем… Нет, нет, не на битву – на загородный пикник". Смешно? Ну, вот точно так же мы подражаем апостолам.

Я помню одну церковную передачу (ее вел слишком известный человек – чтобы называть ее имя), и это был канун Петрова дня. И он говорит: "Завтра, дорогие братья и сестры, день святых апостолов Петра и Павла. Что это означает? А это означает, что кончился Петров пост". Все. Неужели только это для него значит память об этих апостолах? (А ведь и в самом деле на большинстве приходов в Петров день означает, что у батюшек начинается период отпусков – потому что почти весь июль нет праздников, кроме Ильи-пророка.)

Переключаю на другой канал, а там протестантская передача, где рассказывается о том, что какие-то американские баптисты зафрахтовали "боинг", устроили в нем госпиталь и летают в нем по разным странам и лечат людей, делают бесплатные операции. Мы ради Бога – постимся, они – помогают больным. Так где в данном случае настоящий подвиг, а где его имитация?

Ну, почему святым мы подражаем только одним путем? Ведь у святых много подвигов. Но мы им подражаем только в одном: чуть-чуть в посте, чуть-чуть в молитве. А вот если бы сказать: "Завтра день Косьмы и Дамиана, святых целителей-бессребреников. Братия и сестры, в этот день мы не будем служить всенощное бдение, не будем прославлять этих святых словами. Давайте почтим их память делом. Давайте сегодня вечером пойдем всем приходом в больницу".

Да… Да… Понимаю. Да, неприятностей не оберешься… Нет, это не влияние протестантизма. Это влияние Евангелия. Да, такое может предложить только безумный и юродивый. Да, знаю, с юродивыми соглашаются только после их смерти…

Печальный вывод напрашивается сам собой: видимо, церковным сознанием пока не ощущается нужда в миссионерах. О шоп-туристах мы молимся каждый день – о "плавающих и путешествующих". Но есть ли хоть одна молитва с такими примерно словами: "Святые апостолы, молите Господа, чтобы Он ниспослал пастырям нашим ревность проповедания Святаго Евангелия Своего, умолите Господина жатвы послать делателей на ниву Христову… Господи, яви и сохрани в Православии наших миссионеров, даруй силу словам их…". Раз нет такого ни на отдельных молебнах, ни во вседневных службах – значит, Церковь не молится о миссионерах, не просит их у Господа, а значит, и Господь их не дает.

Отец Сергий Булгаков совершенно справедливо сказал, что в религии живо только то, что есть в культе124. Те истины нашей веры, которые постоянно поются и проговариваются в храме,– поддерживаются и остро переживаются людьми, а то, что отсутствует в богослужении, остается уделом досужего любопытства каких-нибудь книжников.

Так все же – работать надо, проявлять свою активность или молиться, чтобы Господь привел людей к вере?

– Есть такая странная вещь – конфессиональная слепота. У каждой конфессии есть свои бельма на глазах – места в Библии, которые эта конфессия не замечает и не вдохновляется ими. Протестанты, например, абсолютно слепы к словам апостола Павла о преданиях, которым мы научены (ср.: 2 Фес. 2, 15). Или к тому, что Господь повелел Моисею сделать из золота двух херувимов (см.: Исх. 25, 18).

А православные не помнят слов Христа убеди придти (Лк. 14, 23). Это в притче о званых на царский пир государь говорит слуге: "Вот собери бомжей с улиц и понуди их внити сюда".

Ну как это совместить с этой модной ныне церковной присказкой – "Кого надо – Господь Сам приведет"? Выходит, Царь Сам должен пойти на улицу. Мы же подождем во дворце, когда Царь подведет к нам тех, кого Он найдет снаружи. И в самом деле – не пачкать же нам свои рясы уличной грязью, а наши благоуветливые уста уличным языком!

И вот такого сорта апология собственной бездарности и лености считается благочестивым рассуждением. Как хорошо, что апостолы не были похожи на нынешних отцов благочинных! Если бы апостолы жили по этому благочинному принципу ("кого надо – Господь Сам приведет") – то они ограничили бы свою проповедь узким кружком спонсоров, наладили бы добрые кумовские отношения с местной администрацией, построили бы два десятка храмов с золотыми куполами. И сидели бы, ждали, когда придет кто-нибудь, желающий совершить требу.

На этом история христианства и кончилась бы. Ибо христианство несовместимо с язычеством не на уровне треб, а на уровне проповеди, философии. Наши требы нравятся всем. Все колдуньи приходят за крещенской водичкой. Даже атеисты приходят венчаться. Язычникам не нравится наша философия. Язычников царапала апостольская проповедь. А если бы проповеди не было – не было бы и конфликта Церкви и империи. И всё вместе мирно стухло бы в общеязыческом болоте.

Ну как можно сложить с себя миссионерскую заботу? Святитель Иоанн Златоуст, рассуждая о православных и сектантах, говорил: "И не говори мне таких бессердечных слов: "Что мне заботиться? У меня нет с ним ничего общего". У нас нет ничего общего только с дьяволом, со всеми людьми мы имеем очень много общего. Они имеют одну с нами природу, населяют одну и ту же землю, питаются одной и той же пищей, имеют одного и того же Владыку, получили одни и те же законы, призываются к тому же самому добру, как и мы. Не будем поэтому говорить, что у нас нет с ними ничего общего, потому что это голос сатанинский, дьявольское бесчеловечие. Не станем же говорить этого и покажем подобающую братьям заботливость. А я обещаю со всей уверенностью и ручаюсь всем вам, что если все вы захотите разделить между собою заботу о спасении обитающих в городе, то последний скоро исправится весь… Разделим между собою заботу о спасении наших братьев. Достаточно одного человека, воспламененного ревностью, чтобы исправить весь народ. И когда на лицо не один, не два и не три, а такое множество могущих принять на себя заботу о нерадивых, то не по чему иному, как по нашей лишь беспечности, а отнюдь не по слабости многие погибают и падают духом. Не безрассудно ли, на самом деле, что если мы увидим драку на площади, то бежим и мирим дерущихся– да что я говорю – драку? Если увидим, что упал осел, то все спешим протянуть руку, чтобы поднять его на ноги; а о гибнущих братьях не заботимся? Хулящий святую веру – тот же упавший осел; подойди же, подними его и словом, и делом, и кротостью, и силою; пусть разнообразно будет лекарство. И если мы устроим так свои дела, будем искать спасения и ближним, то вскоре станем желанными и любимыми и для самих тех, кто получает исправление"125.

Или: "Если двенадцать человек "заквасили" всю вселенную, подумай, сколь велика наша никчемность, если мы, пребывая в таком количестве, не в состоянии исправить оставшихся,– а ведь в нас должно было хватить закваски на тысячи миров… Но то, скажешь, были апостолы. Что же из этого? Разве они Ангелы были? Но, скажешь, они имели дар чудотворения. Долго ли эти чудеса будут служить для нас прикрытием нашего нерадения?.".126.

Есть у вас смена?

– Знаете, для того чтобы идти моим путем, слишком много необычностей должно было сойтись. Главная из них: моя церковная карьера шла сверху вниз. Я ведь свою работу в Церкви начал с самой высшей точки. Еще не окончив академию, я уже в двадцать семь лет был пресс-секретарем и референтом Патриарха. 3атем был деканом богословского факультета, затем – заведующим кафедрой, теперь – просто профессор. Хорошо бы окончить жизнь дьяконом в сельском приходе…

Простите, что перебиваю. Но, говоря о сельском приходе, вы не позируете?

– Ну, какая тут поза! Это просто скучный и рациональный расчет. Любой писатель желает в конце жизни получить покой, чтобы "исписаться". Писать лучше всего в тишине, видя вокруг себя Родину, а не бетонное "определенное место жительства". Но чтобы спокойно жить, писать и служить в селе, нужно очень много денег. Для этого нужен какой-то постоянный источник дохода (каковым сегодня не могут быть гонорары за книги). Самое надежное – это сдавать московскую квартиру. Но для этого ее нужно сначала купить самому (ибо нынешнюю квартиру надо все-таки оставить семье). Да и "домик в деревне" – если это в пределах досягаемости до Москвы – стоит ой как недешево. Так что идея трезвая, хорошая, но дорогая. Где на нее взять денег – не знаю. Но уж если я себе разрешаю о чем-то помечать – так именно об этом бегстве из Москвы, а не о протоиерейском кресте или солидной чиновничьей синекуре…

Так, возвращаясь к моей карьере. Это ее странное направление – сверху вниз – означает, во-первых, что, оказавшись "наверху", я (надеюсь) не успел внутренне мутировать, стать человеком "системы", который долго и переживательно ждет продвижения вверх и с соответствующим расчетом и осторожностью выстраивает свои слова и поступки127.

Во-вторых, то, что я начал сразу с верхней ступеньки, сделало мое имя сразу известным всему епископату. То, что с самого начала я был рядом с Патриархом, помогло заручиться церковно-иерархической поддержкой при начале моей миссионерской работы. У архиереев не возникал вопрос: наш человек или не наш. Мне не нужно было доказывать, что я могу защищать нашу веру: раз Патриарх в Москве тебе доверил такое послушание – что ж, приезжай и к нам и работай.

В-третьих, и Патриарх с самого начала знал, в чем я вижу свое призвание. Понимаете, если обычный молодой священник начнет активно ездить с лекциями за пределы своего прихода и тем более за пределы своей епархии, епископ неизбежно спросит его: "У тебя что, на своем приходе дел мало?". У меня было уникальное сочетание свободы и доверия. Я не был диссидентом. С самого начала я воспринимался (в том числе и самим собой) как "человек Патриарха".

Моя свобода, в частности, связана с тем, что я сам для себя определил область своей работы и ее методы (это я сейчас так могу сказать, оглядываясь назад: когда все только начиналось, никаких подобных планов у меня и в мыслях не было). Плюс к этому мой двойственный статус как светского журналиста и университетского преподавателя, а не только как церковного служителя…

В общем, все это было легко в начале 90-х: когда все бурлило и создавалось. Кстати, для меня это очень важно: в Церкви я никогда не приходил на чье-то место, а значит, и мои должности не вызывали чьей-то зависти. Так что обходилось без "подсидок". Просто каждый раз совпадали моя готовность к перемене места и потребность в каком-то новом служении. В 1985 году впервые ректор МДА создал при входе в свой кабинет "предбанник" и решил посадить в нем референта. В 1990 году впервые Патриарх решил создать должность пресс-секретаря. Прошло еще время – и впервые был создан богословский факультет в рамках впервые же создаваемого православного университета и этому факультету, конечно, был нужен декан. Во всех этих случаях мне никого не приходилось заменять и тем самым – "обижать".

А новым миссионерам приходится прокладывать себе дорогу снизу. Им – тяжелее.

Я сейчас пробую поставить себя на место молодого человека, который хочет начать церковное миссионерское служение. Его рукоположили после семинарии, он пробует что-то делать вне храма, а все его сослуживцы смотрят на него, как на белую ворону: "Тебе что, больше всех надо? Протестант какой-то! Ты что, не знаешь, что кого надо Господь Сам приведет?".

При таких настроениях начинающий проповедник будет постоянно генерировать вокруг себя поле осуждения. Если он выйдет за пределы своего прихода, в конце концов ему скажут: "Значит, у тебя на приходе дел мало?". Кроме того, чем больше времени он будет проводить с детьми или молодежью, тем меньше денег он заработает требами в храме. Ведь пока он вел урок в школе, он мог бы машину освятить… И со временем голос жены начнет ему напоминать, что пора бы "жить как все"…

А затем журналисты какой-то каверзный вопрос зададут, а он ответит неудачно (или и в самом деле так ответит, или же журналисты переврут его ответ). И уже с верха следует грозный окрик: "Что ж ты такое ляпаешь! Сиди на приходе, юноша, и бабушек своих по праздникам поучай, а на радио не ходи!".

Нет, сегодня, мне кажется, молодому священнику тяжелее встать на путь миссионерства. И тем более я удивляюсь тому, как Господь вел меня по этому пути!

Отец Андрей, вы как-то сказали, что батюшки не должны забывать о своих прежних мирских увлечениях. Вы свои прежние увлечения сохранили?

– Да, было бы хорошо, если бы священник мог воцерковлять и свою мирскую профессию и свои прежние "хобби". Я знаю священников, которые были мастерами боевых искусств до принятия сана,– так они и сейчас преподают эти искусства мальчишкам, сопровождая их изложением христианской позиции.

У меня в детстве тоже было одно увлечение, к которому я потихоньку возвращаюсь. Я любил книжки по истории, но поступил потом на философский факультет, по сути, антиисторический. И вот в последние годы по капле выдавливаю из себя философа.

Помню, когда я сам был студентом, то первые книги по религиозной философии попадали мне в руки от научного сотрудника Института философии Альберта Васильевича Соболева. Его квартира была для меня островом сокровищ: там стояли дореволюционные издания и парижские книги, которые в советских библиотеках хранились за семью спецзамками. И вот, принося очередную прочитанную книгу и беря новую, я пробовал завязать с ним обсуждение прочитанного, но в ответ не встречал никакого энтузиазма. Сначала я это счел за обычную советскую осторожность. А потом он сам пояснил: "Знаете, мне это уже не очень интересно. Мир идей русской философии достаточно обозрим. Я его изучил уже давно. Эти философы мне гораздо более интересны как люди. Мне интересно, как они жили, как общались. Порой старая фотография мне интереснее нового издания книги Флоренского". Тогда я не понял его. Мне казалось, что вселенная русской религиозной философии неисчерпаема. А сейчас я чувствую что-то похожее. История для меня интереснее, чем философия и богословие.

Что помогло вам сделать выбор – стать православным христианином?

– Мотивов очень много. Один из них – мне изрядно надоела просто философия. Я же потомственный философ, и потому мне с детства обрыдли все эти размышления о духовном со стаканом коньяка в руке. Я еще был атеистом, студентом университета, когда сказал себе: "Так, Андрюша, давай договоримся. Если ты однажды придешь к выводу, что Бог есть, я тебя очень прошу: не выдумывай ничего своего. Понимаешь, если Бог есть, то это означает, что ты не первый умница, который до этого додумался... История началась не с тебя, и поэтому ты сначала изучи, что в этой истории было, вживись в нее". Поэтому я с самого начала решил, что уж если и повернусь к религии, то к самой традиционной.

Отец Андрей, вы – человек публичный. А как вы отдыхаете? Как проводите свободное время? Может, у вас есть какое-то хобби?

– Вот в этом смысле мой образ жизни совершенно ненормальный, потому что обычный москвич, когда у него наступает время отпуска, уезжает куда-нибудь из Москвы, стремится слиться с какой-нибудь компанией, а у меня все ровно наоборот. Вся моя жизнь – в поездках, поэтому для меня отдых – это если я могу дома один посидеть. Счастливое время, если я могу на два-три дня запереться дома и не выходить вообще никуда, даже в магазин. Поскольку отдых – это смена образа жизни и деятельности, то отдых для меня – когда я пишу. Потому что в поездках я только читаю (или напротив: читаю я только в поездках)… Увлечения?.. Да одно у меня увлечение – поспать.

А что вас в церковной жизни радует?

– О, в Церкви меня радует прежде всего то, что она меня терпит.

Еще я люблю Православие за его неплакатность, за то, что в нем очень часто совмещается вроде бы несовместимое. Мало прийти в Церковь, надо уметь жить в Церкви. Для меня, например, одно из самых замечательных открытий прошлого года – это рассказ об одном тверском алтарнике. Этот пожилой уже человек, когда его начинают чем-то доставать, отбрехивается замечательной фразой, он говорит: "Слушай дорогой, ты знаешь, я ведь в Церкви уже тридцать лет… Я ведь и убить могу". Для неофита-интеллигента, который воспитан на Бердяеве – это, конечно, кощунство, это невозможный ответ. А с моей точки зрения, ответ очень точный и остроумный. Этот человек просто и в самом деле долго живет в Церкви и поэтому знает, что и в Библии, и в церковной истории были прецеденты и для одного поведения, и для противоположного. Одни святые подставляли щеку, другие, святые же, вынимали меч. Здесь нужно или обостренное совестное чувство, или же хорошо церковно-воспитанный разум, чтобы уметь различить – в каких случаях и как надо себя вести. Иногда уйти от драки будет грехом, особенно когда под угрозу поставлена жизнь или честь другого человека, такого, который сам себя защитить не сможет.

Приложение

Часть I

Проповедь диакона Андрея Кураева на концерте "Рок к небу" в Ледовом дворце128

С Рождеством вас, люди! Человек тем отличается от животного, что животное просто живет, а человеку нужен повод к жизни. Как нужны поводы к тому, чтобы задействовать какую-то группу мышц, так нужны поводы душе, чтобы оживить себя, проявить. Душа – это то, что болит у человека, когда все тело здорово. Не сердечная мышца болит, не левый желудочек, а душа. Болит – и своей болью доказывает, что она есть. Пока у человека не заболела почка – он и не знает, где она у него находится. Пока у человека не заболела душа – он и не подозревает о ее существовании. Пока не напрягаясь живешь в полсилы и плывешь по течению, как все, не замечаешь ни силы течения, ни своей души. Но однажды сердце ожигает мысль: "Зачем я тут? Что такое человек? Что такое моя жизнь? Просто тире между двумя датами на могильном памятнике? А человек – просто покойник в отпуске? Меня не было целую вечность и потом не будет тоже вечность. И вот из этой тьмы меня отпустили на побывку. В этом ли смысл моей жизни? Это ли "все, что останется после меня"?". И тогда понимаешь: моя биография не сводится к истории моего тела, то есть в конце концов к истории моей болезни – от первого зуба до последнего инфаркта. И тогда понимаешь, что самое главное знакомство, которое может произойти в твоей жизни – это не знакомство со знаменитостью, а знакомство со своей душой: ты, оказывается, есть. Ты, моя душа, и ты, мое тело – не одно и то же. И у тебя, моя душа, есть свои поводы к радости и свои поводы к боли. Русский рок в своих лучших песнях – это болевые уколы в совесть. Это борьба за право думать, за право быть одиноким, за право выпадать из толпы и из попсы. Когда все вокруг тонет в беспросветном оптимизме, когда официальная пропаганда обещает построить коммунизм или хотя бы догнать Португалию по числу кондиционеров на душу населения – русский рок встряхивает и говорит: "А ты знаешь, Небо становится ближе". Это и есть Рождество: Небо соединилось с землей, с тобой. Христос мог хоть тысячу раз рождаться в Вифлееме, но нет тебе в том никакой пользы, если Он хотя бы раз не родился в твоей душе. Рождество – это ответ на вопрос Данте: "Я поднял глаза к Небу. Чтобы увидеть – видят ли меня". Это главный вопрос в жизни человека: "Нужен ли я, любим ли я или я просто космическая плесень?". Рождество – это первый шаг к главной тайне христианства: все религии мира говорят о том, какие жертвы люди должны приносить своим богам, и только Евангелие говорит о том, какую жертву Бог принес людям. Христос пришел к вам! С Рождеством вас, люди!

Часть II

7 сентября 2003 года в зале церковных соборов храма Христа Спасителя состоялось торжественное открытие II Московского межрегионального фестиваля молодежи, на котором были вручены премии "Обретенное поколение". Премия учреждена по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II Отделом по делам молодежи Русской Православной Церкви и решением мэра Москвы Юрия Лужкова "за труды по духовно нравственному воспитанию и просвещению молодежи". В 2003 году премии получили отделы по делам молодежи Тобольской и Тюменской, Сыктывкарской и Воркутинской, Тамбовской и Мичуринской, Екатеринбургской и Верхотурской, Крутицкой и Коломенской, Санкт-Петербургской и Ладожской, Саранской и Мордовской, Смоленской и Калининградской епархий, а также Костромской православный центр "Ковчег", протодиакон Михаил Спельник и диакон Андрей Кураев.

Поблагодарив устроителей фестиваля за награду, диакон Андрей Кураев обратился к мэру Москвы Ю.М. Лужкову с просьбой оказать содействие введению в московских школах предмета "Основы православной культуры". Участники фестиваля поддержали обращение отца Андрея к московским властям.

Речь диакона Андрея Кураева после вручения ему премии "Обретенное поколение"

Ваше Святейшество, благословите обратиться к строителю прекрасного храма сего Юрию Михайловичу Лужкову!

Юрий Михайлович, в своей речи вы прекрасно сказали о том духовном богатстве, которое несет людям православная культура. Одной из его жемчужин является этот величественнейший храм. Но очень жаль, что многие москвичи, особенно юные, входят в него почти как иностранцы, не понимая языка своей родной культуры.

Православная культура есть. И в Церкви есть такие люди – они сидят в этом зале,– которые доказали, что могут быть интересными для молодых людей, для детишек и могут им свидетельствовать о богатстве православной культуры.

Но, увы, одной из самых печальных новостей минувшей недели было сообщение Московского департамента образования о том, что в московских школах и в новом учебном году не будет уроков "Основы православной культуры". Это странно. Что сказали бы великие наши князья – Даниил Московский и Александр Невский, если бы узнали о том, что в школах Москвы не разрешают изучать православную культуру? Они воскликнули бы: "Какие варвары захватили нашу столицу? Какое новое иго распростерлось над нашей страной?!"

Юрий Михайлович, когда вы подвергались незаслуженной критике со стороны различных борзописцев за прекрасную идею восстановления этого храма, я хоть и маленькой крупиночкой, но попробовал помочь вам и написал вот эту книжку в оправдание идеи восстановления храма Христа Спасителя. Сегодня я прошу у вас помощи. Вот новая моя книжка "Основы православной культуры", написанная в защиту введения уроков православной культуры в школах.

Юрий Михайлович, а нельзя ли организовать "круглый стол" с вашим участием, с участием руководителя Московского департамента образования и тех представителей Церкви, которых Святейший Патриарх благословит, чтобы мы спокойно сели и обсудили, в чем отличие "Закона Божия" от культурологического разговора о Православии. Недавно в "Российской газете" министр образования Филиппов заявил, что согласно закону религии не место в школе. Как же так? "Закон о свободе совести" ясно говорит о том, на каких условиях религиозное образование возможно в государственной школе. Но "Основы православной культуры" – это не религиозное образование, а культурологическое. Это изучение алфавита родной культуры.

Юрий Михайлович, помогите нам организовать диалог, который не в состоянии организовать наша "демократическая" пресса. Вот с этой просьбой я обращаюсь к вам в этот радостный миг и сердечно благодарю вас за высокую награду!

1 См.: Мф. 13, 33, 31–32, 44.– Ред.

2 Мф. 10, 16.– Ред.

3 Ин. 1, 5.– Ред.

4 Ириней Лионский. Против ересей. 3, 3, 4; Евсевий Кесарийский. Церковная история. 3, 28.

5 Ср.: Тит. 1, 15.– Ред.

6 Подробнее см. главу «Зачем ходить в храм, если Бог у меня в душе» в моей книге «Дары и анафемы» (М., 2003).

7 Мец И.Б. Будущее христианства. По ту сторону буржуазной религии // Вопросы философии. 1990. № 9. С. 89.

8 Августин Блаженный. О Граде Божием. 18, 23.

9 Блаженный Иероним Стридонский. Письмо 97 (121), Алгазии, 11 // Творения. Киев, 1903. Ч. 3. С. 96.

10 Подробнее об этом см. в Приложении с. 289.– Ред.

11 «Моя Анна (орден) была бесплодна; но с 1 мая понесла и принесла мне уже сто рублей за полгода, а за год 200 будет приносить» (Святитель Феофан Затворник. Собрание писем. Из неопубликованного. М., 2001. С. 390).

12 Погосов А. Проповедь в «зоне риска» // Церковный вестник. 2003. № 17.

13 См.: Кущ Т.В. Византийский театрон конца XIV–XV века. Некоторые наблюдения // Античность и средние века. Екатеринбург, 2000.

14 Афиногенов Д.Е. Константинопольский патриархат и иконоборческий кризис в Византии (784–847). М., 1997. С. 51.

15 Цит. по: Иванов С.А. Византийское миссионерство. М., 2003. С. 189.

16 Дурново Н. Легенда о заключенном бесе в византийской и старинной русской литературе. М., 1915. С. 13.

17 Цит. по: Тьерри А. Святитель Иоанн Златоуст и императрица Евдоксия. Христианское общество Востока. М., 1884. С. 183. При этом, однако, «апостолы остаются единственными миссионерами, известными святоотеческой литературе. Отцы Церкви нигде не упоминают о конкретных людях, своих современниках, которые отправились бы проповедовать варварам» (Иванов С.А. Византийское миссионерство. С. 71). Даже имя просветительницы Грузии – святой Нины – было неизвестно византийским церковным историкам (Там же, С. 33)… Еще более поражает то, что самые важные успехи в продвижении христианства за пределами империи оставались вне упоминаний греческих церковных писателей. Таким «молчанием века» окружены крещение Эфиопии (VI век), миссия Кирилла и Мефодия в Моравии (IX век), крещение Руси (X век)

18 Святитель Иоанн Златоуст. Беседы на Евангелие от Матфея. 46, 2.

19 Ср.: 1 Кор. 9, 22.– Ред.

20 Мой настоятель – семидесятилетний протоиерей Николай Ситников – говорит, что «в наше время у людей бывают добродетели, но нет даров».

21 См.: Мф. 2, 27.– Ред.

22 Ср.: Мф. 9, 20.– Ред.

23 У Александра Галича: «Знать бы загодя – кого сторониться, а кому была улыбка причастьем…».

24 Спасите наши души. Днепропетровск. 2003. № 9 (53). С. 43.

25 «Алекс Кроули, мировой вождь сатанистов, высочайше оценил этот цикл повестей» ([Без подписи] «Гарри Поттер» глазами православных // Русь державная. 2002. № 8 [98]). «Родоначальник сект современного сатанизма англичанин Алистер Кроули высоко оценивал цикл повестей Джоан Ролингз» (Верующие Крымской епархии Русской Православной Церкви. Нe позволим сатанистам приносить в жертву наших детей! // Наш современник. 2002. № 10).

26 См.: Наука, техника, культура: проблемы гуманизациии и социальной ответственности. Материалы «круглого стола» // Вопросы философии. 1989. № 1. С. 15.

27 См. жесткий отзыв о Достоевском в книге: Концевич И.М. Оптина пустынь и ее время. Джорданвилль, 1970. С. 598–599.

28 Гаврюшин Н.К. Лифостротон, или Мастер без Маргариты // Гаврюшин Н.К. Рыцари Софии. М., 1998 (/forum/view.php?subj=22970&section=14).

29 Святитель Василий Великий. Письмо 38 // Историко-философский ежегодник'95. М., 1996. С. 273.

30 Протоиерей Георгий Флоровский настаивал на том, что быть христианином значит быть греком: «Я лично исполнен решимости защищать этот тезис, и притом на двух разных фронтах: как против запоздало возрождаемого ныне гебраизма, так и против любых попыток переформулировать догматы в категориях современных философий, из какой бы страны они ни исходили (Гегель, Хайдеггер, Кьеркегор, Бергсон, Тейяр де Шарден), или в категориях якобы особой славянской ментальности» (Георгий Флоровский: священнослужитель, богослов, философ. М., 1995. С. 156).

31 «На днях я прочитал в прекрасном пуританского толка журнале: “Освободите христианство от окостеневшей догмы, и вы увидите, что оно – просто учение о Внутреннем Свете”. С таким же успехом можно освободить человека от костей» (Честертон Г.К. Ортодоксия // Честертон Г.К. Вечный Человек. М., 1991. С. 412).

32 1 Ин. 4, 8.– Ред.

33 Лк. 21, 8; ср.: Мф. 24, 5; Мк. 13, 6.– Ред.

34 Лк. 21, 8.– Ред.

35 Лк. 17, 24.– Ред.

36 Мк. 15, 13, 14; Лк. 23, 21; Ин. 19, 6, 15.– Ред.

37 См.: Исх. 10, 27; 11, 10.– Ред.

38 См.: Мф. 12, 38; 16, 1; Мк. 8, 11.– Ред.

39 См.: Мф. 4, 1–11.– Ред.

40 См.: s/nr211121.htm.

41 Апокрифы древних христиан. М., 1989. С. 142–143.

42 См.: 1 Кор. 1, 20; 3, 19.– Ред.

43 Критику теорий Вейника с научной точки зрения см.: Дынич В.И., Ельяшевич М.А., Толкачев Е.А., Томильчик Л.М. Вненаучное знание и современный кризис научного мировоззрения // Вопросы философии. 1994. № 12. Его книга «Термодинамика» называется «скандально известной». О ней же: «Бред под видом науки» (Федоров В.С., Степанов Б.И. Рецензия // Весцi АН БССР. Серия физ.-мат. навук. 1974. № 5. С. 131).

44 «Передавал мне отец Иларий, монастырский духовник, что отец Амвросий отзывался о некрещеных младенцах так: хотя они по заслугам Господа Иисуса Христа и будут в Царствии Небесном, но останутся слепыми, то есть лишатся возможности зреть лице Господа, вследствие того, что в Таинстве Крещения с них не смыт прародительский грех» (Старец Варсонофий Оптинский. Келейные записки. М., 1991. С. 24). Ср. мнение святителя Григория Богослова о людях, которые по малолетству или не по своей воле не были крещены: «Последние не будут у Праведного Судии ни прославлены, ни наказаны; потому что хотя незапечатлены, однако же и не худы, и больше сами потерпели, нежели сделали вреда. Ибо не всякий, недостойный наказания, достоин уже и чести; равно как не всякий недостойный чести достоин уже наказания» (Святитель Григорий Богослов. Слово 40. На святое Крещение // Творения. Троице-Сергиева Лавра, 1994. С. 558).

45 Лаоцзы. Дао Дэцзин, 3.

46 Клеман О. Вопрос о человеке // Беседа. Ленинград; Париж, 1985. № 3. С. 96.

47 Августин Блаженный. О Граде Божием. 19, 22.

48 См. например, Ситников А.В. Философия Плотина

49 Из канона ко Святому Причащению, ирмос песни 4.– Ред.

50 Святитель Феофан Затворник. Собрание писем. Из неопубликованного. С. 452–457.

51 См.: Мережковский Д.С. Иисус неизвестный. М., 1996. С. 12.

52 Переписка профессора МДА П.С. Казанского с А.Н. Бахметовой // У Троицы в Академии. 1814–1914. М., 1915. С. 525. Письмо от 8.02.1868. Кстати, в Преображенском соборе Дивеевского монастыря летом 2003 года висела новописанная икона святых Киприана и Иустинии откровенно апокрифического содержания. Подпись на этой иконе представляла собой заклинание, а не молитву: «Кто делал или мыслил – верни его дела и мысли назад в ад».

53 Иеромонах Агафон. Повесть об Иоанне, затворнике Старо-Шаговском. Иваново, 1994. С. 20.

54 Цит. по: 400 лет Брестской церковной унии: 1596–1996. Критическая переоценка. М., 1998. С. 42.

55 Грушевский М. Иллюстрированная история Украины. Киев, 1997. С. 229–234.

56 «Недаром благочестивый воевода новгородский Скумин, услышав об уклонении епископа Гедеона в унию, сказал, что в этом, без сомнения, виноват и сам патриарх Иеремия, который своими непрестанными грамотами за львовское братство против Гедеона довел его до того, что он должен был броситься в такое отщепенство» (Митрополит Макарий (Булгаков). История Русской Церкви. М., 1996. Кн. 5. С. 368).

57 Шатохин С.А. Провоцируют церковные расколы // Русский вестник. 2003. № 9.

58 Троицкий П. Канонизация с «черного хода» // Русский вестник. 2003, № 7.

59 Елисеев А. Опричная Царя // Царский опричник. №20 (/bratstvo/ oprichnik/20/eliseev.htm).

60 Хвалин А. От умолчания – к искажению.

61 1 Кор. 13, 7.– Ред.

62 Ср.: Ин. 21, 18.– Ред.

63 См.: Протоиерей Александр Шаргунов. Распутин: опасность разделения в Церкви. Выступление на радио «Радонеж» 21.01.03.

64 Пс. 11, 2.– Ред.

65 Подробнее об этом – в главе «В поисках золотого века» в моей книге «О нашем поражении. Христианство на пределе истории» (М., 2003).

66 См.: /site/?act=news&id=13458&cf=.

Сообщение от 18 сентября 2003 года.

67 См.: Евробюлетень. Iнформацiйний бюллетень Представництва Ервопейськоi Комисii в Украiнi. 2001. Октябрь. С. 5.

68 См.: /russia/22jul2003/play_.html.

69 «Появился “Царский сборник”, в котором опубликованы службы и акафист Царственным мученикам. На издание этого сборника никто не испрашивал благословения. Он содержит мысли, не соответствующие православному вероучению, ибо император Николай II ставится на один уровень со Христом Спасителем. Искупительный подвиг императора приравнивается к искупительному подвигу Христа Спасителя. Это ересь. И если это будет распространяться в каком-либо из храмов или за богослужением, мы будем привлекать настоятелей к ответственности» (Обращение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия Второго к клиру и приходским советам храмов Москвы на епархиальном собрании 15 декабря 2000 года. М., 2001. С. 72). Речь идет о фольклоре (фольклор – в смысле «бесцензурное народное творчество»), содержащем суждения типа: «Есть бо жертва искупительная за ны… Кровь Царя на нас и на детях наших… Приими, Владыко, молитвы страстотерпец, во искупление грехов наших закланных» (Канон святому великомученику Царю Николаю // Приложение к православному изданию «Звонница». Курган, 1998. № 1–4 [23]).

70 Фудель С.И. Причастие вечной жизни // Собрание сочинений. М., 2003. Т. 2. С. 251, 282.

71 Ерм. Пастырь. Заповедь 5, 10.

72 Марголис М. Концерт-проповедь – новый жанр Жанны Бичевской // Московские новости. 2002. Декабрь. № 49.– Ред.

73 Молодежь Эстонии (Таллин). 3.04.2000.

74 Бичевская Ж. Русь огромна и талантлива // Русский Север (Вологда). 28.09.2001.

75 Бичевская Ж. Русь огромна и талантлива.

76 Воспоминания о Пелагии Рязанской // Жизнь вечная. 1997. № 36–37.

77 Церковный вестник. 2003. № 3.

78 Святитель Феофан Затворник. Собрание писем. Из неопубликованного. С. 296.

79 Reverbero (лат.) – отбивать, отбрасывать, отскакивать.– Ред.

80 Ср.: Мф. 5, 37.– Ред.

81 Святитель Николай Японский. Запись в дневнике 1.04.1880 // Праведное житие и апостольские труды святителя Николая, архиепископа Японского, по его своеручным записям. СПб., 1996. Ч. 1. С. 241.

82 См.: Бехтерев В. Предисловие // Краинский Н.В. Порча, кликуши и бесноватые как явления русской народной жизни. Новгород, 1900. С. III.

83 «Курить или не курить есть дело безразличное, по крайней мере наша и общая совесть считает это таким. Но когда некурение связывается обещанием, тогда оно вступает в нравственный порядок и становится делом совести, неисполнение которого не может не мутить ее. На что вязать ее обетом? Говорить надо: “Постой, дай-ка попробую бросить, Бог даст, слажу”. Встречали ли вы у старцев совет: не вязать себя обетом? Вот таких именно дел это касается» (Святитель Феофан Затворник. Собрание писем. М., 1898. Вып. 2. С. 240).

84 Слова из молитвы преподобного Ефрема Сирина «Господи и Владыко живота моего…», читаемой Великим постом.– Ред.

85 Ср.: Мф. 26, 27–28.– Ред.

86 См.: 1 Кор. 11, 3–10.– Ред.

87 Рассудите сами, прилично ли жене молиться Богу с непокрытою головою? Не сама ли природа учит нас, что если муж растит волосы, то это бесчестье для него; но если жена растит волосы, для нее это честь, так как волосы даны ей вместо покрывала? А если бы кто захотел спорить, то мы не имеем такого обычая, ни церкви Божии (1 Кор. 11, 13–16).– Ред.

88 Гиббон Э. Закат и падение Римской империи. М., 1997. Т. 7. С. 371.

89 Толкования на Новый Завет блаженного Феофилакта, архиепископа Болгарского. СПб., б. г. С. 463.

90 «Меня снова привели к самозванцу и поставили перед ним на колени. Пугачев протянул мне жилистую свою руку. “Цалуй руку, цалуй руку!” – говорили около меня. Но я предпочел бы самую лютую казнь такому подлому унижению. “Батюшка Петр Андреич! – шептал Савельич, стоя за мною и толкая меня.– Не упрямься! что тебе стоит? плюнь да поцалуй у злод... (тьфу!) поцалуй у него ручку”. Я не шевелился. Пугачев опустил руку, сказав с усмешкою: “Его благородие знать одурел от радости. Подымите его!”. Меня подняли и оставили на свободе. Я стал смотреть на продолжение ужасной комедии. Жители начали присягать. Они подходили один за другим, цалуя распятие и потом кланяясь самозванцу» (Капитанская дочка). Русский мужик Савельич не видит проблемы в этом поцелуе; а вот воспитанный по европейски-джентльменским правилам офицер не может заставить себя согнуться.

91 См.: Мф. 23, 9.– Ред.

92 Софроний (Сахаров), архимандрит. Видеть Бога как Он есть. Ставропигиальный монастырь святого Иоанна Предтечи в Эссексе, 1985. С. 230.

93 Великий покаянный канон святого Андрея Критского, песнь 8. Читается во вторник первой седмицы Великого поста.– Ред.

94 Эсперанто – язык, изобретенный в конце XIX века польским врачом Л.М. Заменгофом.

95 См.: Ушинский А.Д. Вероучение малорусских штундистов. Казань, 1886.

96 Штунда – секта протестантского типа; ближе всего к баптизму.

97 Один из основателей баптистского движения в России

98 Святитель Феофан Затворник. Собрание писем. М., 1994. Вып. 7. С. 155, 158; Вып. 2. С. 143.

99 Он же. Собрание писем. Из неопубликованного. С. 210.

100 Итак, братия, ревнуйте о том, чтобы пророчествовать, но не запрещайте говорить и языками (1 Кор. 14, 39).– Ред.

101 Гал. 5, 22.– Ред.

102 См.: Ин. 13, 35.– Ред.

103 Мф. 9, 38.– Ред.

104 …Крещение, не плотския отложение скверны, но совести благи вопрошение у Бога, воскресением Иисус Христовым…(1 Пет. 3, 21).– Ред.

105 То же место в русском синодальном переводе: …Крещение, не плотской нечистоты омытие, но обещание Богу доброй совести, спасает воскресением Иисуса Христа…– Ред.

106 Подробнее см. главу "Мнимый модернизм. Еще раз к вопросу о границах Церкви" в моей книге "Вызов экуменизма" (М., 2003).

107 Народные русские сказки А.Н. Афанасьева в трех томах. М., 1985. Т. 3. С. 182.

108 См. главу «Филиокве: лишний догмат» в моей книге «Вызов экуменизма» (М., 2003).

109 Мф. 5, 9.– Ред.

110 Ср.: Ис. 2, 4.– Ред.

111 См.: Ис. 1, 5.– Ред.

112 Подробнее – в главе «Попытка быть оптимистом» в моей книге «О нашем поражении. Христианство на пределе истории» (М., 2003).

113 Пюимеж Ж. Шовен, солдат-землепашец: Эпизод из истории национализма. М., 1999. С. 387.

114 Kraus K. Spruche und Widerspruche. Munchen, 1909. S. 73.

115 Название – от немецкого studieren – «изучать».

116 Святитель Феофан Затворник. Собрание писем. Из неопубликованного. С. 161.

117 См.: Мф. 11, 13.– Ред.

118 См. Приложение II.– Ред.

119 «Замечательный пример свободы мнения и обсуждения в духе братства и взаимного уважения мы находим в истории при решении вопроса о пленных, захваченных в битве при Бадре. Посланник Аллаха спрашивал у своих сподвижников совета, как поступить с пленными. В то время Аллахом еще не было ниспослано откровения, указавшего бы, как следует поступить в данном конкретном случае. Естественно, мнения но данному вопросу разделились. Посланник Аллаха принял одно из решений и отдал распоряжение о его выполнении. Однако после его осуществления Аллах ниспослал откровение, в котором осудил принятое решение и указал, что верной была совсем другая точка зрения. Можно ли привести более красноречивый пример подобной свободы мнений? Хадис (предание) гласит: “Посланник Аллаха спросил мнения Абу Бакра, Али и Омара. Абу Бакр сказал: “О, Посланник Аллаха! Они [пленные] родственники и братья. Я считаю, что их нужно отпустить, взяв с них выкуп, который мы используем для войны с неверными. А их, может быть, Аллах направит на правильный путь, и они станут поддержкой”. Омар ответил: “Я не согласен с Абу Бакром! Если бы мне пришлось решать, как поступить в подобной ситуации со своим родственником, то я бы убил его, чтобы Аллах знал, что в наших сердцах нет пощады к неверным, тем более, что это их храбрецы, вожди и предводители”. На следующий день Посланник Аллаха сказал: “Всевышний ниспослал откровение: “Ни одному пророку не годилось иметь пленных, пока он не производил избиения [неверных] на земле””». Вот показательный урок свободы мнения, которому сподвижники научились от Посланника Аллаха. Этому примеру он всегда следовал при решении всех вопросов, показывая человечеству путь к добродетели и обучая людей свободе" (Хусейн Хамид Хасан, президент Всемирного исламского университета. Свобода научных исследований в исламе. Б. м., б. г. С. 35–37).

120 11 сентября 2003 года в программе «Время» первого канала бегущая строка сообщала: «Завтра Православная Церковь чтит память святого князя Александра Невского – победителя на Куликовом поле».

121 См.: 1 Кор. 7, 20.– Ред.

122 Знаю, что некоторых петербуржцев коробит такое именование их города. Но должен заметить, что это отнюдь не провинциальный или уголовный жаргон. Например, это слово употребляет профессор Московской Духовной Академии П.С. Казанский в своей переписке с А.Н. Бахметовой (Письмо от 29.11.1869 // У Троицы в Академии. С. 557). Встречается оно и у святителя Феофана Затворника (Святитель Феофан Затворник. Собрание писем. М., 1994. Вып. 7. С. 155, 158; Вып. 2. С. 143), у которого, кстати, есть и другой топоним, кажущийся очень новым: «Хохляндия» (Святитель Феофан Затворник. Собрание писем. Из неопубликованного. С. 320)

123 На последний вопрос Хоакин Мурьета отвечает: «Мне бы только, чтоб дети не погибали во чреве...».

124 «Живо и жизненно в религии только то, что есть в культе, а отмирает или нежизнеспособным является то, чего нет в культе» (Булгаков С.Н. Свет Невечерний. М., 1994. С. 63).

125 Святитель Иоанн Златоуст. Беседы о статуях, 1 // Творения. СПб., 1896. Т. 2. С. 25–26.

126 Святитель Иоанн Златоуст. Беседы на Евангелие от Матфея. 46, 2–3.

127 Дмитрий Быков увидел в Патриархии «чисто официозную структуру, где тихие, безликие и солидные люди делают карьеру" (Быков Д. Народ и Церковь едины? // Вечерний клуб. М., 1999. 2 октября). Преувеличение, конечно, но не без повода к оному с нашей стороны…

128 Санкт-Петербург, 14 января 2003 года



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Диакон Андрей Кураев Неамериканский миссионер

    Автореферат диссертации
    Уже века этак полтора светские школы выращивают тараканов для подселения их в головы учеников. Один из самых откормленных тараканищ — это тот, который окапывается где-то в районе левого уха и своими усами раздражает ту нейронную цепочку,
  2. Диакон андрей кураев неамериканский миссионер

    Автореферат диссертации
    Уже века этак полтора светские школы выращивают тараканов для подселения их в головы учеников. Один из самых откормленных тараканищ — это тот, который окапывается где-то в районе левого уха и своими усами раздражает ту нейронную цепочку,
  3. Диакон Андрей Кураев Оккультизм в православии

    Документ
    Диакон Андрей Кураев родился 15 февраля 1963 года в Москве, выпускник философского факультета МГУ, кандидат богословия, профессор Московского Свято-Тихоновского богословского института, миссионер, проповедник, публицист, автор многих
  4. Диакон Андрей Кураев Оккультизм в православии

    Документ
    Диакон Андрей Кураев родился 15 февраля 1963 года в Москве, выпускник философского факультета МГУ, кандидат богословия, профессор Московского Свято-Тихоновского богословского института, миссионер, проповедник, публицист, автор многих
  5. Андрей кураев сатанизм для интеллигенции о рерихах и православии том первый религия без бога 2

    Документ
    Эта книга написана на тему «теософия и христианство». Это означает, что в ней речь идет не только о теософии, но и о христианстве. Из оглавления достаточно ясно видны главы, в которых можно ожидать изложение христианского мировоззрения.
  6. Андрей кураев сатанизм для интеллигенции о рерихах и православии том первый религия без бога 2

    Документ
    Эта книга написана на тему «теософия и христианство». Это означает, что в ней речь идет не только о теософии, но и о христианстве. Из оглавления достаточно ясно видны главы, в которых можно ожидать изложение христианского мировоззрения.

Другие похожие документы..