textarchive.ru

Главная > Книга


То есть мысли бодхисаттвы направлены только к просветлению и не могут быть заняты чем-либо другим.

  • Имеются в виду медитативные упражнения [5, с. 41, примеч. 6].

  • Имеются в виду два крайних с буддийской точки зрения типа мировосприятия: 1) все существует или 2) ничто не существует.

  • "Восемь добродетелей воды" – это: 1) легкость, 2) чистота, 3) прохлада, 4) мягкость, 5) тонкость, 6) аромат, 7) невозможность напиться досыта (из-за ее необыкновенного вкуса), 8) отсутствие каких-либо вредных последствий от питья [5, с. 139, примеч. 4].

  • Данное описание очень напоминает картину рая Будды Амитабхи в сутре "Сукхавати-вьюха" [5, с. 139, примеч. 4].

  • Имеется в виду поток дхарм, проявления которых конституируют феноменальный мир. Композиции дхарм обусловлены законом "зависимого существования". С точки зрения философских установок махаяны дхармы не являются истинно реальными конечными сущностями, поэтому неправильно видеть суть бытия как процесса в композициях дхарм, подчиняющихся указанному закону.

  • Имеется в виду, что "знаки" на самом деле всего лишь иллюзия, их нельзя принимать за "чистую монету".

  • С усложнением буддийской метафизики и возрастанием роли интуитивного знания в теоретических разработках философов махаяны идеологи этого направления стали выделять два вида истин – знания и деяния. Первые доступны для всех обыкновенных людей, вторые – только для тех, кто обрел "праджню".

  • Эти "пять законов" представляют пять отраслей древнеиндийской науки: 1) грамматику, 2) искусства и математические науки, 3) медицину, 4) логику, 5) эзотерические знания, доступные лишь посвященным.

  • Досл.: "следующие [Пути] вдаль". В данном случае можно согласиться с Й. Нобелем, который трактует знак "юань" ("далекий, вдаль") в смысле "вечный", "бесконечный" [5, с. 142, примеч. 4].

  • Имеются в виду дхармы, проявление которых обусловливает заблуждения, страсти, алчность, плотские желания и т.п.

  • Шаматха – "успокоение ума", концентрация на каком-либо одном объекте; випашьяна – детальное и внимательное рассмотрение многих объектов. Противопоставляется "шаматхе" [7, с. 272; 16].

  • Досл. "вращающий колесо". По буддийским представлениям, чакравартин – идеальный монарх, царство которого – эталон справедливого правления и всеобщего благоденствия. У чакравартина имеются "семь сокровищ" (волшебное колесо, слон, конь, чудесный камень и т.д.), с помощью которых он реализует свое могущество.

  • И. Нобель полагает, что, возможно, речь идет о "хорошей", "плохой" и еще не проявленной "природах" [5, с. 136, примеч. 1].

  • В Древней Индии церемония коронации нового царя заканчивалась окроплением его головы водой из "четырех океанов", так что "с окропленной головой" – монарх, "место с окропленной головой" – престол. Позднее "окропление головы" стало буддийской церемонией, особенно велико ее значение было в школах эзотерического буддизма [7, с. 161 – 162].

  • Так называют дхармы, присущие только Будде [5, с. 59, примеч. 1]. Безусловно, как и все другие, эти дхармы нереальны с точки зрения философии махаянских школ, однако при различении дхарм на уровне "мирской истины" "необщие дхармы" выделяют в особую группу, поскольку они конституируют то, что воспринимается как Будда.

  • Следует иметь в виду, что алмаз в буддизме – символ твердости и нерушимости, предельной прочности.

  • "Три знака" – философская категория виджнянавады – подробно обсуждается в сочинениях индийских теоретиков этого направления (Асанги, Васубандху и др.), а также их китайских последователей (Сюаньцзана, Куйцзи). Философские разделы "Сутры золотого света" (в частности, гл. III) содержат в себе ряд идей виджнянавады, хотя сутра и не является каноническим текстом школ, возникших в рамках этого направления.

  • Точнее говоря, в этом процессе участвуют еще шесть виджнян, посредством которых осознается, как уже говорилось, видимое, слышимое, обоняемое, осязаемое, воспринимаемое на вкус и представляемое. Однако "седьмое сознание" является общим регулятором, координатором результатов деятельности шести виджнян, посредником между ними и алаявиджняной, так что в конечном счете все "представления" и "мысли" возникают благодаря его функционированию.

  • Понятие "самоактуализация" введено одним из лидеров "гуманистической психологии" А. Маслоу (1908-1968), ему же принадлежит разработка концепции "самоактуализирующейся личности". "Самоактуализация" – стремление человека к полной реализации своих потенций, однако она "понимается А. Маслоу преимущественно как "рост изнутри" без учета определяющей роли социальных исторических факторов развития личности", [11, с. 108 – редакционная справка]. Хотя А. Маслоу не работал с "восточным материалом", одним из его учителей, "которыми он восхищался, которых он любил и обожал", была Р. Бенедикт [11, с. 109], автор известной книги о психологии японцев "Хризантема и меч" (1946).

  • Набор этих "Б-ценностей" определен и подробно описан в работе А. Маслоу "Religions, Values and Peak Experiences" (1964).

  • 1) "Полное, живое и бесконечное переживание с полным сосредоточением и погруженностью; 2) представление о жизни как о процессе постоянного выбора; 3) прислушивание к голосу импульса, предоставление возможности проявления собственного "Я"; 4) принятие на себя ответственности; 5) нонконформизм: "быть смелым вместо того, чтобы бояться"; 6) процесс актуализации своих возможностей; 7) высшие переживания; 8) разоблачение собственной патопсихологии" [11, с. 111 – 114].

    Психологические аспекты учения Кукая
    1. Кукай родился в 774 г. в одной из крупнейших аристократических японских семей. Когда принималось решение о переносе столицы из Нара, его семья имела тесные связи с группировкой, противившейся переезду, и даже была замешана в убийстве одного из сторонников переезда. Последовавшая опала могла быть причиной, побудившей Кукая стать буддийским монахом вместо того, чтобы делать карьеру в государственном аппарате, чему благоприятствовали его способности и происхождение. Уже в молодые годы проявились его дарования, и он был взят под покровительство дядей по материнской линии, конфуцианским ученым. В 791 г. Кукай поступил в столичное учебное заведение конфуцианского толка.

    Хотя Кукай полностью посвятил себя буддизму, удовлетворения теми его формами, что имелись в Японии, он не находил. В 804 г. в поисках унифицированного учения он отправился в танский Китай, рассчитывая пробыть там 20 лет. Корабль, на котором находился Кукай, прибило к берегу далеко от назначенного места. После продолжительных переговоров с губернатором провинции, не желавшим давать разрешение на высадку послам без верительных грамот, с помощью красноречивых посланий Кукая, написанных к тому же блестящим почерком, посольство вскоре смогло отправиться в столицу Чанань. Там через некоторое время Кукай познакомился с седьмым патриархом эзотерического буддизма Хуэйго (яп. Кэйка) (746-805), давно ждавшим встречи с человеком, которому можно было бы передать учение, стал его избранным учеником, а затем и преемником. После смерти Хуэйго Кукаю предложили написать эпитафию патриарху – небывалая честь для иностранца. Китайские вельможи адресовали ему свои стихи, что также свидетельствует о чрезвычайно высоком положении Кукая при Танском дворе. Возвращаясь в Японию, Кукай увозил с собой массу эзотерической литературы, ритуальные принадлежности, мандалы и пр. Его не сразу допустили в столицу, лишь после смерти императора Камму началось его возвышение. В 816 г. после получения многих привилегий Кукай подал прошение о строительстве монастыря на горе Коя, который впоследствии станет центром школы Сингон. В 823 г. Кукая назначили священником, а вскоре – настоятелем храма Тодзи, что у южных ворот столицы. Умер Кукай на горе Коя в 839 г. За 30 лет – времени возвращения из Китая и до смерти – им было написано более 50 религиозных трактатов и комментариев к сутрам.

    1. Знания передавались непосредственно от учителя к ученику; "пособий" и записанных разъяснений (за исключением комментариев к сутрам, изложенных кратким символическим слогом) не было. Впервые труды Кукая опубликованы только в 1910 г.

    Эта тема подробно разбирается Кукаем в трактате "Два учения – откровенное и сокровенное".

    1. Санскр. "трикая", яп. "сансин": дхармакая (тело дхармы) – "совокупность истинно сущих носителей-дхарм в состоянии сверхбытия" (по определению О. О. Розенберга), Самбхогакая ("тело блаженства" в двух формах: "тела собственного пользования" и "тела для пользования других") – персонифицированные будды типа Амитабхи, Авалокитешвары и др., Нирманакая ("тело призрачное") – временные манифестации будд на уровне человеческого восприятия, например Будда Шакья-Муни (см. также: [4, с. 137; 5, с. 151-159; 7, с. 254-256].

    Учение школы Сингон, рассматривая все сущее как различные проявления единого начала – вселенского Будды Махавайрочаны, отождествляемого с Дхармакая, неперсонифицируемым и неопределимым, представляет нам в трудах индийских патриархов и Кукая следующую систему четырех форм "тела дхармакая" (сисю хоссин): 1) "дзисё хоссин" – абсолютная форма, Дхарма как самадхи, истинность всего сущего; 2) "дзюё хоссин" – форма блаженства в двух видах: а) "дзидзюёсин" – самоориентация (абсолютное самадхи, аналогично первой форме), б) "тадзюёсин" – внешняя ориентация Дхармакая в виде будд, направляющих бодхисаттв последней ступени совершенства; 3) "хэнгэ хоссин" – форма трансформации, пример – исторический Будда. Появляется для корректирования бодхисаттв начального уровня, шраваков, пратьекабудд и простых людей; 4) "тору хоссин" – форма порождения, направлена к не-людям и обитателям "адских миров". Выражает беспредельное милосердие Махавайрочаны, помогающего развивать исходную "просветленность" у всех существ [2, с. 942-943].

    Слово "мандала" буквально означает "обладание сущностью". Мандала – схематическое изображение системы мироздания в картинах (либо фигурках, скульптурах) Будд и бодхисаттв. Система строится постановкой в центр мандалы "Основного Почитаемого" (санскр. "свадэва", яп. "хондзон"). Школа Сингон использовала в основном две мандалы: 1) алмазного мира (ваджрадхату) – "конгокай", представляющую неуничтожимый потенциальный аспект Вселенной; в центре ее – Будда Махавайрочана в позе созерцания, восседающий на белом лотосе. Его окружают сонм будд и ритуальные предметы; 2) мира чрева (гарбхадхату). – "тайдзокай", динамический аспект Вселенной, где ряды будд расположены в соответствии со своей духовной силой и целями; в центре – красный восьмилепестковый лотос, символизирующий сердце Вселенной. В центре логоса – Будда Махавайрочана.

    1. Ваджара представляет собой ритуальный предмет с несколькими лепестками с обеих сторон. По преданию, это молния, оружие, которым Индра убил дракона Вритру, представлявшего вселенский хаос, и его мать Дану (подробнее см.: [6, гл. 282, с. 404-407]).

    2. "Тело мудрости" (пятеричная мудрость) соответствует пяти буддам центра "алмазной мандалы": 1) в центре – Махавайрочана, представленный "мудростью, проявляющей истинную сущность мира дхармы" (хоккай тайсё ти); 2) восточный предел занимает Акшобхья (яп. "Асюку"), выражающий "мудрость большого круглого зерцала" (дайэнкё ти), отражающего действительность без искажений; 3) в южном пределе – Ратнасамбхава (яп. "Хосё"), выражающий "мудрость равенства" (бедосе ти), что подразумевает единый исходный потенциал к "просветлению" у всех существ; 4) Амитабха (яп. "Амида") на западе – "мудрость пристального наблюдения (мёкан дзатти) за свободным состоянием сознания; 5) Амогхасиддхи (яп. "Фуку дзёдзю") на севере выражен "Мудростью действия" (дзёсоса ти), проявляющейся в деяниях, помогающих всем живым существам двигаться к просветлению [2, с. 620-621]. Подробнее о пяти буддах см. [4].

    3. В соответствии с тремя ступенями "постижения" различаются три прочтения иероглифов "сокусин дзёбуцу" – "становление буддой при настоящей жизни (так называемые "кунные" чтения, чисто японские, в отличие от "онных", китайских, нейтральных, чисто номинально указывающих на общую идею). В варианте "истинное слияние" сочетание читается "сунавати ми нарэру буду" (само по себе тело есть будда). В варианте "привносимое и имеющееся" – "ми ни соку ситэ буду то нару" (в настоящем теле становишься буддой). В варианте "выявленное обретение" – "сумиякани буцу то нару" (мгновенно тело становится буддой) [2, с. 1403].

    4. История написания "Десяти ступеней развития сознания сокровенной мандалы" такова. В начале 830 г. император Дзюнна (правил в 823-833 гг.) повелел каждой из шести буддийских школ (Рицу, Хоссо, Санрон, Тэндай, Кэгон, Сингон) представить описание своего учения. Кукай создает объемное произведение, написанное изысканным китайским слогом, широко цитируя и комментируя отрывки из сутр. Труд оказался столь сложным для понимания, что Кукай по указанию императора написал его упрощенный (почти в пять раз меньше по объему) вариант – "Драгоценный ключ к тайному сокровищу".

    Идеи шуньявады в коротких сутрах Праджняпарамиты
    1. Ср. у И. М. Сеченова: "Как основа научной психологии мысль о психической деятельности с точки зрения процесса, движения... должна быть принята за исходную аксиому, подобно тому как в современной химии исходной истиной считается мысль о неразрушимости материи. Принятая как проверочный критерий, она обязывает психологию вывести все стороны психической деятельности из понятия о процессе, движении" (цит. по: [4, с. 50]).

    2. Объективной причиной такого движения буддийской психологии в направлении идеализма является невозможность удовлетворительного решения экспериментальными и концептуальными средствами познания того времени проблемы непредставимости состояний субстрата, реализующих психический процесс в терминах свойств самого субстрата, а не внешнего объекта. Л. М. Веккер в связи с этим пишет: "Априорными критериями меры общности или независимости этих "переменных" (объект и психический процесс) ни отдельный познающий индивид, ни наука в целом на заре своего развития не располагают. Поэтому исходная феноменологическая картина психического процесса в самой своей специфичности, выявленной на опыте, содержит альтернативу. Отправляясь от этой эмпирической взаимосвязи психического процесса и его объекта, мысль может начать "развязывание узла" и поиск общих начал, двигаясь с любого из концов и в одном из двух противоположных направлений – от физического объекта как общего и первичного к психическому процессу как частному и производному или, наоборот, от психического процесса как общего и исходного к физическому объекту как частному и производному. Ясно, конечно, что это и есть альтернатива основных философских направлений – материализма и идеализма, явным образом вырастающая на почве именно эмпирической, феноменологической специфичности психических явлений и имеющая эту парадоксальную специфичность одним из своих корней" [2, с. 19].

    3. Рассмотрение человеческой психики на уровне отдельных психических процессов и свойств не позволяет дать объяснение закономерного характера целостного человеческого поведения. "Если, – отмечает К. А. Абульханова-Славская, – расчленить личность на отдельные субъективные качества и свойства – сознание, волю, чувства, то даже путем их скрупулезного анализа невозможно понять закономерные способы связи сознания и действия, воли и чувства, которые раскрываются только на основе закономерного соотношения активности личности и хода ее жизни..." [3, с. 43].

    4. Согласно классификации, которой придерживались ранние тибетские авторы, сутра включается в число 11 так называемых "дочерних" сутр "Праджняпарамиты" [15, с. 8].

    5. Перевод "Праджняпарамита-хридая-сутры" с тибетского выполнен по лейпцигскому изданию 1835 г. (факсимильное воспроизведение тибетского ксилографа) [10].

    6. Перевод полного названия "Хридая-сутры": bcom-ldan-'adas-ma-shes-rab-kyi-pha-rol-tu-phyin-pai-snyng-po; Bhagavati-prajnäpäramitä-hrdaya.

    7. Каноническое начало всех сутр в санскритском оригинале не сколько иное: Evam mayä srutam. Ekasmin... (Так я слышал. Однажды...).

    8. bcom-ldan-'adas; Bhagavan.

    9. zab mo snang-ba; в тибетском варианте указывается, что это – самадхи, "уравнивающие" "перечень дхарм" (chos-kyi-rnam-grangs).

    10. spyan-ras-gzigs-dpang phyug – обретший могущество благодари проницательному созерцанию.

    11. byang-chub-serns-dpai-sems-dpai-chen-po; bodhisattva-mahasattva.

    12. shes-rab-kyi-pha-rol-tu-phyin-pa; prajnäpäramitä.

    13. phung-po-lnga-po.

    14. Шарипутра – один из учеников Будды, очень распространенный персонаж в абхидхармистской литературе. То, что он выступает здесь в качестве реципиента высшей трансцендентной мудрости, свидетельствует в данном случае о более высоком статусе "Праджняпарамиты" по сравнению с "Абхидхармой".

    15. rigs-kyi-bu; rigs-kyi-bu-mo; kulaputrä; kuladuhita.

    16. gzugs; rüpa.

    17. stong-pa; sunya.

    18. stong-pa-nyid; sunyata.

    19. tshor-ba; vedanä.

    20. adu-shes; samjnä.

    21. 'adu-byed-rnams; samskara.

    22. rnam-par-shes-pa; vijnäna.

    23. mig; caksuh.

    24. rna; srota.

    25. sna; ghräna.

    26. lce; jihvä.

    27. lus; käya.

    28. yid; manas.

    29. gzugs; rupa.

    30. sgra; sabda.

    31. dri; gandha.

    32. ro; rasa.

    33. rig-bya; sprastavya.

    34. chos (chos-kyi-skye-mched); dharma (dharma-äyatana), (23- 34) – 12 аятан.

    35. mig-gi-khams; caksuh-dhätu.

    36. yid-kyi-rnam--par-shes-pai-knams, rnano-vijnäna-dhatu; здесь имеется в виду классификация дхарм по 18 дхату, начиная с дхату видения (35) и кончая дхату сознания (36).

    37. ma-rig-pa, avidya.

    38. zad-pa; ksaya.

    39. rga, shi; jara-marana; здесь имеются в виду 12 нидан, начиная с неведения (37) и кончая старостью-смертью (39).

    40. sdug-bsngal; duhkha.

    41. 'abyung-ba; samudaya.

    42. 'agog-pa; nirodha.

    43. lam; märga.

    44. ye-shes; jnana.

    45. thob-pa; prapti.

    46. B данном случае речь идет не столько об отрицании "благородных истин", мудрости, достижения состояния освобождения, сколько о невозможности выразить сущность этих состояний в вербальной форме, которая оказывается неадекватной этим состояниям. Отрицание используется в данном случае как знак такой неадекватности.

    47. bla-na-med-pa-yang-dag-par-rdzogs-pai-byang-chub-tu-mngon-par-rdzogs-par-sangs-rgyas.

    48. Шакра, Каушика – имена Индры.

    О психологических аспектах учения праджняпарамиты
    1. Понятие "монизм" употреблено здесь Ф. И. Щербатским условно, в том смысле, в каком оно употреблялось и другими советскими буддологами (например, Е. Е. Обермиллером). Мадхьямика может быть названа монизмом только в особом смысле, ибо абсолютная реальность для нее не есть нечто одно, единственное или единое, так как категории "единство" и "множественность" вообще неприменимы к ней, снимаются в ней. Поэтому и понятие "adväya" в шуньявадинских текстах означает не столько монизм, сколько "не-дуальность", "не-дихотомичность". Понятие "монизм" указывает прежде всего на радикальный "неплюрализм" махаяны в отличие от дхармического плюрализма хинаяны.

    2. Все примеры приводятся в переводе с китайской версии Кумарадживы. См. китайскую Трипитаку [2, №235].

    3. Следует отметить, что сам термин "шуньята" (кит. "кун" – пустота) в тексте ни разу не употребляется, но постоянно подразумевается.

    4. После этих слов в переводе Ицзина и других поздних переводчиков сутры на китайский язык (начиная с Парамартхи – Чжэньди) добавлены еще строки (имеющиеся и в санскритском тексте, изданном Э. Конзе [4]): "Должно рассматривать сущность Дхармы – Закона Будды как дхармакаю наставника; в сущности Дхармы нет ничего познаваемого – поэтому и познание ее не может быть свершено" (перевод сделан с китайской версии Ицзина – см.: [2, №239]).

    5. Mahäsamgha (да чжун).

    6. Sthavira (палийск. "thera").

    7. Bhagavän, lokayestha.

    8. Tathägata.

    9. Kulaputra (kuladuhitr).

    10. Совершенное и полное "просветление".

    11. Rüpa.

    12. Anupadhisesa nirvana.

    13. Уничтожить их "эго".

    14. Здесь dharma в смысле "учение Будды",

    15. dharma в абхидхармистском смысле. В данном случае "дхарма дхату", "дхармовый элемент", "вишая" (объект) для "манаса" (ума, синь).

    16. Samjna, ментальный образ, представление-понятие.

    17. У позднейших переводчиков добавлено: "И не будут они иметь ни представления [образа; сян; сянчжуань], ни не-представления [образа J". Или же: "И не будут они ни иметь представления [образа], ни не иметь представления [образа]".

    18. У-вэй фа – asamskrta dharma.

    19. Семь сокровищ – символические предметы, почитающиеся буддистами: круг совершенства, мистический восьмиугольник чандамани, фигура женщины, приносящей покой, фигура министра, фигура слона с восьмирадиусным кругом на спине, лошадь с чандамани на спине и фигура военачальника. По преданию, в Индии эти семь предметов считались регалиями чакравартина (вселенского монарха), а также Будды. В буддизме махаяны имеют сложное символическое значение.

    20. Это место может пониматься иначе. Возможен перевод: "То, что называют "законами" Будды, не есть "законы" Будды". Тогда иероглиф "фа" имеет не значение "Закон, учение", а значение "дхармы" как элемента абсолютной реальности.

    21. Сротапанна (srotapanna) – первый "плод" на "пути практики" (bhävanamärga), по учению хинаяны. Дословно означает "вступивший в поток". По учению хинаяны, человеку, "вступившему в поток", уже обеспечен успех на путях к нирване. Он уже не может попасть в разряд "обычных людей" (pritak-jana).

    Сакридагамин (sakrdägämin) – "тот, кто вернется один раз" "означает,по учению хинаяны, того, кто еще раз должен возвратиться на ступень желаний (kämadhätu; юй азе). Второй плод "пути практики".

    1. Анагамин (anagämin) – "тот, кто не придет", "не возвращающийся". Третий плод "пути практики". По учению хинаяны, анагамин уже не будет перерожден в "мире страстей", не вернется на эту ступень.

    2. Архат, по учению хинаяны, – святой, достигший цели, нирваны, и навеки погрузившийся в нее. Все вышеназванные подразделения личностей в махаяне подробно не раскрываются, но предполагается, что это – стадии первых двух ступеней пути махаянского святого. Идеал же архата считается в махаяне недостаточным и заменяется идеалом бодхисаттвы, спасителя всех живых существ.

    3. Аранья (aränä аланьна; у цзин) имеет следующие значения:

      1. жизнь без ссор и грехов (как оппозиция к ränä – ссора, грех);

      2. отсутствие конфликтов и враждебности, мир;

      3. свобода от страстей (ränä-räga, страсть);

      4. свобода от аффектов, клеш (ränä-klesa);

      5. жизнь в уединении;

      6. спокойствие, умиротворенность. Араньявихарин (äräna-viharin) – человек, живущий в лесу, в уединенности, в спокойствии. Харибхадра, комментатор праджняпарамитских текстов, поясняет этот термин как состояние сознания, выражающееся во внутренней умиротворенности и добром отношении к окружающим [5, с. 97-98].

    4. Дипанкара (Dipankara), по буддийскому учению, – будда, проповедовавший перед Шакья-Муни и предсказавший последнему, что в будущем, через много "перерождений", тот станет буддой по имени Шакья-Муни.

    5. Сумеру (Sumeru, Сюймишань), по традиционной буддийской (и индийской вообще) космологии, – высочайшая вершина мира, центр "земного мира".

    6. Небожители, санскр. "дэва" (deva), – обитатели высшего уровня "ступени желаний". По буддийской мифологии, "блаженные боги", которые, однако, как и все сансарические существа, подвержены рождению и смерти и возможности перерождения в низких сферах.

    Асуры (asura) – "титаны", воинственные духи, обитатели более низкого уровня. Небесное, "асурическое" или человеческое "перерождение" в буддизме считается "счастливым". По буддийскому учению, впрочем, именно человек находится в наилучших условиях для обретения нирваны.

    1. Пагода – китайская модификация "ступы". В санскритском тексте это место выглядит несколько иначе: говорится не о небожителях и асурах всех мировых периодов, а обо всех небожителях, людях и асурах Вселенной (sa-deva-mänusa asurasya lokasya). Впрочем, возможно, что и китайский текст допускает подобный перевод. Тогда "ши сянь" является эквивалентом для "loka" – мир, Вселенная.

    2. Цзиньган божо боломи (Vajraprajnäpäramitä) – "Премудрость, подобная алмазу [ваджре] и переводящая в "запредельное"".

    3. Другими словами это можно выразить так, эксплицировав идею сутры: "Когда Будда проповедовал о пылинках, то это были не пылинки, поэтому обо всех пылинках Будда проповедовал как о не-пылинках. Это и называют пылинками". Это означает: "Когда об "А" говорится, то это не есть "А", поэтому говорить об "А" следует как о "не-А" [Вещь в себе определять через отрицание, ибо ее нельзя обозначить]. Это и называют "А"".

    Подтверждение этого есть в самом тексте (см. ниже: "Если бы скопления пылинок в действительности существовали, то Будда отнюдь не говорил бы, что это скопления пылинок. И каким образом? Когда Будда проповедовал о скоплениях пылинок, то это были не-пылинки. Это и называют скоплением пылинок"). Но и это не является высшим воззрением, по учению сутры, ибо (см. ниже) "нет ничего, что проповедовал бы Так Приходящий".

    1. Парамита терпения кшантипарамита (ksantipäramitä, женьшу боломи).

    2. Сказание, по всей видимости восходящее к джатакам.

    3. Отшельник – риши (rsi). Вероятно, этот фрагмент сутры также имеет отношение к джатакам.

    4. Mahäyäna.

    5. Лэ сяо фачжэ – hinädhimuktika. Возможно, намек на хинаянистов, т.е. на тех, кто считает наивысшим и достаточным учение шраваков и пратьекабудд. Но возможно также, что здесь имеются в виду небуддисты.

    6. Имеется в виду возможность обрести так называемые "неблагие формы перерождения" (т.е. перевоплощение в животное, "голодного духа" или обитателя ада).

    7. Таковая истина всех "законов" – чжу фа жу-и, бхута-татхата (bhutatathatä) всех дхарм. Бхута-татхата – "действительная таковость", "сущностная таковость". Данное высказывание связано с махаянским учением о "дхармакае" будды, о будде как об абсолюте. Таким образом, по учению сутры, слово "татхагата" (Так Приходящий) следует понимать в смысле абсолютной реальности "дхармового тела будды", оно соотносится с понятиями "татхата", "реальность", "вещи, как они есть в действительности", "вещь в себе".

    8. Другими словами, не только нет таких дхарм, как "я" (атман), "человек" (пудгала), "существо" (саттва), "долгожитель" (джива), но и сами дхармы не являются самосущими (svabhava; цзы син) единичностями.

    9. То есть способность распознавать дхармы.

    10. По всей видимости, имеется в виду одна из "операций" с дхармами, а именно: развитие уже имеющихся "благих тенденций, связанных с уже актуализировавшимся набором "благих" (шань фа, kusala) дхарм".

    11. Сокращенный вариант часто употребляемой формулы. Смысл ее в данном случае, вероятно, таков: "Так Приходящий – понятие, связанное с Таковостью (tathatä; жу), но Таковость незнакова по своей природе, и именно поэтому используют неадекватные обозначения ее, ибо всякое обозначение ее будет неадекватным".

    12. У Парамартхи, Дхармагупты, Сюаньцзана и Ицзина переведено: "Когда Так Приходящий проповедовал воззрение о наличии "я", то тогда это было не-воззрение. Это и называют воззрением о наличии "я"". По-видимому, это место означает, что если бы "я" действительно существовало, то его все равно нельзя было бы назвать "я", ибо истинно сущее неописуемо, а описуемое нереально. Поэтому когда Будда проповедовал воззрение о существовании "я", то он не имел в виду, что это "я", поскольку "я" – только "представление-понятие", "образ", а не реальность, могущая быть как-либо обозначенной.

    13. Э. Конзе отмечает, что это место почти во всех текстах "Ваджраччхедики", во всех переводах ее выглядит по-разному (это относится и к китайским переводам). Вариант Кумарадживы Э. Конзе предлагает переводить так: "Когда он не схватывает знаки, то и Таковость остается непоколебимой" (санскр. "acalä" [4, с. 62].

    14. Мирские последователи буддизма, мужчины и женщины.

    Роль психологической регуляции в политической деятельности тайных религиозных объединений традиционного Китая
    1. "Практика управления в Китае выявила многочисленные методы воздействия на людей, совершенство которых может оценить только социальная психология XX в. ...В современной научной психологии подтверждено, что элементы механизма социально-психологической организации масс (привычки, традиции, устремления, ожидания, интересы) объективируются в массовом сознании, осуществляя его внутреннее спонтанное регулирование" [1, с. 35-36].

    2. Следует оговориться, что нерелигиозные, сугубо политические тайные объединения не были характерны для традиционного Китая и возникали сравнительно поздно, уже в период распада всех традиционных структур.

    3. Достаточно подробное описание этого метода в том виде, как он практиковался в Японии, содержится в повести Танидзаки "Мать Сигэмото" [13, с. 108-113].

    4. Роль театра в пропаганде идеалов народных религиозных движений и приемов боевого единоборства была очень велика. Например, среди приемов, которые входили в у-шу, существовали так называемые "приемы сценического боя". У ихэтуаней известна секта "Дуй", которая может служить примером влияния, производимого на повстанцев театром. "У секты "Дуй" одежда была как у актеров. Их главарь носил длинное платье, а в руках держал плетку из хвоста лося. Они предпочитали одежду черного цвета с мелкими застежками, расположенными в ряд, носили шапку героя, как будто выступали на сцене в роли Хуан Тяньба" [18, с. 158-159].

    5. А. В. Рудаков писал, что, находясь в Китае во время Боксерского восстания, он неоднократно видел, как китайцы, заинтересованные гимнастическими упражнениями ихэтуаней, спрашивали у них, кто научил их этому, и получали ответ: "Никто не учил нас всему этому, но во сне к нам является Лао-е (т.е. Гуань-ди), который говорит, что надо делать!" [19, с. 10],

    6. "Возникает вопрос, не восходят ли отношения, складывающиеся в гипнозе, к отношениям гораздо более архаическим, строго "дуальным", "допредметным". Мы имеем в виду исходное биологическое состояние, уходящее корнями в животный мир, состояние, в котором коммуникация осуществляется на чисто аффективном уровне, еще не связанном с образным содержанием... На этой стадии развития дифференциация между психическим и соматическим у человека исчезает: содержание психических явлений становится физиологической реальностью.

    Процесс совершается так, словно в определенный момент происходит щелчок, который приводит в действие у субъекта автоматическое поведение, регрессию к наиболее ранним фазам развития. Какие же элементы лежат в основе такой перестройки в гипнозе? Это... разрыв связей с окружающей средой, и в частности – в плане отношений – разрыв структур, обычно управляющих коммуникацией между людьми. В ходе погружения в гипноз гипнотизируемый оказывается в положении, когда он не может отвечать и поэтому теряет в каком-то смысле свое место в символическом обмене. Поведение загипнотизированного можно, таким образом, определить как реакцию адаптации к необычной ситуации.

    Находясь под гипнозом, человек как бы отступает к более примитивным формам коммуникации, к "чисто аффективному" регистру, соответствующему функциям наиболее архаических структур нервной системы, палеокортекса" [17, с. 129].

    1. Ю. С. Мартемьянов и Ю. А. Шрейдер в своих работах раскрыли весьма существенные стороны ритуала как механизма регуляции социального поведения [24; 25]. Они относят ритуалы к типам поведения с косвенным целеполаганием. Особенность подобных типов поведения заключается в расщеплении целей социального поведения на прямые (непосредственные) и фактические. В отличие от естественного целенаправленного поведения ритуальное предполагает многообразие фактических целей, зачастую неосознаваемых, причем прямые и фактические цели относятся к разным уровням в иерархии ценностей. Весьма существенно, с нашей точки зрения, замечание авторов о том, что "естественное действие обычно бывает вынужденным", а "полноценный ритуал принимается в результате свободного выбора". В жизни простого китайца было сравнительно немного полноценных (т.е. свободно выбранных) ритуалов, они, возможно, были таковыми только для какой-то части конфуцианского чиновничества, для остальных же преобладали навязываемые жесткие нормы. Стремление приобщиться к "своим" ритуалам, обнаруживаемое у адептов тайных религиозных объединений, является, по существу, отражением процесса перехода от нормативного к ценностно-ориентированному социальному поведению. Далеко не все ценности традиционной китайской культуры могли служить регуляторами поведения многочисленных представителей социальных низов; с социально-психологической точки зрения они в определенном смысле и не являлись ценностями для этой части населения, так как не могли быть свободно принятыми или отвергнутыми, а выступали в виде жестко навязанной нормы. Ценности "контркультуры" тайных религиозных объединений становились для их адептов действительно подлинными ценностями. Несмотря на свою генетическую связь с ценностями "официального" пласта культуры, они не соединялись с ней в единую замкнутую систему и детерминировали поведение, "непредсказуемое" с точки зрения официальной культуры. Такая "спонтанность" поведения уже задана в полноценном ритуале как форма социального поведения с косвенным целеполаганием. Ритуалы тайных религиозных объединений действительно были полноценными для их членов в отличие от официальных конфуцианских, в которых ритуальность оказывалась "вырожденной" (см. [25, с. 103]), и поэтому при всей кажущейся внешней безобидности они представляли опасность для властей.

    О месте "гунфу" в народной сектантской традиции
    1. Следует оговорить, что за рамками данной статьи останутся и некоторые виды "гунфу", причастные к религиозному сектантству в традиционном Китае, такие, например, как у-шу (военно-прикладные искусства) – наиболее известная ветвь "гунфу", подробно рассмотренная в работах Н. В. Абаева [1, 2].

    2. Лаому или Ушэнлаому – "Извечная (или Нерожденная) Матушка", высшее божество религиозной традиции сект "Белого Лотоса".

    О принципах построения тренинговых обучающих систем на базе круговых движений "внутренних" школ у-шу
    1. Три наиболее известных и крупных школы этого направления – Тайцзицюань, Багуа и Син-и.

    2. Авт. свид-во СССР № 323301.

    3. Авт. свид-во СССР № 629087.

    4. Авт. свид-во СССР № 1108022.

    5. Авт. свид-во СССР № 1304832.

    6. Авт. свид-во СССР № 629087, № 1108022.

    7. Можно говорить о наличии конкретных подходов к созданию методик и средств обучения на базе предлагаемых технических решений. Сформулирован круг проблем, возникающих при решении этих вопросов, а именно:

      • создание механико-математических моделей технической части подобных специфических эргатических систем;

      • проработка вопросов аппаратурно-конструктиьной реализации их;

      • исследование процессов взаимодействия человек – машина при различных режимах эксплуатации и обучения;

      • объективизация показателей психофизического состояния обучаемых.

    Решение всего комплекса вопросов требует привлечения современных средств вычислительной, сенсорной и измерительной техники.

    К вопросу об изучении психологических аспектов Аюрведы
    1. "Ригведа" – древнейшая из четырех 'Вед, самый ранний из известных нам памятник индоарийской культуры, сборник гимнов. "Атхарваведа" – позднейшая по времени создания Веда, сборник заклинаний. Медицинские сведения, содержащиеся в Ведах, позволили некоторым древним авторам отнести Аюрведу к разряду "шрути" (санскр., "услышанное"), т.е. счесть дополнительной, пятой Ведой.

    2. Упанишады (санскр., букв.: "сидение около") – древне-индийские произведения религиозно-философского характера, примыкающие к Ведам в качестве объяснения, комментария. Упанишады – главный источник философской традиции Веданты.

    3. "Чарака-самхита" – "Собрание Чараки", "Аштанга-хридая" – "Восьмичленная основа" (Вагбхаты), "Сушрута-самхита" – "Собрание Сушруты" – имеют общее название "Вриддхи трайи", т.е. "Совершенная триада". Датировка памятников приводится по данным советских исследователей, отличающимся, порой значительно, от индийских.

    4. Санкхья – одна из самых древних философских систем Индии. Упоминания о ней встречаются в "Махабхарате", "Пуранах" и "Ману-смрити".

    5. Даршана (санскр., букв.: "осматривание") – философия, философская школа. Ф. И. Щербатской отмечал: "Санкхья как отдельная школа прекратила свое существование после реформы, которая включила ее в веданту" [2, с. 47-48].

    Традиционная система цигун в Китае
    1. Сведения о количестве стилей цигун получены в Цзилиньском провинциальном обществе цигун (г. Чанчунь, КНР).

    2. Известное правило – легче предупредить заболевание, чем излечить его. Сам же процесс лечения должен вызвать повышение защитных сил организма человека, и прежде всего благодаря психической саморегуляции: повышение тонуса и жизнеспособности организма, улучшение функций всех внутренних органов, мышц, сухожилий, сосудов, тканей.

    3. Не случайно китайская народная медицина обращала внимание прежде всего на нервно-психическое состояние заболевшего, считая, что именно настроение человека в целом есть управление жизненной теплотой, согревающей внутренности, и что именно "настроение делает разум сильным, а мозг разумным". "Психика и тело живут вместе", т.е. принцип психической саморегуляции человека играет важную роль как в китайской традиционной медицине, так и в системе цигун.

    4. Названия систем оставляем в их китайском звучании, как специальные технические термины. В статье рассматриваются первые три направления.

    5. Бодхидхарма (букв.: "просветленная дхарма") – монашеское имя, настоящее имя неизвестно; в Китае его знали под именем Дамо, в Японии – Дарума, был сыном южно-индийского князя Сугандхи и в Китай прибыл около 520 г. Уже став известным буддийским наставником, Бодхидхарма был приглашен для службы в императорский дворец, но отверг это предложение и поселился в монастыре Шаолинь (нынешняя провинция Хунань). Вокруг буддийского наставника собирались ученики из числа самих китайцев. Бодхидхарма стал основателем нового направления в буддизме махаяны – чань-буддизма, первым чаньским патриархом и 28-м общебуддийским.

    Бодхидхарма, по буддийской традиции, в течение девяти лет после прибытия в Китай якобы сидел, "уставившись взглядом в стену" (цзо чань би гуань). Однако знаменитый трактат "Ицзиньцзин", сохранившийся до наших дней, приписываемый Бодхидхарме, позволяет не согласиться с тем, что чаньский патриарх требовал от своих питомцев лишь "созерцания стены" как единственно верного метода самоусовершенствования с последующим достижением буддийского "просветления", хотя созерцание (медитация) и правильная релаксация стали одним из главных методов психотренинга и психической саморегуляции.

    Процесс медитации должен был осуществляться "при лишенном каких-либо образцов или идей (мыслей) сосредоточении сознания в одной точке (санскр. "экаграха"; кит. "и-нянь-синь"), которое сочеталось с максимальной релаксацией и стабилизацией сознания, снятием психического напряжения и достижением предельно уравновешенного состояния. Медитация обычно начиналась с сознательной концентрации внимания, когда медитирующий сосредоточивает его в одной точке и интенсивно "всматривается" своим внутренним взором в "пустоту", стремится "опустошить" свое сознание до полного отсутствия каких-либо мыслей или образов восприятия. Такое состояние называлось "одноточечностью сознания" (и-нянь-синь) или "сознанием, лишенным мыслей" (у-нянь-синь), "не-сознанием" (у-синь)".

    Бодхидхарма был носителем иной, отличной от китайской, культурной традиции, что очень важно учитывать при изучении практической и теоретической деятельности наставника. Бодхидхарма столкнулся со своеобразной богатой культурой, в частности с даосской традицией, представители которой – даосские алхимики, отшельники – зачастую посвящали всю свою жизнь изучению способов достижения бессмертия или, по крайней мере, продления жизни, в связи с чем получали немалые практические результаты: от распознавания тайн природы (изучение свойств лекарственных растений, минералов и т.д.) до тщательного изучения свойств и возможностей человеческого тела и духа. Бодхидхарма в своей системе воспитания учеников на пути достижения конечной цели – "просветления" – стремился выработать достаточно рациональный принцип "через совершенство тела к совершенству духа", что вполне можно соотнести, например, с притчей памятника "Чжуанцзы" (IV в. до н.э.). Эта притча исполнена глубокого философского смысла и, на наш взгляд, едва ли не полностью была воспринята Бодхидхармой, ставшим основателем не только нового направления в буддизме, но и знаменитой шаолиньской школы борьбы, вошедшей в систему китайских воинских искусств, – у-шу. Монахи Шаолиня в процессе длительного обучения проходили ряд "ступеней" в постижении физического и духовного совершенства в равной мере, что особенно ярко проиллюстрировано именно в данной притче:

    "Цзи Синцы тренировал бойцового петуха для царя. Через десять дней царь спросил:

    – Готов ли петух?

    – Еще нет. Пока самонадеян, попусту кичится. Через десять дней [царь] снова задал [тот же] вопрос.

    – Пока нет. Бросается на каждую тень, откликается на каждый звук. Через десять дней [царь] снова задал [тот же] вопрос.

    – Почти готов. Не встревожится, пусть даже услышит [другого] петуха. Взгляни на него – будто вырезан из дерева. Полнота его свойств совершенна. На его вызов не посмеет откликнуться ни один петух – повернется и сбежит" (перевод Л. Д. Позднеевой) [7, с. 229-230].

    Бодхидхарма считается автором известного "Трактата о светильнике и свете" ("Дэн дянь цзи"), содержащего некоторые теоретические концепции чань-буддизма.

    1. Наш вариант перевода, основанный на содержании текста "Трактат о правильной координации мышц" (досл.: "изменение, перемена", "цзинь" – "сухожилия, мышцы", т.е. "Трактат об изменении в сухожилиях").

    2. Примечательно, что автор предисловия – военный чиновник, это является прямым свидетельством отнесения психофизической системы Бодхидхармы к комплексу у-шу – воинским искусствам.

    3. По традиционным воззрениям, даньтянь – жизненно важная, центральная точка человека, его физической тяжести, через которую при правильной технике осуществляется дыхание. Она расположена на три цуня (1 цунь – 3,2 см) ниже пупка.

    4. На наш взгляд, "хэсюэгун" можно перевести как "правильная циркуляция крови".

    5. Можно перевести как "гигиеническая, оздоровительная гимнастика".

    6. Ван Сянжай, по сведениям китайских коллег, скончался в начале 80-х годов в Пекине в преклонном возрасте.



  • Скачать документ

    Похожие документы:

    1. Переводы текстов китайского буддизма Статьи

      Библиографический указатель
      ... в коротких сутрах Праджняпарамиты / / Психологическиеаспектыбуддизма. Новосибирск, 1991). С китайского ... . О психологическихаспектах учения праджняпарамиты (на примере Ваджраччхедика-праджняпарамита-сутры) // Психологическиеаспектыбуддизма. – ...
    2. Литература психологических наук россия

      Литература
      ... и динамичности. В социально-психологическомаспекте многие психодуховные, личностные и т.д. кризисы, психологические проблемы и стрессы связаны ... методы.—М.: МГУ, 1989.—176 с. 74. Психологическиеаспектыбуддизма / Отв. ред. Абаев Н.В.—Новосибирск.: " ...
    3. Физиологически-ориентированный подход к решению психологических проблем (Метод РЕТРИ) Москва 2001

      Книга
      ... Соответствующие железы внутренней секреции Психологическиеаспекты Деструктивные Конструктивные 1 Промежност- ... Н.В. Концепция «просветления» в «Махаяна-шраддхотпада-шастре»// Психологическиеаспектыбуддизма. — 2-е изд. - Новосибирск: Наука, 1991 ...
    4. Физиологически-ориентированный подход к решению психологических проблем (Метод РЕТРИ) Москва 2001

      Книга
      ... Соответствующие железы внутренней секреции Психологическиеаспекты Деструктивные Конструктивные 1 Промежност- ... Н.В. Концепция «просветления» в «Махаяна-шраддхотпада-шастре»// Психологическиеаспектыбуддизма. — 2-е изд. - Новосибирск: Наука, 1991 ...
    5. Леонид анатольевич сурженко буддизм

      Документ
      ... Чжампо /Санкт-Петербург, «Орис», 1993. 7. Психологическиеаспектыбуддизма. Под ред. Н.В. Абаева / Новосибирск, «Наука» ... , «Наука», 1989. 10. Чань-буддизм и культура психологической деятельности в средневековом Китае / Новосибирск, «Наука» ...

    Другие похожие документы..