textarchive.ru

Главная > Документ

1

Смотреть полностью

ЗМІСТ

РОЗДІЛ І. ІНЕРТНА РЕЧОВИНА

Базалук О. (Киев, Украина) Мироздание (ретроспективный

анализ космологических воззрений)

Брындин Е. (Новосибирск, Россия) Синергетическая

парадигма развития мироздания

Голота В. (Уфа, Россия) О побочном событии в лабораторном

єксперименте

Джахая Л. (Тбилиси, Грузия)Оптическая неоднородность

метагалактического вакуума

Кислицын А. (Снежинск, Россия) Фундаментальная ошибка

теории

Машкин М. (Москва, Россия) Материя в пространстве дробной

размеренности

Шохов А. (Одесса, Украина) Принципы функционирования

Вселенной (опыт рефлексивной философии)

РОЗДІЛ ІІ. ЖИВА РЕЧОВИНА

Гладышев Г. (Москва, Россия) Об истории создания

термодинамической теории происхождения жизни,

биологической эволюции и старения живых существ

РОЗДІЛ III. РОЗУМНА РЕЧОВИНА

Авченко О. (Владивосток, Россия) Сознательный проект

Антипов М. (Новосибирск, Россия) Принцип ограниченности как

базис альтернативной системы познания

Быстров М. (Санкт-Петербург, Россия) Философия четвертого

измерения

Воронцов С. (Новосибирск, Россия) О свойствах мышления.

Сфера бессознательного и мифы

Редюхин В. (Москва, Россия) Притча «пещеры» Платона и

базовые процессы

РОЗДІЛ IV. КОСМОЛОГІЯ В ОБЛИЧЧЯХ

Гамов Георгий Антонович

Чижевский Александр Леонидович

ІНФОРМАЦІЙНІ ПОВІДОМЛЕННЯ

Научная интернет-конференция«Мироздание – структура,

этапы становления и развития»

Четвертая международная междисциплинарная научная

конференция «Этика и наука будущего. Феномен времени

(Москва, 24 – 26 марта 2004 г.)

Третья международная конференция «Человек в современных

философски

х концепциях»

ПРО АВТОРІВ

РОЗДІЛ І. ІНЕРТНА РЕЧОВИНА

Образование косного вещества связано с появлением первичного состояния материи, возникшего в результате Большого Взрыва. Характерными для косного вещества свойствами являются симметричность молекулярного строения внутренней материально-энергетической среды, обратимость процессов, а так же многообразие строительных смесей изотопов. Косное вещество – это совокупность неорганических и органических соединений, выраженная в элементарном химическом составе, массе и энергии. Формирование, развитие и взаимодействие косного вещества осуществляется по фундаментальным законам материального мира. Косное вещество представлено в материальном мире в формах разнообразных системных соединений (галактики, космическая пыль, планеты и др.) в различных состояниях: твердом, жидком, газообразном и т. п. В целом система косного вещества – это расширяющаяся Вселенная во всем многообразии ее структур.

О. Базалук (Киев, Украина)

МИРОЗДАНИЕ
(РЕТРОСПЕКТИВНЫЙ АНАЛИЗ
КОСМОЛОГИЧЕСКИХ ВОЗЗРЕНИЙ)

Объем и специфика данного издания не позволяют нам досконально рассмотреть эволюцию естественнонаучных и философских воззрений на структуру материального мира. С этим будет связано отдельное историко-философское исследование. Мы остановимся на рассмотрении лишь ключевых космологических концепций.

Первая завершенная космологическая модель Мироздания, известная современной науке, появилась уже в V в. до н. э. Она получила название пифагорейской системы. Мы знаем о ней лишь в деталях, дошедших до наших дней благодаря тезисным упоминаниям Аристотеля. О космологии пифагорейцев Аристотель сообщает следующее: «Относительно положения Земли мнения философов различны между собой. Впрочем, большая часть философов, считающих небо ограниченным, помещает Землю в середине. Напротив, италийские философы, пифагорейцы, полагают, что в середине находится огонь и что Земля обращается вокруг него подобно звезде, через что происходят перемены дня и ночи…» [1, с. 112].

Пройдя за годы своего существования целый ряд трансформаций (включая теоретические и практические исследования Платона, Аристотеля, Евдокса, Аристарха, Аполлония, Гиппарха) пифагорейская система во II в. н. э. вылилась в грандиозную для своего времени и безупречную в теоретическом плане космологическую модель мироздания Птолемея. Геоцентрическая модель известного астронома Клавдия Птолемея была актуальна вплоть до эпохи Коперника, т. е. практически шестнадцать столетий! Основная сущность этой модели содержится в «Альмагесте» («Alma­gestum», или как в оригинале «Большой трактат Астрономии») и сводится к тому, что Птолемей принимает точку зрения Аристотеля-Ги­парха о полной неподвижности Земли в центре мира или недалеко от последнего, и в отличие от них дает «полное» математическое и логическое обоснование. Доказательная база геоцентрической концепции Птолемея была на таком высоком уровня, что даже после признания гелиоцентрической концепции Коперника отдельные ее положения оставались неопровержимыми. Лишь в XVIII – XIX вв. после открытия законов механики они получили свое опровержение и были объяснены1.

Возрождение – эпоха накопления новой качественной информации. Исследования Пурбаха, Региомонтана и некоторых других астрономов подготовили почву для содержательно новой концепции Мироздания – гелиоцентрической, созданной гением Николая Коперника, который, стремясь усовершенствовать канонизированную церковью геоцентрическую систему Птолемея, вернулся к предложенной еще в IV в. до н. э. идее гелиоцентризма Аристарха Самосского. Коперник научно обосновал основные положения этой хорошо забытой системы и, вопреки Птолемею, утверждал, что не Солнце вращается вокруг Земли, а наоборот, Земля вращается вокруг Солнца и вокруг своей оси. Коперник также установил, что Луна вращается вокруг Земли и является спутником последней.

Следующим этапом в развитии представлений о Мироздании была космогоническая концепция Канта-Лапласа. Если во всех предшествующих концепциях рассматривалось лишь место Земли в материальном мире, то появление концепции Канта-Лапласа стимулировало попытки познания структуры и системы космических тел. Все эти концепции получили название космогонических (от греч. kosmos – синоним астрономического определения Вселенной и goneia – (за)рождение, произведение на свет). Космогония – раздел астрономии, изучающий происхождение и развитие космических тел и их систем [8].

Космогоническая концепция Канта-Лапласа впервые пытается ответить на вопрос о происхождении планет, звезд и Солнечной системы. В настоящее время она не представляет собой научного интереса, но для своего времени она являлась революционной. В современном знании концепция Канта-Лап­ласа подготавливает почву для появления качественно новой информация о происхождении элементарных частиц и их простейших соединений, полученной в результате современных исследований.

Ученых ХХ ст. интересовала уже не столько космогония (к этому времени гипотетическая концепция Канта-Лапласа приобрела довольно-таки завершенную логическую форму, и наука переключилась на решение глобального вопроса о происхождении Вселенной, сколько космология – наука, изучающая строение и развитие космоса. Начало современной космологии заложил А. Эйнштейн, который в 1916 г. создал свою известную теорию тяготения. Именно на ее основе русский физик А. Фридман в 1922 – 1924 гг. вывел уравнения, положившие начало современным представлениям о рождении и этапах становления Вселенной. Отбросив допущение Эйнштейна о статичности Вселенной, Фридман показал, что в этом случае уравнения теории тяготения имеют целых три типа решений. Если средняя плотность вещества (или поля) во Вселенной больше определенной критической величины, то пространство такой Вселенной будет замкнутым, а сама она начнет расширяться от «нуля» до не­которого максимального радиуса и затем будет сжиматься обратно к нулю. Если средняя плотность Вселенной меньше критической, то произойдет обратное явление: пространство становится «открытым», а сама Вселенная будет расширяться до бесконечности. Иными словами, Вселенная, «замкнутая в пространстве», замкнута и во времени; Вселенная, «открытая в пространстве», открыта и во времени.

Промежуточный, очень специфический случай составляют решения для плотности, строго равной критической величине: пространство такой Вселенной — «плоское», то есть эвклидово, а сама Вселенная расширяется с таким замедлением, что скорость ее расширения бесконечно приближается к нулю. Таким образом, геометрия Вселенной определяет ее судьбу, а эта геометрия, в свою очередь, зависит от соотношения в каждый данный момент двух параметров – средней плотности Вселенной и критической плотности.

Современный уровень развития знания не позволяет в полной мере ответить на вопросы, связанные с этапами происхождения и развития Вселенной, хотя, безусловно, и в этом направлении достигнут значительный прогресс.

Важным этапом в развитии представлений о структуре мироздания явилась космологическая концепция В. Вер­над­ского. Наследие великого русского исследователя и поныне остается без должного глубокого переосмысления. А ведь если рассмотреть его учение о живом, биокосном веществе и ноосфере с современных позиций, то речь пойдет о более глобальной и масштабной (чем предполагал сам автор) новой космологической концепции, которая впервые исследует не только этапы становления и развития Вселенной, но и структуру материи, процессы эволюции материального мира в целом. Вселенная – наблюдаемая и невидимая для нас часть космоса – оказывается не тождественной по своему значению понятию материя (вещество) и раскрывается лишь как ее первичное состояние (по Вернадскому, косное вещество), т. е. эволюционирующая система косного вещества проявляется как Вселенная, процессы которой происходят в соответствии с космологической концепцией Фридмана.

Помимо косного вещества Вернадский открыл и исследовал вторичное состояние материи живое вещество. Живое вещество, которое создает качественно новое пространство-время, заключающее в своем основании радикально новые геометрические параметры. В течение всей своей жизни Вернадский постоянно возвращался к определению и уточнению фундаментальных различий в основании пространства-времени косного и живого вещества2.

Но кроме раскрытия двухуровневой структуры материального мира космологическая концепция Вернадского объясняла допустимость качественного перехода одного состояния материи в другое, в частности, косного вещества в живое. Он также указал на существование переходного состояния материи биокосного вещества. Материя эволюционирует через переходные формы. Согласно принципа Реди-Вернад­ского, невозможен качественный переход одного состояния материи в другое. Ни при каких условиях «живое» вещество не может возникнуть из «неживого». Переход одного качественного состояния материи в другое возможен только через переходную форму, которая впоследствии ассимилируется в новом («дочернем») состоянии материи.

К концу своей жизни Вернадский активно начал исследовать сферу разума – ноосферу. По Вернадскому, она являлась высшей формой эволюционирующего живого вещества. На мой взгляд, только недостаток времени не позволил Вернадскому увидеть большую глубину и масштаб своего открытия.

Продолжая развивать космологическую концепцию Вернадского и анализируя результаты многочисленных современных исследований, я пришел к выводу, что структура материального мира не двух-, а трехуровневая, точнее, многоуровневая. На современном этапе развития науки мы можем с уверенностью говорить о трех известных состояниях материи: косном, живом и разумном веществе. Причем разумное вещество – это не просто человечество, это космологическое явление, указывающее на факт существования во Вселенной вещества, включающего различный уровни совершенства «разума». Человечество – это разумное вещество отдельного материального объекта Земля, находящееся на самых ранних этапах своего развития. Именно объективным несовершенством внутренней организации объясняется парадокс Ферми.

Между живым и разумным типами вещества существует переходная форма, которой я дал название биоразумное вещество. Большая часть мира фауны, который мы в настоящее время относим к живому веществу, на самом деле является переходной формой. Раньше Дарвина (на несколько десятилетий) на этот факт указал американский профессор Д. Дана. Этот процесс он назвал цефализацией – непрерывного совершенства нервной системы у животных относительно геологической летописи Земли. В то время это открытие оказалось не востребованным и было забыто. Его заново переосмыслил уже в ХХ в. В. Вернадский. Весь исследовательский материал, касающийся многоуровневой космологической концепции, изложен на сайте , а также в пяти монографиях автора, электронные версии, которых также размещены на вышеуказанном сайте.

Таким образом, современная наука имеет следующее представление о структуре Мироздания.

Первое. Известно три состояния материи, или точнее, три глобальных пространства-времени: косного, живого и разумного вещества, а также пространства двух переходных форм: биокосного и биоразумного вещества.

Второе. Если принять за исходный возраст Вселенной 18 млрд лет, то в масштабах космоса, предположительно должно существовать шесть состояний материи, три известных современной науке и три нет (Х1, Х2 и Х3) (рис.1). Обоснование цифровых значений, а также более детальное рассмотрение последовательности этапов эволюции материи, находится на сайте , а также в публикациях автора.

Рис. 1. Векторное изображение структуры Мироздания. За точку отсчета принят возраст Вселенной (косной материи) 18 млрд лет. Пунктиром обозначены переходные формы материи.

Третье. Каждое глобальное пространство-время состояния материи не целостно, а дифференцированно на множество подпространств, тождественных по основным геометрическим постулатам, но различающихся по второстепенным свойствам. При этом важно правильное определение глобального (первичного, фундаментального) пространства состояния материи, которое является исходным и определяющим. Именно на основе этого глобального пространства в ходе процесса эволюции формируется фрактальное множество (вероятностная иерархия) подпространств, образующих целостную систему соответствующих состояний материи.

В этом плане проблематичным выглядит определение глобального пространства-времени косного состояния материи. Первоначально это был атомный, а впоследствии – ядерный уровни. Но, как показывают современные исследования, пространство-время ядерного уровня не в состоянии объяснить целый ряд физических процессов. Существуют частицы и явления, которые лежат в основе ядерных трансформаций. Пространство-время ядерных сил не может быть первичным, так как для него не выполняется главное условие первичности – универсальность и фундаментальность законов. Поэтому современная космология склоняется к мысли о существовании более элементарного пространства – пространства-вре­мени космических лучей, космического вакуума, из которого и рождаются последующие подпространства (уровни организации) косного вещества. На мой взгляд, иерархия пространства-времени косного вещества состоит из следующих подпространств (рис. 2):

Рис. 2. Иерархическая структура пространства-времени косного вещества.

Второй этап мироздания – формирование и развитие переходной формы: биокосного вещества. Рассматривая пространство-время биокосного вещества, мы сталкиваемся с геометрией макромолекул и с новым свойством материи – функциональностью. Согласно современным космологическим представлениям, появлению первых макромолекул жизни предшествовали следующие этапы организации системы косного вещества (рис. 3):

Рис. 3. Этапы формирования системы косного вещества предшествующие появлению биокосной материи [12].

Пространство-время биокосного вещества раскрывает эволюцию материи от состояния макромолекул к первым биополимерам. Биокосное вещество – это так называемый мир преджизни.

Третий этап мироздания – формирование и развитие живой материи на основе биокосного вещества. Живое вещество – сугубо планетарное явление, представленное миром одноклеточных и многоклеточных организмов3. В. Вернадский назвал сферу существования жизни биосферой [11]. Первичным, определяющим пространством живого вещества выступает пространство молекул и генов: молекулярно-генетический уровень, который в принципе и раскрывает содержательную неповторимость пространства жизни.

В пространстве-времени живого вещества в настоящее время можно выделить восемь основных уровней организации (рис. 4).

Рис. 4. Иерархическая структура пространства-времени живого вещества (мира природы).

Четвертый этап мироздания – формирование и развитие биоразумного вещества и соответствующего одноименного пространства-времени. Природа в привычном для нас понимании как раз и является пространством-вре­­менем биоразумного вещества, нижняя граница которого определяется формированием нейронов, верхняя – развитие рефлексии. К системам биоразумного вещества можно отнести: царства рыб, земноводных, пресмыкающихся, птиц, млекопитающих, – то есть многоклеточные организмы, обладающие сложной нервной системой. Из рис. 5 мы видим, что их связывает направленный процесс цефализации (развития нервной системы).


Рис. 5. Эволюция пространства второй переходной формы (биоразумного вещества).

Пятый этап мироздания – рождение разума. Пространство-время разумного вещества – это геометрия психики (биопсиполя), обеспечивающая новое свойство материи – ассоциативную работу с информационной средой. В основании разумного вещества лежит синтезирующая и анализирующая работа психики, составными частями которой являются работа подсознания и сознания. Нейронный комплекс психики есть фундаментальное пространство разумного вещества.

В пространстве-времени разумного вещества можно выделить пять локальных пространств, или условно выделенных уровней обмена веществ, энергии и информации (рис. 6).


Рис. 6. Иерархическая структура пространства-времени разумного вещества.

Четвертое. Материя эволюционирует. Эволюцию каждого из трех состояний материи условно можно разделить на ряд равнозначных временных отрезков (стадий). Первые четыре стадии я назвал: детством (формирование), юностью (развитие), зрелостью (становление) и мудростью (сосуществование). Стадия детства – это период зарождения нового состояния материи, стадия формирования глобального пространства-времени вещества. Стадия юности – это время формирования и становления системы состояний материи, период зарождения в глобальном пространстве-времени локальных пространств, тождественных по основным параметрам, но существенно отличающихся по второстепенным. Именно на этой стадии создаются предпосылки к формированию в недрах глобального пространства переходных форм, из которых впоследствии формируется новое (дочернее) состояние материи. Стадия зрелости – это рождение дочернего состояния материи и формирование отношений между материнской и дочерней системой. И стадия мудрости – это формирование отношений уже трех состояний материи: праматеринской, материнской и дочерней. Это, например, сосуществование косного, живого и разумного вещества в масштабах Земли.

Пятое. Отношения между материнским и дочерним состоянием материи регулируются группой законов, которые универсальны по своему значению. Сформулируем их.

Первый закон: материнское состояние материи влияет на дочернее состояние через комплексные изменения в своей системе. Например, на живое вещество влияют не изменения на фундаментальном уровне косной материи, а трансформации в абиогенной среде в целом. Хотя, безусловно, абиогенная среда находится под непосредственным влиянием фундаментальных уровней косной материи, т. е. влияние материнского состояния на дочернее осуществляется не непосредственно, а опосредованно через сложившуюся систему.

Второй закон: между фундаментальными пространствами материнского и дочернего состояния материи нет прямой связи. Эта связь разрывается по мере исчезновения переходной формы (например, биокосного вещества). Поэтому, влияние материнского состояния на дочернее носит корреляционный характер.

Третий закон: материнское состояние материи воздействует на дочернее состояние главным образом через влияние на глобальное пространство-время дочерней системы. Например, косное вещество влияет на биологические организмы преимущественно через молекулярно-генетический уровень (первичное пространство живого вещества).

Четвертый закон: дочерняя система воздействует на материнскую через свою устоявшуюся организационную структуру – систему, или же через ее основные составляющие. Например, живое вещество воздействует на косную материю через биосферу или биогеоценозы, разумное – через ноосферу и макросоциальные группы. Причем воздействие дочерней системы направлено не на глобальное пространство-время материнского состояния материи, а на его фрактальные составляющие. Пример: биосфера Земли влияет не на фундаментальные законы организации системы косного вещества (Вселенной), а только на частные законы организации отдельного материального объекта Земля.

Пятый закон: из правила четвертого следует, что влияние дочерней системы на материнскую, не приводит к кардинальным изменениям в материнской системе по той причине, что любые радикальные изменения в материнской системе равносильны гибели дочерней системы. Иными словами, как только влияние человеческого общества на биосферу планеты затронет геометрию определяющего пространства живого вещества, вызовет его асимметрию, а точнее, диссимметрию, это приведет к гибели разумного вещества. Изменение молекулярно-генетического уровня влечет за собой гибель уровня психики.

Более подробно и обоснованно весь изложенный материал изложен в монографиях автора, электронные варианты которых находятся на сайте .

В заключении мне также хотелось бы пояснить следствия из выдвигаемой мной космологической концепции мироздания. Первое следствие: Метагалактика однородна. Однородность Метагалактики является следствием развития глобального пространства-времени косного вещества. Любые исключения из этой однородности есть проявления, по крайней мере, пяти глобальных геометрических пространств, указанных на рис. 1. Второе следствие: изучая Метагалактику, мы, по всей видимости, уже обнаружили или обнаружим в дальнейшем различные проявления состояний материи. Главное – их правильно идентифицировать. Я уверен, что два следующих за разумным веществом состояний материи нам не дано понять, но своих собратьев мы обязательно воспримем. Третье следствие: каждое состояние материи в Мироздании проявляется только тогда, когда мы рассматриваем его с точки зрения особенностей его геометрии. Поэтому, когда мы воспринимаем Вселенную, как эволюцию уровня космических лучей, для нас она действительно однородна. Мы должны понимать, что восприятие живого вещества является закономерной необходимостью на уровне пространства молекул и генов, а разумного вещества – на уровне пространства психики. Иерархия мироздания откроется перед нами только на определенных фундаментальных уровнях того или иного состояния материи. Ведь по большому счету, если рассматривать Солнечную систему на уровне космических лучей, она тоже однородна. И живое, и разумное вещество «распадается» до элементарных частиц и «не заметны» в проявлениях первичного для них пространства. Четвертое следствие: распространение жизни и разума во Вселенной не носит масштабного характера, так как Вселенная проявляется, главным образом, в развитии глобального пространства-времени косного вещества. Геометрические пространства живого и разумного вещества занимают во Вселенной свои ниши и «распространены» в своем глобальном пространстве-времени. Масштабность термина «распространенность» для того или иного состояния материи крайне неоднозначна и относительна. Например, мы можем говорить о «распространенности» живого вещества на материальном объекте Земля, хотя в действительности эта «распространенность» занимает всего двенадцати километровую зону. А если посмотреть на распространенность живого вещества Земли в масштабах Солнечной системы, то естественно, она ничтожна. Пятое следствие: образование живого и разумного вещества, а также последующих состояний материи – это закономерный процесс, «гарантированный» развитием мироздания. В связи с этим следствием возникает закономерный вопрос, а почему живое и разумное вещество возникли только на Земле, а не на любом другом материальном объекте Солнечной системы? Ответов несколько. Во-первых, появление каждого нового состояния материи определено конкретной «нишей» в материальной системе. По всей видимости, в ходе процесса образования Солнечной системы, как раз условия формирования Земли и явились той «нишей», в которой стало возможным формирование и развитие пространства жизни. Что это за условия, мы можем только предполагать, потому что они формировались 6 млрд лет назад и были изначально заложены в ходе процесса звездообразования. Во-вторых, я также допускаю, что на планетах, тождественных по основным параметрам Земле, обнаружится биокосное или живое вещество. Я уверен, что обнаружение биокосных структур на других планетах – дело времени, так как, с одной стороны, макромолекулярные структуры уже были вовлечены в процесс звездообразования (ведь прошло примерно 10 млрд лет после образования живого вещества), а с другой – в космосе сильны миграционные процессы, о чем свидетельствуют результаты последних исследований. Возможно, в будущем, глубокое знание пространства-времени живого вещества позволит провести параллели между развитием живых организмов в глубинной жидкой (или иной) среде и проявлением этого развития в процессе звездообразования.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ

  1. Баев К. Л.Коперник. – М.: Журнально-газетное объединение, 1935.

  2. Базалук О. А.Из теории жизни... – Х.: Основа (Харьковский Государственный университет), 1999.

  3. Базалук О. А.Разумное вещество. – К.: Наукова думка, 2000.

  4. Базалук О. А.Сущность человеческой жизни. – К.: Наукова думка, 2002.

  5. Базалук О. А.Происхождение человечества: новая космологическая концепция. – Д.: Пороги, 2003.

  6. Базалук О. А.Время в свете новой космологической концепции. – Д.: Пороги, 2003.

  7. Барабашев Н. П. Борьба с идеализмом в области космогонических и космологических гипотез. – Х.: Издательство Харьковского государственного университета, 1952.

  8. Большой энциклопедический словарь / Гл. ред. А. М. Про­хо­ров. – С.Пб.: Норинт, 1999.

  9. Вернадский В. И.Размышления натуралиста: В 2-х кн. - М.: Наука, 1975. – Кн. 1: Пространство и время в неживой и живой природе.

  10. Вернадский В. И.Размышления натуралиста: В 2-х кн. Послесловие И. В. Кузнецова и Б. М. Кедрова. – М.: Наука, 1977. – Кн. 2: Научная мысль как планетарное явление.

  11. Вернадский В. И.Химическое строение биосферы Земли и ее окружения. – М.: Наука, 1987.

  12. Фокс Р.Энергия и эволюция жизни на Земле: Пер. с англ. – М.: Мир, 1992.

Е. Брындин (Новосибирск, Россия)

СИНЕРГЕТИЧЕСКАЯ ПАРАДИГМА
РАЗВИТИЯ МИРОЗДАНИЯ

Согласно философской парадигмы целостности мироздания, существует Высшая Природа, изменяемая Природа и Высшая Духовная Природа [1]. Высшая Природа есть неизменяемый абсолют. Изменяемая Природа превращается по законам Высшей Природы. Высшая Духовная Природа направляет развитие человечества по закону устойчивого развития коллективной организации.

Высшая Природа, как постоянная субстанция, занимает протяженное пространство и не зависит от времени. Постоянство является пространственным свойством.

Изменяемая Природа имеет энергетические и материальные состояния пространства, меняющиеся во времени. Изменение – это пространственно-временное свойство. Через пространственно-временные изменения рождаются различные миры.

Мироздание можно представить как энергетические и материальные состояния пространства, изменяющиеся во времени. Стихии материального мира изменяемой Природы состоят из различных материальных элементов. Между элементами существует энергетическое взаимодействие.

Стабильное взаимодействие между множеством элементов образует систему. Системы могут быть подобными или единичными.

Мгновенное взаимодействие элементов это явление изменяемой Природы. Последовательность взаимосвязанных явлений образует процесс.

Энергетическое взаимодействие множества элементов системы является внутренним взаимодействием. Энергетическое взаимодействие элементов системы с внешними элементами является внешним взаимодействием.

Стабильное состояние системы обеспечивается внутренним энергетическим взаимодействием элементов системы, которое превышает силу ее внешних взаимодействий. В нестабильное состояние систему приводит внешнее взаимодействие, превышающее силу внутреннего взаимодействия.

Система есть медленно изменяющееся явление, связанное с изменением силы взаимодействия ее элементов. Усиление внешнего взаимодействия элементов дестабилизирует коллективную организацию системы. Усиление внутреннего взаимодействия элементов стабилизирует коллективную организацию системы.

Когда внутреннее взаимодействие элементов превосходит внешнее, система становится автономной. Если внешняя среда усиливает взаимодействие с автономными системами, то это определяет изменение их организации. Системы либо отмирают как отжившие, либо реорганизуются в другие качественно равновесные системы.

Когда внешнее взаимодействие элементов системы превосходит внутреннее взаимодействие, происходит переориентация внутреннего взаимодействия под воздействием внешнего по закону устойчивого развития коллективной организации.

При переориентации взаимодействия элементов системы происходят изменения состояний ее пространства. Изменение порождает информацию и информационное взаимодействие элементов.

Информация фиксирует качественное и количественное изменение энергетического взаимодействия элементов и представляет собой распространяющиеся энергетические сигналы об изменении энергетического взаимодействия элементов. Сигналы об изменении взаимодействия элементов несут информацию о соразмерности (мере) и цикличности взаимодействия. Волны, вибрации есть информационные сигналы.

Информационное взаимодействие элементов определяет цикличность и меру энергетического взаимодействия. Информационное взаимодействие регулирует интенсивность энергетического взаимодействия, либо усиливая, либо ослабляя ее. Усиление внешнего взаимодействия приводит к дисбалансу системы, а усиление внутреннего – к стабилизации. С ослаблением внутреннего взаимодействия отмирают отжившие не взаимодействующие системы.

Высшая Природа есть субстанция с постоянным внутренним энергетическим взаимодействием элементов. Организация взаимодействия элементов Высшей Природы по своим закономерностям превышает организацию взаимодействия элементов изменяемой Природы по ее текущим закономерностям. Высшая Природа – это голограмма изменяемой Природы, задающая соразмерности энергетических взаимодействий ее элементов.

Высшая Природа, сохраняя постоянство, в период инволюции творит взаимодействия с постоянными циклами изменений.

Вибрации с постоянным циклом изменения являются духом. Дух порождает соразмерность и направляет развитие. Дух жизни направляет коллективное развитие астрального и материального мира. Дух благодати направляет индивидуальное и коллективное развитие ментального мира (коллективизм личностей).

Высшая Природа взаимодействует через дух жизни и дух благодати с изменяемой Природой. Это взаимодействие является внешним для изменяемой Природы. Его воздействие постоянно. Оно направляет развитие коллективной организации изменяемой Природы.

Взаимодействие Высшей Природы с изменяемой Природой трансформируется после превращения изменяемой Природы. Взаимодействие направляет развитие коллективной организации изменяемой Природы в сторону гармонии с Высшей Природой, когда превращение изменяемой Природы осуществляется через порождение новых равновесных систем и отмирание отживших систем. Тогда изменяемая Природа проявляется гармоничным подобием абсолютного образа Высшей Природы. Изменяемая Природа является противоположностью Высшей Природы.

В период эволюции дух жизни и дух благодати порождают взаимодействия с изменяемыми циклами. Изменения порождают сигналы, фиксирующие параметры изменений. Сигналы и взаимодействия с переменными циклами порождаются, соответственно, на основе сигналов и взаимодействий с постоянными циклами. Сигналы и взаимодействия с переменными циклами составлены, соответственно, из сигналов и взаимодействий с постоянными циклами и с необходимыми мерами силы, частоты и фазы в различных временных интервалах развития изменений.

Дух жизни материальных элементов имеет вибрации соответственно природе и сущности их энергетического взаимодействия. Он осуществляет изменение энергетического взаимодействия по закону устойчивого развития коллективной организации и порождает сигналы о природе, мере и цикличности взаимодействия.

Сигналами осуществляется информационное взаимодействие духа материальных элементов. По информационному взаимодействию сигналами дух жизни и дух благодати приводят энергетические взаимодействия к соразмерности и цикличности. Вибрации духа являются постоянными сигналами Высшей Природы.

Высшая Природа, как вечное неизменяемое постоянство, сохраняет циклы духа посредством внешнего воздействия. Постоянные циклы изменений вибраций духа жизни и духа благодати порождают и направляют через свои сигналы изменяемые циклы по закону устойчивого развития коллективной организации. Дух жизни и дух благодати на основе изменяемых циклов осуществляют устойчивое развитие коллективной организации Мироздания.

Изменяемые циклы взаимодействий определяют неповторимое разнообразие изменяемой Природы в пространстве и времени. По таким сигналам могут возбуждаться и заторможенные взаимодействия. Следовательно, изменяемые циклы активизируют процессы возбуждения и, соответственно, торможения.

В результате взаимодействия духа жизни с токами от ядра Земли образовалась Высшая Духовная Природа. Элементами Высшей Духовной Природы являются человеческие души и дух благодати как дух любви и дух благодеяний. Дух любви несет объединяющее начало, а дух благодеяний несет творческое начало. Душа, наполненная духом благодати, является стабильным духовным элементом.

Взаимодействие стабильных духовных личностей образует социальную систему с духовным благоустройством. Энергоинформационное взаимодействие духовных личностей образует общественную систему с социальным благоустройством устойчивого развития коллективной организации.

Социальная система с гражданским благоустройством является системой с неустойчивой коллективной организацией, но с устойчивым развитием самореализаций граждан.

Общественная система с духовным, гражданским, социальным и материальным благоустройством становится стабильной системой устойчивого развития внешнего взаимодействия с окружающей Природой через вечный духовный цикл [1]. Вечный духовный цикл формируется в общественной системе с духовным благоустройством. Это самоорганизующаяся общественная система.

Элементы самоорганизующейся системы обладают свободой выбора и внутренним взаимодействием элементов, гармонично сочетающихся с внешним взаимодействием.

Свободой выбора обладает человек, который благодаря сознанию осознает свой выбор. Соразмерность нравственного сознания и гуманного духа для созидания во благо приводит человека к разумному праведному выбору, обеспечивающему восполнение ресурсов для гармоничного образа жизни человека и общества без нарушения экологического состояния Природы. Разумный праведный выбор вводит человека и общество в гармонию с Природой. Гармония человека, общества и Природы проявляется в результате самоорганизации внутреннего взаимодействия общества, гармонично сливающегося во внешнем взаимодействии с Природой по закону устойчивого развития коллективной организации, по которому отмирает все отжившее и появляется качественно необходимое.

Общество с духовным, гражданским, социальным и материальным благоустройством является самоорганизующимся, гармоничным гражданским обществом с вечным духовным циклом [1]. Через духовный вечный цикл общество формирует цикл устойчивого развития. Человечество с вечным духовным циклом и циклом устойчивого развития придет к гармонии с Высшей Природой и сохранит целостность мироздания.

  1. Брындин Е. Г.Настройка, стабилизация и развитие гармоничной целостности человека и общества. – Новосибирск: НГУ, 2001.

В. Голота (Уфа, Россия)

О ПОБОЧНОМ СОБЫТИИ
В ЛАБОРАТОРНОМ ЭКСПЕРИМЕНТЕ

«… ситуация требует все энергичней обращать прежний порядок явлений: в предыс­тории практика, естественно, опережала теорию, ныне же теория обязана прови­деть пути практики, ибо за всякое неве­жество, проявленное сейчас, человечеству придется дорого заплатить потом» (Станислав Лем. Сумма технологии. Предисловие).

В исследовании частных приложений ОТО экспериментальная физика значительно опережает теоретическую, которой все чаще приходится объ­яснять причины расхождения своих предсказаний с результатами прак­тического опыта.

Еще труднее прогнозируются результаты лабораторного моделирования сингулярности эпохи Большого Взрыва, в которых для выравнивания констант ядерных взаимодействий требуется достижение сверхвысоких энергий, соответствующих началу гравитационной фазы в рамках инфляционного сценария эволюции Вселенной. Своего подтверждения с помощью сверхмощных ускорителей заряженных частиц требуют и другие постнеклассические «суперидеи» строения Вселенной – суперсимметрии, супергравитации, суперструн и т. д.

Такое взаимоотношение теории и эксперимента не может оставаться терпимым, как не может и длиться бесконечно, потому что экспериментальная физика ввергла человечество в ситуацию, при которой любой пуск современного ускорителя заряженных частиц может закончиться синтезом сверхтяжелого вещества (или состояния материи), находящегося по отношению к ядерному оружию на более высоком уровне, чем атомная бомба в сравнении с каменным топором.

Курчатов и Оппенгеймер, Сахаров и Теллер имели в своем распоряжении десятилетия для осмысления результатов изобретения атомной и водородной бомб, мы же должны понять и правильно оценить сущность очередного изобретения до наступления события, под горизонтом которого свернется и исчезнет само понятие времени.

Более пятидесяти лет продолжается напряженное соревнование между ядер­ными центрами Дубны, Ливермора, Дармштадта и Беркли в синтезе сверхтяжелых трансурановых элементов. Лаборатории развиваются, оснащаются мощной техникой и требуют новой сложной работы. Если техника создана, то она должна эксплуатироваться эффективно и на полную мощность – без оглядки на предостережения ретроградов от экологии. Нобелевский комитет выдал премию за создание атомного лазера (W. Phillips, 1997), готовится расфасовка ультрахолодных нейтронов по бутылкам, словно в лабораториях высоких энергий варится пиво. Сбывается пророчество поэта: «Нам тайны неоткрытые открыть пора, – лежат в природе тайны, как в ко­пилке, мы тайны эти вырвем у ядра – на волю пустим джина из бутылки…» (В. Высоцкий).

Соревнование лабораторий вышло за рамки задач прошлых лет (син­тез трансурановых элементов) и вплотную приблизилось к барьеру Великого Объединения. Качественный скачек в изучении атомного ядра назрел.

Неблагоприятный прогноз основывается на том, что ядерная физика находится на острие научно-технического прогресса, а прогресс, как известно, неостановим.

Экстраполяция темпов развития техники экспериментов на ближайшее будущее убеждает в неизбежности логически закономерного, хотя и непреднамеренного уничтожения инструмента, на котором ядерный эксперимент осуществляется, вместе с планетой, на которой этот инструмент находится.

Это может случиться из-за так называемого деконфаймента, когда полученный в лаборатории нейтронный конденсат с плотностью атомного ядра (2,8х1014грамм/см3) начнет присоединять к себе атомарное и молекулярное вещество нашей планеты безостановочно.

Во всяком случае, астрофизика не предполагает мирного сосуществования обычного вещества и нейтронного, тем более – «чернодырочного». Неожиданный деконфаймент может случиться как в самом процессе генерации сверхплотных пучков нейтронов, так и при попытке получения макроскопически ощутимого количества жидкой фазы путем конденсации или замораживания медленных нейтронов.

Вольный или невольный, закономерный или случайный, ожидаемый или побочный деконфаймент или коллапс частицы земного вещества подготовлен материальной базой научных исследований и приходится лишь удивляться тому, что до сего дня еще не получен этот конечный продукт эволюции звезд.

Таким образом, перед наукой ставится вопрос, какой никогда еще не возникал: может ли она (наука) не открывать того, что открывать опасно? В состоянии ли экспериментальная физика умерить свои амбиции и дать время для размышлений теоретикам? Или по заведенному обычаю мы должны принимать всякое изобретение, каким бы кошмаром оно ни обернулось потом?

Оснований для беспокойства накопилось предостаточно.

Первое. Научные журналы последних двух лет переполнены сообщениями о синтезе нейтроноизбыточных экзотических и супердеформированных ядер, состоящих из нескольких протонов и большого числа нейтронов, а также о достижениях в области генерации, накопления, хранения и перемещения ультрахолодных нейтронов (УХН) из сосуда в сосуд.

Ультрахолодные нейтроны генерируются криогенными реакторами (турбина Штайлера и др.) или СВЗ (спектрометрами по времени замедления) в виде импульсных пучков высокой плотности, в которых нейтроны обладают очень малой энергией (10-7 эВ) и летят со скоростью менее 10 м/с, благодаря чему резко (примерно в 10000 раз против показателя быстрых нейтронов) увеличивается сечение захвата их ядрами облучаемого вещества.

Все современные проекты источников нейтронов связаны с протонными ускорителями – циклическими и линейными. В настоящее время в мире разрабатываются три очень крупных проекта: Европейский проект суперисточника (ЕSS), аналогичные проекты реализуются в США и Японии. Эти проекты ориентированы на нейтронпроизводящие мишени средней мощностью 1 – 5 МВт.

Качественный скачек в области производства сверхплотных пучков УХН (S=6´1015 ней­трон/с) ожидается в момент пуска строящегося в Институте ядерных исследований РАН Большого СВЗ на базе линейного ускорителя протонов Московской мезонной фабрики (в г. Троицке, фото /). Масса используемого для получения УХН сверхчистого свинца (Pb=99,99%) на этом СВЗ составит более 100 т. Аналогичные эксперименты проводятся в ЦЕРНе, где работает новый источник нейтронов n-TOF, а также на реакторе ИЛЛ (Гренобль), в Гатчине (система ПИЯФ-Гнейс и реактор «ПИК»), в Карлсруэ, Пекине, Ок-Ридже и во многих других лабораториях (приложения).

Первый атомный лазер был построен физиками Массачусетского технологического института в 1996 году. В отличие от оптического, атомный лазер (АЛ) излучает когерентный сгусток атомов Бозе-Эйнштейновского конденсата (БЭК), который находится в основном состоянии с нулевым импульсом при температуре около 40 мК. В 1999 году начаты эксперименты по изучению когерентных и оптических свойств бозе-конденсатов в Курчатовском институте, в Университете г. Турку (Финляндия) и Гарварде (февраль 1999 года), в результате которых установлено, что конденсат атомов натрия при температуре порядка 10 - 9 К имеет аномально высокий коэффициент преломления, при этом свет движется через конденсат со скоростью 17 м/с. С БЭК также связывают явления сверхпроводимости и сверхтекучести жидких изотопов гелия.

Учитывая то, что эксперименты с ядерным конденсатом проводятся с задачей прямой проверки в земных условиях выводов общей теории относительности и при этом никак не оценивается вероятность конденсации и последующего коллапса сверхплотных когерентных пучков ядер при экстремально низких температурах, создание атомных лазеров нужно считать не менее опасным, чем производство УХН.

Второе. Со времени открытия нейтрона Чедвиком подмечено, что ядра первого десятка элементов периодической системы Менделеева содержат нейтронов столько же, сколько и протонов, а последнего – в 1,5 раза больше. Слишком сильная зависимость содержания нейтронов в ядре от его атомной массы определенно предупреждает о существовании критического барьера, за которым ядра легких элементов будут самопроизвольно ассимилироваться компактной массой нейтронного (гиперонного) вещества. Нейтроны любой энергии могут легко проникать в ядро, потому что им не нужно преодолевать барьер кулоновского отталкивания, следовательно, и ядра легких элементов будут беспрепятственно падать (аккрецироваться) на нейтронное вещество.

На графике распространенности химических элементов во Вселенной (график можно увидеть на сайте Ю. Э. Пенионжкевич, /db/msg.html?mid=1168517&uri=penionzhkevich.html#fig2) видно, что среди элементов тяжелее железа протонообогащенные изотопы встречаются все реже, а кривая распространенности нейтроноизбыточных – резко поднимается вверх и обрывается на краю диаграммы (нижняя правая часть рисунка). Вообще-то этот рисунок, как и следующий далее (Оганесяна) типичен для современной физики своей недосказанностью. – Если график претендует на характеристику вещества всей Вселенной, а не только земной коры, то хотя бы 10% видимого (барионного) вещества Вселенной нужно разместить правее отметки 200 а. е. м.

Красная кривая с двойными (r- и s-) пиками соответствует нейт­роноизбыточным изотопам, зеленая (p) – протонообогащенным.

Вместо анализа причин появления «ножниц» в правой части графика и прогноза свойств более тяжелого, чем уран и торий, вещества, рисунок обрывается на самом интересном месте, будто исследователя ничуть не интересует то, что находится за правой рамкой рисунка.

Между тем, обрыв кривой определенно указывает на невозможность существования вещества в молекулярном виде (с протонами внутри ядра и электронными оболочками снаружи) при массе свыше 300-400 а.е.м. Известно, что всякая кривая линия отображает собою ту или иную функцию, которую можно исследовать заданием аргументу экстремальных значений, а если это не проясняет сущности сложного по форме графика, то можно вычислить производную этой функции, а то и две. По крайней мере, горизонтальную ось массовых чисел Пенионжкевич мог бы нарисовать как угодно длинной, - до +8, и тогда при массе ядра свыше 400 а. е. м. его кривая красного цвета пронижет область существования нейтронных звезд, а при М=3М* достигнет черной дыры.

Железный пик в центре графика отвечает химическому составу планет и, возможно, звезд (10.01.02 г. по всем информационным каналам TV сообщалось как о сенсации об открытии американским астрофизиком Оливером Меньюлом железного состава ядра нашего Солнца).

Таким образом, если и существует во Вселенной пригодный для органической жизни «остров стабильности», то это изображенный на рисунке узкий интервал атомных масс – железоникелевый гвоздь, на острие которого покоится наш мир.

За пределами железного пика тоже имеются долговечные скопления материи: влево от «гвоздя», – там, где в одном месте скапливается большое число протонов, – загораются обычные звезды; вправо – в области преобладания нейтронов, господствует скрытое состояние материи в виде нейтронных звезд и черных дыр, которые не терпят присутствия «рыхлого электронного» вещества.

Имеются сведения о том, что нуклоны вообще и нейтроны – в частности, могут находиться в парообразном, твердом или жидком (ферми-жидкость) состоянии, т.е. испытывать фазовые переходы. Какое из этих состояний находится ближе к цепной реакции деконфаймента и какая масса потребуется для самопроизвольной аккреции земного вещества на нейтронное – миллиарды тонн, или же достаточно 300 – 400 частиц, слитых или замороженных в одной капле, – лучше было бы подсчитать теоретически, чем испытать на практике.

Судя по тому, что при охлаждении нейтронов резко увеличивается сечение захвата, наиболее опасным состоянием следует считать конденсированное.

Во все времена и во всех лабораториях мира случались аварии, пожары, взрывы, бесконтрольные течения реакций и множество неприятных побочных эффектов, но возможный пожар земного вещества, если он вспыхнет в лаборатории какого-нибудь НИИ, загасить будет нечем.

Как известно, черные дыры (ЧД) действуют как ЧК или полиция в засаде: «всех впускать, никого не выпускать!», – поэтому никакой огнетушитель при таком ЧП не поможет. Аналогичный эффект следует ожидать и от нейтроноизбыточных изотопов.

В Дубне эксперименты с УХН осуществляют на реакторе ИБР-2 (который планируется заменить на ИБР-2М) и бустере ИБР-30, вместо которого вводится в эксплуатацию более мощный Источник Резонансных Нейтронов – ИРЕН, где плотность импульсного пучка нейтронов достигнет 1´1015 нейтрон/с (/~jinrmag/koi8/2000/50/soder.htm). Естественное желание экспериментатора получить весовые количества конденсата УХН при нынешнем состоянии лабораторной базы может в любой день и час легко осуществиться, как осуществлялось у множества ушедших в небытие иных миров.

Вручая Государственные премии исследователям УХН из ЛНФ ОИЯИ, ПИЯФ РАН и РНЦ КИ «За разработку и развитие методов структурной нейтронографии по времени пролета на импульсных и стационарных реакторах», бывший Председатель Правительства РФ Е. М. Примаков обязался не пожалеть финансов для развития «прорывных» исследований и технологий.

Но «прорывы» появляются только в ослабленных зонах. Где тонко – там и рвется.

Настойчиво расковыривая ядро, можно проковырять его до «дырки». Тогда и случится такой «прорыв», какого не ожидает Примаков.

Опасность вероятного «прорыва» заключается не в самом атоме (ведь он такой маленький!), а в том огромном могуществе, которое за ним скрывается.

Другая сенсация последних двух лет – синтез элементов №114 и 116 в Дубне, также указывает на превосходство лабораторного эксперимента над всем, что умеют делать звезды, даже сверхновые. Известно также о синтезе в Беркли последнего элемента таблицы Менделеева – № 118, однако авторам эксперимента пока не удается воспроизвести результат повторно.

Происхождение ядер сверхтяжелых элементов до сего дня объясняется взрывами сверхновых звезд, при этом началом и причиной процесса считается коллапс звезды, а следствием и результатом – взрыв и синтез. Так, на 11-й вопрос американских физиков, «Как возникли химические элементы тяжелее железа (уран и пр.)?», В. Липунов ответил следующее: «Ответ более менее известен – тяжелые элементы возникли при вспышках сверхновых звезд, когда гравитационная энергия коллапсирующего звездного ядра идет на образование тяжелых атомных ядер. Неясны детали. Проблема не фундаментальная (выделено мною – Г.В.) и вполне может быть ре­шена в XXI в.» (/db/author.html?id=10294).

Однако нужно согласиться с американцами в том, что проблема эта не только фундаментальная вообще, но и критически важная для конкретного – современного – этапа развития земной цивилизации. Если выяснение деталей можно отложить на конец XXI в., то «более-менее известные» ответы на вопросы принципиальной важности не являются той платформой, на которой может базироваться моделирование космических процессов и событий. Переносить с небес на землю фрагменты грандиозных и малоизученных процессов по меньшей мере, неразумно, хотя можно было бы назвать это и преступлением, если бы существовал закон об охране планет земной группы.

Уязвимость этой теории допускает иное толкование: первопричиной был синтез сверхтяжелого ядра, а затем последовал его коллапс, аккреция вещества звезды на нейтронную затравку и сброс внешней оболочки.

Предполагаемая аналогия между синтезом тяжелых элементов на лабораторных ускорителях и звездах имеет принципиальное значение, поэтому необходима предварительная оценка существующей (общепризнанной) теории, восходящей своими истоками к временам Канта и Лапласа (рисунок из http://imagine.gsfc.nasa.gov/docs/science.html):

1) Если бы теория синтеза тяжелых элементов за счет вспышек сверхновых была верна, то свет не путешествовал бы по непрозрачной Вселенной на протяжении полутора десятков миллиардов лет и мы не подозревали бы о существовании звездного неба, находясь в кромешной мгле. Продукты распада множества сверхновых сделали бы Вселенную непрозрачной, и мы не видели бы космических лучей, реликтового излучения, квазаров и других объектов, рожденных в первый день сотворения мира. Свет удаленных галактик первого поколения был бы поглощен и закрыт пылью звезд, взорвавшихся позднее и ближе к земному наблюдателю;

2) Теория вспышек сверхновых объясняет прозрачность Вселенной тем, что она – холодная, и что в наше время сверхновые взрываются не так часто, как это было 10 – 15 млрд лет назад, поэтому небосвод не задымляется продуктами взрывов. Согласно этой теории, более часто взрывались звезды первых двух поколений, которые синтезировали тяжелые элементы, необходимые для формирования звезд третьего поколения.

Если бы эта теория была верна, то звезды третьего поколения не появились бы вообще. Дело в том, что по теории взрыву сверхновой всегда сопутствует коллапс её ядра с образованием нейтронной звезды или черной дыры. Если бы это было так, то число нейтронных звезд и черных дыр во Вселенной было бы в 3 раза больше, чем число наблюдаемых ныне обычных звезд, и дыры, как более древние, должны были аккрецировать на себя тяжелое вещество взорвавшихся звезд и не допустить его конденсации в протопланетные облака для последующего формирования звезд третьего поколения. А если где-нибудь на задворках Вселенной успела бы сформироваться одна нормальная звезда, то вместо планет близ этой звезды кружила бы стая хищных черных дыр, готовых поглотить её при первом удобном случае. Во всяком случае, если доверять теории, при каждой звезде 3-го поколения должен присутствовать остаток материнской сверхновой – нейтронная звезда или черная дыра (или та и другая разом).

3) Наблюдательная астрономия не видит прямой связи между взрывами сверхновых и образованием звезд и планет. Напротив, продукты взрыва новой или сверхновой быстро рассеиваются в межзвездном пространстве без следа, и никакой склонности к образованию звезд и планет они не обнаруживают.

4) Не выдерживает эта теория и простейшего расчета баланса массы:

– какое число сверхновых нужно взорвать в одном месте, чтобы из пыли и дыма ударной волны можно было бы наскрести вещество для строительства хотя бы одного такого карлика, как Солнце, не говоря уже о голубых гигантах?

– какая доля массы Вселенной содержится в звездах третьего поколения, если при взрывах сверхновых звезд предшествующих поколений почти вся её масса ушла в скрытое состояние черных дыр?

– какая доля массы Вселенной осталась в атомарном или молекулярном состоянии, если к нашему приходу она оказалась очищенной до полной прозрачности от пыли и дыма двукратно взорвавшихся звезд?

– кто выполнил эту работу по очистке Вселенной от остатков новых и сверхновых звезд и каковы его дальнейшие планы?

5) Можно допустить, что первое поколение звезд взорвалось одномоментно в локальной области ядра Галактики, где новообразованные черные дыры немедленно слились в предполагаемую (или уже наблюдаемую?) мегадыру, а общая ударная волна оторвалась от опасного соседства с черными дырами и унесла тяжелые элементы на периферию Галактики для спокойного донашивания и рождения звезд второго и третьего поколений. Такое предположение легко обосновывается расчетами динамики процесса в том смысле, что разнонаправленные моменты движения отдельных тел при их слиянии взаимно уравновешиваются и общая масса будет оставаться в покое. Однако происхождение тяжелых элементов по такой версии должно объясняться и называться по-другому: не разновременными взрывами сверхновых звезд различных поколений, а одномоментным рождением Галактики.

Эта идея может оказаться продуктивной и при объяснении грандиозных процессов, происходящих в области ядра, где одновременно наблюдается поглощение материи черной дырой, фонтаны водорода и рождение новых звезд.

Кроме того, нахождение Солнца на периферии Галактики, т. е. в передовом фронте этой ударной волны, непринужденно объясняет отсутствие контактов с внеземными цивилизациями, которые зародились позже – в тылу ударной волны и поэтому еще не дозрели для контактов.

6) Неубедительность теории вспышек сверхновых можно усмотреть также в том, что в ней отсутствуют прямые причинно-следственные связи между синтезом ядер сверхтяжелых элементов и коллапсом звезды: звезда коллапсирует сама по себе – в результате внешнего давления, а тяжелые ядра синтезируются сами по себе – в оболочке звезды в момент её разлета. При таком понимании процесса первичным считается коллапс ядра звезды, а следствием – взрыв, который питает своей энергией синтез сверхтяжелых элементов в улетающей взрывной волне. По теории, механика процесса применима и обязательна для всех тех звезд, у которых масса в 2,5 – 3 раза превышает массу Солнца.

Если рассматриваемая теория верна, то на долю черных дыр – конечного продукта эволюции всех звезд тяжелее Солнца – приходится не менее 90 % всей массы Вселенной, и поэтому она должна сжиматься, но не расширяться.

Таким образом, современная теория происхождения тяжелых химических элементов слишком сложна и противоестественна, чтобы быть правдоподобной. Рассказы о происхождении Солнца и планет земной группы за счет конденсации материала взорванных звезд удовлетворяют только очень доверчивых слушателей.

К тому же эта теория крайне опасна. – Она пренебрежительно относится к результатам деятельности мириадов звезд, якобы неспособных создать ничего тяжелее железа, и рекламирует то, чего нет. Она рекламирует экстремальные состояния вспышек сверхновых и понуждает земных экспериментаторов к моделированию таких состояний в надежде на рентабельное получение более тяжелых благородных металлов.

Судя по высказываниям уважаемых членов РАН (прилагаются), эта теория не удовлетворяет и самих астрофизиков, поэтому выдвигается идея возникновения сверхтяжелых элементов путем извержений из нейтронных звезд. Например, С. С. Герштейн, член-корреспондент РАН, утверждает, что «…в результате взрыва сверхновых звезд, когда есть нейтронные потоки, получить трансурановые элементы или элементы актинидной группы довольно трудно. Потому что в этих быстрых процессах потоки нейтронов недостаточны. Однако уже давно был указан и другой способ получения в природе нужного количества этих элементов. Это извержение из нейтронных звезд. …Это гипотеза старая, она принадлежит Майеру и Теллеру. По-моему, Виталий Лазаревич (Гинзбург, прим. ред.) также высказывал эти идеи. … Сравнительно недавно были получены оценки, что столкновение нейтронных звезд сравнительно частое событие (если они друг друга найдут. – Г. В.). С помощью столкновения нейтронных звезд пытались объяснить (правда, это не всегда проходит) гамма-всплески большой мощности и др. … очень интересно было бы поискать эти тяжелые элементы».

Согласно другой теории (также одобренной С.С. Герштейном): «При сжатии ядра звезды на поздней стадии эволюции температура поднимается до гигантских значений – порядка миллиарда кельвинов, поэтому ядра атомов разваливаются на протоны и нейтроны. Протоны поглощают электроны, превращаются в нейтроны и испускают нейтрино. Нейтроны же, согласно квантовомеханическому принципу Паули, запрещающему им находиться в одинаковых состояниях, начинают при сильном сжатии эффективно отталкиваться друг от друга …что может привести к образованию устойчивых нейтронных звезд» (Черепащук А. М. Черные дыры в двойных звездных системах).

По теории А. М. Черепащука выходит, что последовательный синтез всё более тяжелых элементов в недрах звезд оказывается бессмысленным, поскольку эволюция звезды на протяжении многих миллиардов лет завершается полной фрагментацией наработанного тяжелого вещества и сводится к одной результирующей реакции: превращению протона в нейтрон или водорода протозвезды – в нейтронное вещество белого карлика, пульсара или нейтронной звезды. Непонятно только одно, почему принцип Паули не препятствует синтезу СТЭ и поискам «островов стабильности»?

* * *

В самом деле, – почему мы должны думать, что Солнце состоит только из ядер водорода и гелия (плюс небольшого количество углерода и кислорода) и не содержит тяжелых и сверхтяжелых элементов, которые есть в недрах всех окружающих Солнце планет? – Разве планеты и Солнце образовались не из одного газо-пылевого облака, обогащенного тяжелыми элементами?

А если так, – если изначально химический состав недр Солнца и планет был одинаковым, то спросим себя: в каких реакциях участвуют тяжелые (тяжелее железа) элементы по прошествии 5-ти млрд лет со дня сотворения нашего светила? – Не пройдены ли уже все запрещенные пороги и ступени синтеза СТЭ? «Обзор Франчески Маттеучи «Модели химической эволюции» (/abs/astro-ph/0306034) можно смело рекомендовать для начального ознакомления с тем, как сейчас рассчитывают химическую эволюцию галактик. Одним из важнейших пунктов таких расчетов является производство различных элементов звездами разных масс. Тут есть три момента:

– звезды разных масс производят разное количество разных элементов,

– звезды разных масс эволюционируют с разной скоростью, а потому выбрасывают элементы в разное время после своего рождения,

– звезды разных масс по-разному выбрасывают элементы (часть может сохраниться в компактном остатке, часть может выпасть обратно…

… расчеты производства элементов включают в себя расчеты звездной эволюции, моделирование взрыва сверхновой, а также моделирование разлета оболочки… Видно, что для кислорода все получается неплохо (т.е. результаты разных групп примерно совпадают), для магния тоже неплохо (выпадает результат одной группы, но это самый старый расчет из четырех), а вот для железа – совсем беда…» (Производство элементов звездами, /hubble/anka/0603/anka030607.html).

– «Беда», однако, заключается не в разночтениях интерпретаций, а в том, что исследователям очень не хочется подвергать сомнению устоявшуюся парадигму о синтезе ТЭ во время гравитационного коллапса сверхмассивных звезд.

На рисунке (/hubble/anka/0603/anka030607_3.jpg) видно, что, по расчетам трёх из четырёх групп исследователей, максимальное производство железа наблюдается в левой части графика – в области маломассивных сверхновых. Любопытно то, что шкала расчетов производства металлов начинается с 10-и масс Солнца, хотя на левой границе рисунка оборванные графики поднимаются вверх, т. е. определенно указывают на увеличение выхода тяжелых элементов из недр звезд с малой (околосолнечной) массой.

Теперь можно догадаться о том, что:

– массивные звезды живут недолго, поэтому они не успевают поучаствовать в производстве тяжелых элементов;

– тяжелые элементы таблицы Менделеева синтезируются в недрах долгоживущих карликов, а не в оболочках сверхновых;

– старые долгоживущие звезды иногда взрываются, распыляя в космосе тяжелые элементы, иначе земная жизнь не возникла бы;

– звезды-карлики не взрываются из-за гравитационного коллапса, они взрываются (иногда) по той же причине, по какой прекращают существование цивилизации, достигающие в своем развитии стадии изучения микромира.

Разобравшись в причинах АСП, которым мои оппоненты требуют «экспериментальных подтверждений», мы можем найти таковые наблюдательными методами. – Если наша Галактика представляет собою кладбище слаборазвитых цивилизаций, то – как оно должно выглядеть? Что останется, например, от земной жизни, когда с нею покончит какой-нибудь Большой коллайдер или тэватрон? – Попробуем перечислить:

1. Пара беспризорных аппаратов типа «Пионер» или «Вояджер».

2. Излучение радиоволн длительностью 40 – 50 лет от радио- и телепередатчиков погибшей цивилизации.

3. Пояс астероидов в благоприятной для жизни удаленности от центрального светила.

4. Гамма-всплеск.

5. Двойная звезда.

Первые три признака наши астрономы наблюдать пока не умеют, а четвертый и пятый – их полно! Даже если согласиться с Хокингом в том, что маленькие (массой с Луну или Землю) чёрные дыры быстро «рассасываются», порождая гамма-всплеск, то сей акт мы наблюдаем чуть ли не каждодневно, что находится в полном согласии с вычислениями Ферми и Липунова о множественности ВЦ.

Ну, а если нейтронный «супербаббл» Оганесяна/Ка­ды­шев­ского превращает изрядную долю земной массы в зародыш нейтронной звезды, то миллиарднолетняя эволюция этого зародыша в паре с нормальным Солнцем как раз и приводит к наблюдаемой в Галактике картине кладбища. Некоторые старые скопления на 80% состоят из двойных звёзд, где одна из компонент – нейтронная звезда. – Сколько из них первичных/природных, а сколько – рукотворных, вопрос к астрофизикам. На этот вопрос можно пытаться ответить изучением физических параметров пары (общая масса, период обращения и др.), хотя эти параметры сильно меняются в процессе эволюции двойных звёзд. Независимо от весовой категории, победителем в деле перетягивания вещества на себя всегда оказывается НЗ.

В самом деле, если пара, в которой одна звезда нейтронная, сложилась «от природы», то почему эта связь не разорвалась в момент образования НЗ? Почему взрыв сверхновой не отбросил в тар-тарары нормальную соседку?

А если одиночная НЗ нашла себе пару во время своих скитаний по небу, то почему орбиты двойных не сильно вытянутые эллиптические, как полагалось бы?

Остается третье: двойные звезды с участием НЗ образуются благодаря деятельности носителей такого разума, какой мы наблюдаем у Клебановых с Оганесянами, Кадышевскими, Зельдовичами, Гольданскими, Гинзбургами, Герштейнами и прочими «богоизбранными» экспериментаторами. – Исключительно благодаря их трудам, а не естественной эволюции, Вселенная насыщается тяжелыми элементами, ускоряет и замыкает цикл своего обращения в ЧД. В общем, – конец света или мира, а виноват опять – Шапиро! – «Человеческий фактор», так сказать…4

Л. Джахая (Тбилиси, Грузия)

ОПТИЧЕСКАЯ НЕОДНОРОДНОСТЬ МЕТАГАЛАКТИЧЕСКОГО ВАКУУМА

Естьвескиеоснованияполагать, что Метагалактика в неопределенных, но вполне конечных пространственно-временных границах есть качественно определенное материальное образование, единая, связная материальная система в безграничных просторах Вселенной. Недостаточная определенность пространственно-временных границ нынешней наблюдаемой Метагалактики связана с тем, что эти границы не могут быть заданы ни эмпирическим радиусом досягаемости наших радиотелескопов, улавливающих радиоизлучение далеких галактик на расстоянии 12 – 16 млрд световых лет (сейчас есть данные, что эта цифра достигает 24 млрд световых лет), ни теоретическим расчетом так называемого «радиуса Вселенной» (точнее – Метагалактики), исходя из средней плотности ее вещества. Принципиальная новизна состоит здесь в том, что Метагалактика, как качественно определенное материальное образование, существует реально, – независимо от того, есть в ней вещество или нет, ибо вещественное содержание Метагалактики не есть ее постоянная и универсальная характеристика, притом, однако, что безвещественный метагалактический вакуум отнюдь не становится ньютоновским «пустым», «чистым», «математическим», «абсолютным» пространством. В известном смысле это эйнштейновский «континуум, наделенный физическими свойствами» [13]. Этот субквантовый уровень материи и есть метагалактический вакуум, а что касается его вещественного содержания, то средняя плотность вещества в нем очень мала – ср 10-29 кг/м3, причем это вещество сконцентрировано в массивных звездах, в ядрах галактик и скоплениях галактик, разделенных громадными космическими расстояниями, и является более поздним образованием. Материальным субстратом как вещества, так и разделяющего его пространства выступает метагалактический вакуум, как реальная физическая среда, как арена действия всех без исключения материальных процессов в Метагалактике: гравитационных, электромагнитных, ядерных, макроскопических и, разумеется, космических. Поэтому вакуум реален, как реальны свет и гравитация, магнитные поля и космический холод, которые суть различные состояния метагалактического вакуума.

В квантовой теории вакуум – это низшее энергетическое состояние квантовых полей, характеризующееся отсутствием каких-либо реальных частиц. При этом все квантовые числа вакуума (импульс, электрический заряд и др.) равны нулю. Однако в вакууме возможны виртуальные процессы взаимодействия частиц с вакуумом. Понятие вакуума является основным в том смысле, что его свойства определяют свойства всех остальных состояний, получаемых из вакуумного действием операторов рождения частиц [11, с. 61]. Все это применимо и к метагалактическому вакууму, если учесть его космическую протяженность.

Что еще известно об этом метагалактическом вакууме?

В настоящее время известны лишь некоторые мировые константы, которые в первом приближении можно рассматривать как свойства вакуума «здесь» и «сейчас»: масса m=0, температура Т=0К, скорость распространения гравитационных и электромагнитных волн с=3108м/сек, электрический заряд =0, показатель преломления света n=1, гравитационная постоянная G = 1 (G = 6,6810-11 Н.м2/кг2), постоянная Планка h = 1 (h = 10-28 Дж) и некоторые другие свойства (упругость, давление), обязанные своим происхождением оптическим свойствам вакуума.

Этот метагалактический вакуум задан изначально. Важнейшими свойствами метагалактического вакуума являются его оптико-механические свойства, в частности, плотность, которая может свободно варьировать в разное время и в разных точках пространства. Такое понимание предполагает и допускает первоначальное существование де-ситтеровского безвещественного вакуума в масштабе нынешней Метагалактики (R1026 м) или сферической безвещественной Метагалактики. Признание реальности вакуума, его сложной структуры и фундаментального значения в иерархии материи – бесспорный и очевидный факт в современной физике, астрофизике и космологии. Доказывать это сейчас – значит «ломиться в открытые ворота». Вот некоторые примеры обращения к вакууму в современной науке: его роль в образовании полей и частиц, в явлениях виртуальности [3] и тоннельного перехода, сверхпроводимости и других эффектах вблизи абсолютного нуля температуры, в кварковой модели нуклона в виде «вакуумного мешка» [1], вакуум в процессе «раздувания» в теории «раздувающейся Вселенной», вакуум в теориях «Сверхвеликого объединения» всех типов взаимодействий и т. д.

Главным свойством метагалактического вакуума является его безвещественная (или, что то же самое, невещественная) оптическая плотность, определяющая величину и постоянство скорости света, показатель преломления света по отношению к другим оптическим средам и т. д. В этом смысле вакуум ничем не отличается от других оптических сред, но имеет показатель преломления, равный единице (n = 1). Для этого надо вообразить метагалактический вакуум, в котором нет ни одной вещественной элементарной частицы. Именно тогда получается известный набор свойств физического (равно как и космического) вакуума: m=0, T=0K, c =3108 м/сек. (константы). Это будет собственная невещественная оптическая плотность метагалактического вакуума.

Выяснив, таким образом, безвещественную оптическую плотность метагалактического вакуума в его отношении к обычной оптической плотности вещества, можно, далее, постулировать неодинаковую оптическую плотность (неоднородность) метагалактического вакуума. Это значит, что безвещественная оптическая плотность вакуума свободно варьирует в довольно широком диапазоне в зависимости от его собственной внутренней структуры или в зависимости от распределения вещества в разное время и в разных точках Метагалактики: в космических и локальных «черных дырах», вокруг атомных ядер и вещественных элементарных частиц, в окрестностях массивных звезд и галактик, – во всех этих случаях оптическая плотность вакуума больше единицы (n>1). Можно предположить также существование оптической плотности вакуума меньше единицы (n<1). Другими словами, реальный метагалактический вакуум (одновременно физический и космический) вовсе не является оптической средой без дисперсии, как это принято считать, а он, как и всякая другая оптическая среда, подвержен дисперсии всюду, где он есть. При этом вакуум остается вакуумом при любом значении показателя преломления света: (n >1), (n =1) или (n<1), так как отличительным признаком вакуума следует считать лишь отсутствие вещественных частиц.

Оптическая неоднородность вакуума – явление отнюдь не случайное и не эпизодическое, а вполне закономерное и типичное. Чтобы уяснить это, перечислим известные случаи, когда имеет место оптическая неоднородность вакуума с показателем преломления света больше единицы. (Что касается показателя преломления света меньше единицы, то он фигурирует пока только в теории, но нигде еще не дан в наблюдениях или эксперименте, а принятая на Земле оптическая плотность вакуума (n = 1) условна, относительна, конвенциональна, а фактически (n = 1) лишь в окрестностях нашей Галактики, вдали от массивных источников гравитации).

Показатель преломления света больше единицы (n > 1) может быть:

  1. в гравитационных волнах («волнах сжатия»), равно как и в электромагнитных колебаниях («волнах сдвига»), когда неоднородности возникают в каждой дискретной точке распространения гравитационных и электромагнитных волн, их дифракции и интерференции;

  2. вокруг любой вещественной массы, начиная с нейтрино (если оно обладает массой) и кончая нейтронными звездами и галактиками («гравитационные линзы»), а, следовательно, и в межъядерном пространстве в недрах атомно-мо­лекулярного вещества (вещественные оптические линзы);

  3. на периферии вращающихся вещественных масс (т.н. «искусственная гравитация»);

  4. в «релятивистских эффектах» при движении вещественных частиц с околосветовыми скоростями, когда встречный «фронт вакуума» образует плотный «вакуумный барьер» – по аналогии со «звуковым барьером»;

  5. в явлении «черных дыр», которые представляют собой в чистом виде оптическую неоднородность, безвещественное уплотнение вакуума («гравитационная воронка», «геон»).

Признав локальную оптическую неоднородность метагалактического вакуума и связанный с ней гравитационный и иной коллапс вещества, мы с неизбежностью вынуждены будем заключить, что гигантской оптической неоднородностью является весь метагалактический вакуум, с определенной размерностью уплотняющийся в направлении к некоторой максимально плотной области Метагалактики (оптический «центр» Метагалактики). Последнее обстоятельство особенно важно для вакуумной теории вещества и поля, поскольку остальные случаи оптических неоднородностей вакуума носят частный, локальный характер и в той или иной мере признаются или допускаются современными астрофизическими и космологическими теориями, а неоднородность оптической плотности всего метагалактического вакуума, носящая глобальный характер, существующими теориями не допускается. Поэтому приведем некоторые соображения, подтверждающие вывод о глобальной неоднородности («искривлении») Метагалактики, метагалактического вакуума: «искривленное пространство должно действовать подобно линзе, обладающей большим фокальным расстоянием, – считают авторы «Гравитации», – искривление световых лучей мало влияет на видимый размер близлежащих объектов. Однако ожидается, что удаленные галактики, находящиеся на расстояниях, составляющих от ¼ до ½ пути вокруг Вселенной, имеют сильно увеличенные угловые размеры» [8, с. 475].

Велик соблазн представить изменение показателя преломления света в метагалактическом вакууме (n) как плавное и равномерное убывание величины (n) от «центральной области» к «периферии» Метагалактики, то есть от (n>1) (в прошлом, («там») к (n=1) («здесь», «сейчас») и от (n=1) к (n<1) (в будущем, «там»). Однако это было бы слишком идеальным случаем, сродни абстрактной изотропии, поэтому следует допустить и все другие возможные случаи регулярности и даже нерегулярности. Важно, чтобы начальный максимум (n>1) и конечный минимум (n<1) оптической плотности метагалактического вакуума принимали не бесконечное, иррациональное значение, а вполне рациональное, конечное значение. Ибо, как писал А. Эйнштейн, «нулевая плотность на бесконечности влечет за собой нулевую плотность в центре» [12, с. 289]. Тогда, если граница Метагалактики – это сфера с конечным радиусом R, то на краю этой сферы показатель преломления примет конечное значение (0<n<1), плавно обрываясь на какой-то рациональной величине, следовательно, гравитационные и электромагнитные волны не смогут перейти эту черту. Двигаясь в обратном направлении в пространстве (или в прошлое во времени), получим при R=0 некоторое рациональное, конечное значение (n>1), характерное для «космологических черных дыр» в историческом прошлом Метагалактики.

Во всех случаях оптических неоднородностей вакуума должны изменяться все мировые константы: при (n>1) гравитационная постоянная (G) увеличивается, скорость света (c) уменьшается, абсолютный нуль температуры (T) повышается, постоянная Планка (h) и электрическая постоянная () уменьшаются и т. д., и наоборот. Поскольку эти мировые константы при изменении оптической плотности вакуума изменяются (согласно формулам) одновременно и взаимосвязано, то зарегистрировать эти изменения при данной оптической плотности вакуума (то есть в собственной системе отсчета) не представляется возможным. Это значит, что при сохранении формы протекания всех известных физических процессов изменяется (повышается или понижается) пороговое значение величины мировых констант (G, c, T, h, ). При этом, само собой разумеется, что во всех точках сферы, описываемой радиус-вектором R расстояния нашей Галактики от воображаемого оптического «центра» Метагалактики, оптическая плотность вакуума и показатель преломления света (за исключением локальных неоднородностей «гравитационных линз») везде будут одинаковы (n=1). Именно здесь располагается «пояс жизни», где возможна жизнь земного типа с известными ныне мировыми константами («антропный принцип»).

С изменением мировых констант (G, c, T, , h) формулы законов природы, в уравнениях которых фигурируют эти константы, по существу, не должны изменяться, в них только вносится дополнительная поправка на показатель преломления света (n) с точки зрения их реального, физического содержания и оптической плотности метагалактического вакуума.

СХЕМА 1

В статье Я. Б. Зельдовича «Теория вакуума, быть может, решает загадку космологии» можно прочитать по этому поводу следующие строки: «Представление о возможном изменении константы тяготения за счет поляризации вакуума не меняет формы уравнения, но меняет их смысл… Гипотеза, сводящая упругость вакуума, а тем самым и теорию тяготения к поляризации вакуума, снова привлекает внимание теоретиков» [7, с. 493]. Признание этого равносильно полному отказу от основного космологического принципа об однородности и изотропности метагалактического пространства [6] (см. схему 1).

Разумеется, при небольшой разнице в показателях преломления света в метагалактическом вакууме в недавнем прошлом (n>1) и сейчас (n=1) нарушение основного космологического принципа в нынешних земных условиях практически не обнаруживается, – для этого наши пространственно-временные масштабы слишком малы, создавая иллюзию однородности и изотропности привычного для нас пространства, вечности и неизменности мировых констант, инвариантности законов природы относительно преобразования системы координат. Двигаясь вместе с Галактикой в метагалактическом пространстве с не очень большой скоростью, мы, земляне, не воспринимаем пространственно-временную неоднородность (неодинаковую оптическую плот­но­сть) космического вакуума и в каждый данный момент времени фиксируем однородность и изот­р­о­п­ность пространства, постоянство скорости света и тому подобные эффекты, – до такой степени разница в по­казателях преломления света в двух точках космического вакуума (n>1) и (n=1) мала и неуловима в собственной системе отсчета, тем более на протяжении письменной истории человечества (всего лишь 5 тысяч лет) и еще более – истории астроно­мич­ес­ких и геофизических наблюдений. Тем не менее, неоднородность метагалактического вакуума, в данном случае уменьшение гравитационной постоянной (G), мо­жет быть обнаружена во временном разрезе геологической истории Земли. Достаточно сослаться на приподнявшуюся из океана земную сушу, оторвавшуюся от Земли Луну, расколовшуюся на части некогда единую Гондвану и разошедшиеся в разные стороны материки. Так, по расчетам М. Гораи (в его книге «Эволюция расширяющейся Земли»), радиус Земли с момента ее образования увеличивается в среднем на 10 км за 100 млн лет, а всего увеличился на 1500 км по сравнению с первоначальным радиусом [6, с. 101]. Другие авторы (П. Йор­дан, Р. М. Дикке) оценивают увеличение радиуса Земли приблизительно в 3.10-12 см в год. Не в этом ли разгадка временной «стрелы» Р. Пенроуза: «Все же мы знаем, что некий физический закон, асимметричный по времени, реально существует! За более привычными, симметричными по времени силами природы где-то скрыта одна (а возможно и не одна) асимметричная сила, ничтожное действие которой почти полностью замаскировано остальными и остается незамеченным во всех процессах, кроме одного: хитроумного распада К°-мезона»[10, с. 290 – 291]. Вот почему столь безуспешны поиски так называемой «скрытой», «темной» материи, якобы ответственной за искривление света далеких квазаров (отождествляемых с протогалактиками: М. Шмидт, И. Д. Но­виков, И. Нееман [9]), на самом деле в этом «повинна» собственная оптическая неоднородность всего метагалактического вакуума в очерченных выше параметрах.

Так выглядит картина оптически неоднородной Метагалактики в теории. Но практически более важен другой вывод. Если сложить вместе приходящие из разных сторон Метагалактики все радиоизображения галактик, часть которых представляет собой отображение их исторического прошлого («детские фотографии взрослых галактик», одна из которых – «детская фотография» нашей собственной Галактики – Млечного пути), то получится, что примерно треть всех наблюдаемых галактик реально не существует. Это «духи», масса которых не может быть принята в расчет при исчислении средней плотности вещества в Метагалактике, каковая плотность окажется, таким образом, меньше критической, то есть меньше, чем 10-26 кг/м3. Тогда гравитационный коллапс всего метагалактического вещества в будущем исключается, но это значит, что не было и фантастического «Большого взрыва» в прошлом, – с вытекающим отсюда приговором для стандартного сценария «горячей Вселенной». Следовательно, необходимо разработать новые, альтернативные сценарии рождения метагалактического вещества в эргосфере «космологических черных дыр» в оптическом «центре» Метагалактики.

(Подробнее о рождении и эволюции вещества в метагалактическом вакууме см. в монографиях автора: «Вакуум» и «Новая космологическая концепция» [14]).

Таким образом, Метагалактика не есть вся «Вселенная», она лишь отдельное гигантское материальное образование. Метагалактика и в ней метагалактический вакуум существуют реально и в том случае, если там нет никакого вещества (m=0). Метагалактика имеет вполне определенные границы, края с нулевой оптической плотностью (n=0), через которые не могут перейти ни электромагнитные, ни гравитационные волны. Метагалактический вакуум оптически неоднороден как в космическом масштабе (с максимальной плотностью в оптическом «центре» и нулевой плотностью на «периферии»), так и локально (в гравитационных и электромагнитных волнах, вокруг любых вещественных масс, при вращении тел, при движении тела с околосветовой скоростью, в явлении «черных дыр»). Наконец, гигантской оптической неоднородностью является весь метагалактический вакуум, с определенной размерностью уплотняющийся от «периферии» к оптическому «центру» Метагалактики.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ

  1. Браун Дж.Структура нуклона // Физика за рубежом. – М., 1984.

  2. Гораи М.Эволюция расширяющейся Земли. – М., 1984.

  3. Девис Л.Случайная Вселенная. – М., 1985.

  4. Джахая Л. Г.Вакуум. – Сухуми, 1990.

  5. Джахая Л. Г.Новая космологическая концепция. – Тбилиси: Мецниереба, 1999.

  6. Джахая Л. Г.Основной космологический принцип и его современная интерпретация // Журнал «Filozofia». Братислава. 1986. № 1 (на словацком языке).

  7. Зельдович Я. Б.Теория вакуума, быть может, решает загадку космологии // Успехи физических наук. 1981. Т. 133. Вып. 3.

  8. Мизнер И., Торн К., Уилер Дж.Гравитация: В 3 т. – М., 1977. – Т. 2.

  9. Новиков И. Д. Астрономический журнал. М., 196. № 41.

  10. Пенроуз Р.Сингулярности и асимметрия по времени // Общая теория относительности / Под ред. С.Хокинга, В.Израэля. – М., 1983.

  11. Физический энциклопедический словарь. – М., 1983.

  12. Эйнштейн А. Собр. научных трудов: В 4 т. – М., 1965 – 1967. – Т. 3.

  13. Einstein A. Mein Weltbild. Querido Verlag. – Amsterdam, 1933.

  14. NeemanJ.AstrophysicalGournal. 1965. № 197.

А. Кислицын (Снежинск, Россия)

ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ ОШИБКА ТЕОРИИ

Введение

Теория конца позапрошлого столетия опиралась на мировоззрение Лоренца: «движутся заряды, а структура пространства (эфир) остается неподвижной». В практике эксперимента Лоренц объяснял все опыты, пока речь шла о первом порядке. В 1878 г. на идею по проверке этого мировоззрения во втором порядке указал Максвелл [1].

Если заряд движется через неподвижный эфир со скоростью v, то в направлении, поперечном движению заряда, информация (электромагнитная волна) пройдет фиксированный отражателем интервал l (туда и обратно со скоростью «c») завремя:

4l2 = c2t12  v2t12; t1 =

В направлении движения - такой же интервал до отражателя (туда со скоростью с – v и обратно со скоростью с + v) за время:

t2 = =

Зарегистрированную разницу этих двух выражений, полученных из очевидных рассуждений, в опыте Майкельсона (как и в других опытах) должен был подтвердить эффект второго порядка.

Эта, всех подкупающая очевидность, и привела к фундаментальным ошибкам в теории познания, несмотря на то, что справедливость рассуждений оценивалась элементарнымматематическим анализом.

Доказательство ошибки

Представим себе полую сферическую инерциальную систему S1 (см. рис.1) радиусом l. Из центра O системы испускается электромагнитная волна. Под произвольным углом (по отношению к вектору скорости системы) закреплен отражатель электромагнитной волны C. За время t1 волна (для наблюдателя из системы S) со скоростью «c», дойдет до отражателя. За это же время центр системы переместится в точку O1 со скоростью v, т.е. длина пути перемещения системы будет vt1. Отраженная электромагнитная волна будет зарегистрирована в центре системы через время t2. За это же время центр системы переместится в точку O2 на расстояние vt2.

Найдем общее решение оценки времени при прохождении сигналов информации для наблюдателя из системы S. По теореме косинусов имеем:

(OC1)2 = (OO1)2 + (O1C1)2 – 2(OO1)(O1C1)cos()

(O2C1)2 = (O1C1)2 + (O1O2)2 – 2(O1C1)(O1O2)cos,

где OC1= ct1; O2C1 = ct2; OO1 = vt1; O1O2 = vt2; О1С1 = l

откуда для величины l2 имеем:

l2 = t12(c2  v2)  2t1vlcos; l2 = t22(c2  v2) + 2t2vlcos. (1)

Из равенства: t12(c2  v2)  2t1vlcos= t22(c2  v2) + 2t2vlcos,

получим: 2vlcost1  t2) (c2  v2).

Подставляя это значение в выражения (1) найдем: = (2)

Найденное выражение (2) является единой оценкой времени сигнала информации для любой точки на сфере инерциальной системы, и не зависит от угла направления сигнала. Автором статьи определена физическая природа этого выражения, но регламентированный объем статьи не позволяет донести это до читателя.

Таким образом, в инерциальной системе любые направления для сигнала информации равноценны как для наблюдателя в инерциальной системе S1, так и для наблюдателя из системы S. Поэтому все опыты по обнаружению эффектов второго порядка дали отрицательный ответ. Таких эффектов в природе нет! Опыты подтверждали существование структуры пространства (эфира).

Майкельсоном [1] было правильно оценено время прохождения сигнала информации в направлении перпендикулярном движению инерциальной системы. Оценка времени в направлении движения была ошибочной.

Путь прохождения одного пробега луча в этом направлении для наблюдателя из системы S есть среднегеометрическая величина

[(l + vl/(c  v))(l  vl/(c + v))]1/2 = cl/(c2  v2)1/2

Поскольку база интерферометра используется дважды, то протяженность этого пути удваивается 2сl/(c2  v2)1/2 и становится равной пути прохождения луча в поперечном направлении. Точно таким же образом следует рассчитывать параметр скорости в системе S1 для наблюдателя из системы S.

с1= ((с  v)(с + v))1/2 = (с2  v2)1/2 (3)

Отсутствие эффектов второго порядка поставило в тупик исследователей конца позапрошлого столетия. Фицджеральд, а затем и Лоренц попытались спасти положение, высказав предположение, что все инерциальные системы, движущиеся по отношению к эфиру, укорачиваются. Пространственный интервал l = tc > t(c2 – v2)1/2 . Это показалось тогда неаргументированным искусственным выходом из сложившейся ситуации, поскольку выражение (3), изменения скорости информации в системе S1, не было осмыслено [1].

Иерархия систем – как объективная реальность

Изменение скорости сигнала информации относится к каждой точке пространства инерциальной системы, где сигналы возникают в физических полях (гравитационных, электромагнитных) в процессе взаимодействия структур вещества, из которого состоит инерциальная система. Такую информационную связь в пространстве инерциальной системы будем называть информационным полем.

Инерциальные системы в структуре мироздания образуют иерархию, подтверждённую опытом наблюдений. Рассмотрим упрощенный порядок ступеней иерархии гравитирующих центров.

1.Инерциальная система микромира в информационном поле планеты.

2.Планеты в поле звезды.

3.Звезды в поле галактики.

……………. n-1. Скопление галактик в поле их сверхскопления.

n. Сверхскопления в поле метагалактики.

Система, в информационном поле которой существует наблюдаемая инерциальная система, будет вышестоящей по иерархии инерциальных систем. Каждой инерциальной системе сопутствует свое индивидуальное информационное поле, скорость распространения сигнала в котором равна:

с n – 1 = (cn2 – vn2)1/2 (4)

где сn – скорость распространения сигнала информации в вышестоящей системе, vn – величина механической скорости наблюдаемой инерциальной системы относительно структуры вышестоящей.

Систему, в которой существует и которой заканчивается иерархия инерциальных систем мироздания, будем называть пространством и отличать от пространств инерциальных систем. Пространство обладает максимальной скоростью  сигнала информации. Все скорости сигналов систем иерархии являются ее производными. Обозначив через с0, с1, с2 … скорости сигналов в ступенях иерархии, связь сигналов от низших ступеней к высшим, распишем следующим образом:

1.

2.

3.

……………….. (5)

n-1.

n.

Отсюда видно, что каждое элементарное образование микромира является строительным материалом для всей системы иерархии, и каждое элементарное образование одновременно является участником динамики всего механического движения иерархии относительно структуры пространства. Выражение (5) перепишем в виде:

(6)

Откуда < χ2.

Этому ограничению подчинено существование и эволюция вещественных структур от микро до мегамира. Из выражения (6) видно, что постоянные векторные изменения скоростей в динамике механического движения в цепи иерархии отражаются на величине – скорости сигнала информации в информационном поле микромира. И эти изменения для исследователей микроструктур носят вероятностный характер по нахождению элементарного образования в данном месте пространства в данный момент времени (природа волновой - функции в уравнении Шредингера).

Наглядную связь скоростей сигналов информации выражения (5) можно показать геометрическим способом. Поскольку функция cn-1 = f (vn), как это видно из выражения (4), подчиняется теореме Пифагора, то каждому значению аргумента этой функции должен соответствовать свой прямоугольный векторный треугольник. В однородной и изотропной структуре пространства скорость cn,распространения фронта электромагнитной волны, центрально-симметрична. Следовательно, связь скоростей выражения (5) можно изобразить, как это показано на рис.2 для всех ступеней иерархии.

Изометрический характер инерциальных систем

В рассмотренном выше опыте, в котором определена скорость с1 сигнала информации инерциальной системы для наблюдателя из системы S, преобразования для координат рассматриваемых систем S и S1 для того же наблюдателя будут:

х1 = t(с2 – v2)1/2

x = t1c

(7)

t1 = t

t = t1

Поскольку в каждой инерциальной системе своя индивидуальная скорость сигнала, то найденная скорость с1 в этом опыте является предельной в информационном поле системы S1, как предельной является скорость «с» в системе S. Существует аксиоматическое понятие, проверенное практикой: произведение скорости электромагнитного излучения на единицу времени есть фундаментальная единица пространственного интервала, участвующего в существовании и описании всех физических процессов. На основании этого можно утверждать, что в реальном физическом мире масштабы физических процессов и масштабы пространственных интервалов взаимосвязаны в каждой инерциальной системе. Следовательно, метрические пространства инерциальных систем в системе иерархии изометричны между собой, но имеют различные масштабы пространственных интервалов. Действительно, пространственный интервал при t = t1 в системе S будет х = сt1, в системе S1 он будет другой: х1 = с1t.

Поскольку с > c1 = (c 2  v 2)1/2, то х > х1 (8)

Из соотношений х / х1 = сt1/c1t имеем: , (9)

где найденные изометрические интервалы обозначены «тильдой» – знаком подобия. Таким образом, чтобы пространственные интервалы этих систем привести к взаимно однозначному соответствию, следует выполнить преобразование (9), где отношения скоростей принимают значения масштабных коэффициентов, а сами скорости сигналов носят характер метрического инварианта в пространствах этих систем.

Существование субъективного восприятия

Скорости сигналов информации, несущие характер метрического инварианта в пространствах инерциальных систем, есть существующая физическая реальность для наблюдателей, исследующих пространство в этих системах. Но эта реальность носит субъективный характер. Выявить этот субъективизм путем прямого измерения принципиально невозможно, так как невозможно провести сравнительные исследования без изменения скорости сигнала информации при переходе наблюдателя из метрического пространства одной инерциальной системы в метрическое пространство другой. Поэтому в практике наблюдений для одного и того же исследователя, побывавшего в различных по ступеням иерархии инерциальных системах, масштабы физических процессов и пространственные интервалы останутся в кажущемся равенстве, т. е. х1 = х или с1t = ct1 . (10)

Опровергнуть это равенство непосредственными измерениями скорости сигнала информации в нижестоящей системе невозможно. К этому убеждению приводит рассмотренный опыт Майкельсона. Для наблюдателя из системы S, в информационном поле которой движется система S1, скорости с1 просто не существует. О ней он может догадываться и даже оценить, что и было сделано, но зарегистрировать ее в наблюдениях из системы S невозможно, поскольку метрическое пространство наблюдателя не зависит от механического движения системы S1. Скорости нижних ступеней иерархии отсутствуют в вышестоящих (см. выражение 5). Но поскольку наблюдатель на планете является участником механического движения всех вышестоящих систем иерархии и в то же время находится в объеме информационных полей всех этих систем, то он мог бы наблюдать физические явления, обусловленные неравенством скоростей информации этих систем. И он их наблюдает. Но объясняет их с позиции ложных концепций (например, эффект «красного смещения» спектра – расширением пространства [2]). Поэтому и в этом случае выражение (10) для него остается справедливым, так же как справедливой некогда оставалась в течение многих столетий геоцентрическая система Аристотеля. Следовательно, суть противоречия равенства (10), выводимая из неравенства (8), заключается в полном отсутствии понимания разномасштабного изометрического характера систем иерархии мироздания. И, как следствие субъективизма наблюдений, интервал времени (в выражении (10) с1t = ct1) принимает изометрический характер. Найденные изометрические интервалы будут:

или (11)

Но это не говорит о том, что реальный параметр времени сокращается или удлиняется. Этот математический аппарат, который в специальной теории относительности [1] наделен физической реальностью, всего лишь помогает правильно оценивать параметры наблюдения, когда мы со своим масштабом пространственного интервала х = сt1, являющимся функцией скорости информации системы наблюдателя, исследуем иные инерциальные системы.

Исследование пространств инерциальных систем

Из вышеизложенного следует, что существуют две возможности в исследовании пространств:

1. Инструментом исследования является регистрируемая скорость информации «с» вышестоящей системы при исследовании нижестоящей;

2. Инструментом исследования является как регистриру­емая скорость «с» вышестоящей системы, так и скорость информации с1 нижестоящей системы, движущейся в информационном поле вышестоящей.

* * *

Метрика пространства не может быть его характеристикой, отвлеченнрй от физических процессов, происходящих в этом пространстве, поскольку и то, и другое определяется единицей пространственного интервала как функцией скорости информации. Пространство, которое связано со скоростью информации «с», исследуемой наблюдателем в системе S и направленной по гипотенузе векторного треугольника (см. рис.2, ступень1, скорость с1), будет евклидовым пространством с метрикой плоскости [3]

(12)

где ОМ – расстояние от начала координат (точки 0) до произвольной точки М (х, у); М1М2 – расстояние между двумя произвольными точками М11, у1) и М22, у2); угол  между отрезками ОМ1 и ОМ2.

* * *

Поскольку структура пространства (эфир) имеет право на признание, то и в связях относительного движения инерциальных систем не следует искать нечто новое. В евклидовом пространстве наблюдателю из вышестоящей системы S следует использовать преобразования Галилея. Они должны быть написаны по конечной скорости сигнала информации «с», являющейся инструментом исследования наблюдателя. Проведем небольшой мысленный эксперимент. В вышестоящей системе S (см. рис.3) рассматриваются две точки К и L, координаты которых х' и х известны наблюдателю, находящемуся в точке L. Ему ничего неизвестно о системе S1 кроме условий поставленного эксперимента. Если появится некая система S1, то при совмещении ее начала координат с точками S (х=0) и К (х=х') произойдут определенные события: включаются электромагнитные излучатели и волны поля понесут информацию к наблюдателю в точке L. Зарегистрировав сигналы по своим часам, наблюдатель получит время t' прохождения системой S1 пути S-K и найдет относительную скорость v перемещения системы х'/t' = v. Зная координату х и скорость информации «с», он найдет время прохождения сигналом пути х: х/с=t. Для координаты х1 (положения системы S1 относительно системы S к моменту регистрации сигнала) он сделает запись: х1 = х – vt . (13)

Время прохождения сигналом пути S1  L наблюдатель найдет, если вычтет из времени t время, затраченное на прохождение сигналом пути х  х1, пройденное системой S1 в механическом движении за это же время:

t1 = t 

Подставив найденные значения х1 и t в выражение , выражение для t1 перепишет в виде: t1 = t  . (14)

Таким образом, получены преобразования по конечной скорости сигнала информации «с». Они, как и исходные, обладают свойством симметрии. Решив уравнения (13) и (14) относительно х и t, полученные уравнения преобразований координат перепишем в виде:

. (15)

Для получения этих преобразований была использована (как инструмент исследования) скорость «с». Следовательно, по отношению к наблюдателю из системы S в системе S1 никакой другой скорости и не должно быть, кроме скорости инструмента исследования. Действительно,

.

Это подтверждает выше сделанный вывод: скорости с1 для наблюдателя из системы S не существует. Поэтому не следует путать величины интервалов из преобразований (15) с интервалами из преобразований (7) – они подобны, но не конгруэнтны. В этом проблема субъективизма.

Решение проблемы субъективизма

В лабораторном эксперименте для наблюдателя из вышестоящей системы S скорость информации «с» является инструментом исследования. Она значительно больше скорости v механического движения системы S1 (см. рис. 3). Следовательно, с момента излучения в точке S (х = 0) сигнал распространяется одновременно в обеих рассматриваемых системах отсчета и регистрируется одновременно для обеих систем. Это значит, что время t (прохождения сигналом координаты х в системе S) равно времени t1 (прохождения сигналом координаты х1 в системе S1). Наблюдатель сделает запись: t = t1. Это будет факт объективной действительности. Наблюдатель не знает о существовании скорости информации с1 в системе S1, опираясь на полученный факт и скорость своего инструмента исследования «с», поэтому сделает запись: ct = ct1 то есть х1 = х. Это будет запись субъективного восприятия исследуемой системы. Подобные результаты исследования отражаются равенством изометрических интервалов:

;; (16)

; .

Но мы уже знаем: для того чтобы зарегистрированные пространственные и временные интервалы в этих наблюдениях привести к соответствию с преобразованиями (15) и к реальному состоянию исследуемых систем, следует использовать масштабные коэффициенты согласно выражениям (9) и (11).

Выражение (16) перепишется в виде:

Это и есть преобразования Лоренца [1]. Эти преобразования в свое время были найдены методом последовательных приближений такими исследователями, как Фогт, Фицджиральд, Лармар, Лоренц, Пуанкаре, и никогда не были получены строго теоретически, поэтому их интерпретация была неправильной.

Подставив значение интервалов из преобразований Галилея (15), имеем:

, (17)

где с1 = 2 – v2)1/2 .

Преобразования Лоренца являются конгруэнтными преобразованиями пространственных и временных интервалов в уравнениях преобразований Галилея, найденных по конечной скорости сигнала информации наблюдателя. Этот математический аппарат предназначен для приведения регистрируемых величин, которые неадекватны физической действительности в пространствах наблюдаемых систем, исследуемых скоростью информации системы наблюдателя, к реальному состоянию исследуемой системы.

* * *

Метрика плоскости пространства системы S1 отличается от метрики евклидовой плоскости системы S. Рассмотрим аксиоматическое утверждение: положение объекта исследования в любой системе координат задается интервалом, определяемым заданной базой в этой системе. Поскольку величина скорости сигнала в поле информации рассматриваемой системы постоянна, то величина интервала пропорциональна числу единиц времени t, за которое сигнал проходит этот интервал в любом направлении. Обозначим число единиц времени t по оси x через n, число единиц по оси y через m.

Расстояние ОМ из выражения (12) в евклидовой плоскости запишется: . Это же расстояние со скоростью сигнала запишется . Выразим величину выражения через t. Величина квадрата рассматриваемого интервала будет:

или . (18)

Выражения (12) и (18) являются решением прямоугольного треугольника (см. рис. 2, ступень 1), где вектор скорости сигнала для системы S направлен по гипотенузе треугольника (на рис. 2, вектор с1), а для системы S1 – по катету (на рис. 2 вектор с0).

Если для системы S начало координат находится в точке пересечения гипотенузы и катета v1 (вектора скорости механического движения системы S1 с точки зрения наблюдателя из системы S), то для системы S1 начало координат находится в точке пересечения катетов (с точки зрения того же наблюдателя). Если в системе S расстояние между двумя произвольными точками М1, М2 (см. выражение 12) определяется величиной гипотенузы прямоугольного треугольника, построенного на этих точках, то для системы S1 это расстояние определяется величиной катета того же треугольника, т. е.

или . (19)

В евклидовой плоскости угол между двумя лучами вычисляется как разница косинусов между лучами и осью абсцисс, т. е. . Это выражение для системы S1 запишется:

С точки зрения наблюдателя из системы S система S1 движется относительно системы S со скоростью v, но для наблюдателя в системе S1 скорость v равна нулю. Следовательно, выражение для cos примет вид:

Подставив значения величин OM2, OM1, с1, получим:

или

(20)

Выражения (18), (19), (20) полностью соответствуют метрике псевдоевклидовой плоскости Минковского [3]. Перепишем полученные выражения в виде:

(21)

Найденные выражения определяют координаты в плоскости, перпендикулярной направлению движения инерциальной системы. Эта плоскость является основной плоскостью цилиндрической координатной системы, в которой ось аппликат находится в направлении движения рассматриваемой системы, т. е. имеем метрику евклидового пространства, которое описывается цилиндрической системой координат. Это метрика нижестоящей инерциальной системы в её относительном движении к наблюдателю из вышестоящей системы (вопреки утверждению релятивистов, что интервал ОМ никогда не будет равен нулю и, тем более, отрицательной (мнимой) величиной, поскольку v никогда не превысит предельную скорость сигнала информации). Пространство Вселенной всюду евклидово, и общая теория относительности, которая описывается римановым пространством переменной кривизны, не имеет никакого отношения к реальному физическому миру. Системы вещественных структур мироздания стационарны.

Природа «Красного смещения» спектра

В 1919 г., когда был введен в эксплуатацию 2,5-метро­вый телескоп обсерватории Маунт-Вилсон, исследователи в своих наблюдениях вышли за пределы Галактики на космологические расстояния. Так были подключены к исследованию внегалактические ступени иерархии. Информационные поля этих ступеней резко отличаются от нижестоящих скоростью сигнала информации. Это привело к заметному изменению спектра излучения наблюдаемых источников относительно спектра, полученного в лабораториях в информационном поле Земли, от одинаковых физических процессов. Исследователи не понимали, что при наблюдении за структурами мироздания, они становятся равноправными членами этих структур, объединенных вышестоящей ступенью иерархии, и наблюдения происходят в объединяющем их информационном поле. На рис. 2 показан пример: в ступени 2 см. векторный треугольник:

,

где вектор – скорость информации в поле скопления галактик из ступени n-1. При этом в ступени 2, вектор для одного и того же наблюдателя.

При исследовании происходит регистрация электромагнитного излучения с закодированной физическими процессами микромира информацией о его состоянии в звездах и их образованиях, распределенных по далеким галактикам. Электромагнитные поля, порожда­емые физическими процессами микромира, распространяются в структуре пространства со скоростью , проходя все встречающиеся на пути информационные поля, начиная с поля звезды и кончая (в рассмотренном примере) полем, которое включает общее с наблюдателем информационное поле скопления галактик, где и становятся достоянием наблюдателя Земли. Регистрируемое наблюдателем в лабораторных условиях излучение, возникшее в ступени 1, приходит к нему со скоростью информации c1 – так же становятся его достоянием. Сравнивая коды этих двух полученных сигналов, характерных для одного и того же известного физического процесса (например, спектральной длины волны какого-либо химического элемента) наблюдатель получит: .

Природа этого неравенства является природой наблюдаемого «красного смещения» и не требует вымысла о расширении пространства Вселенной.

Отсюда, как следствие, получаем: поскольку наблюдаемые источники излучения вышестоящей ступени иерархии характеризуются одинаковой величиной «красного смещения», то выводы, сделанные по предложению Хаббла [2], не верны, так как эти источники могут находиться на самых различных расстояниях от наблюдателя.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ

  1. Мандельштам Л. И.Лекции по оптике, теории относительности и квантовой механике. – М.: Наука, 1972.

  2. Наблюдаемые основы космологии. – М.: Мир, 1965.

  3. Розенфельд Б.А., Яглом И.М.Неевклидовы геометрии. М.: Наука, 1966. – Кн.5. - С.395 – 475.

Приложение

Рисунки к статье.

Рис. 1.

1




Рис. 3

М. Машкин (Москва, Россия)

МАТЕРИЯ В ПРОСТРАНСТВЕ
ДРОБНОЙ РАЗМЕРЕННОСТИ

Введение

В настоящее время существующая модель описания мира даёт основание утверждать о какой-то начальной точке и обосновывает теорию большого взрыва. Последнее, в свою очередь, влечёт описание конца мира, когда всё вновь приходит к вырождению мира в одну точку (конец света, бог перелистывает страницы бытия). Существующая модель описания Вселенной признает факт ее расширения несмотря на то, что он подтвержден только измерением красного смещения излучения удаленных объектов. Других измерений, подтверждающих это, нет. Эта же теория даёт основание говорить о каких-то чёрных дырах, куда всё исчезает и, в принципе, является процессом, приводящим Вселенную к точечному вырождению. Недостатком, по мнению автора, существующей модели описания Вселенной является разделение пространственно-временного континуума на трехмерный мир и время, что и порождает предельные представления. Предлагается модель Вселенной в виде пространства дробной размерности, в которой фактор времени является не координатой, а проявлением дробной размерности нашего пространства. Рассчитанная на основании значения красного смещения величина дробной размерности нашего пространства составляет 3,00000000000000001. Само расширение Вселенной является мнимым и отображает влияние временнòго поля. Отсюда, нет никаких черных дыр, в сегодняшнем понимании, и никогда не было начального взрыва. Вселенная вечна и бесконечна. Этимологический анализ показывает, что наиболее подходящим словом для обозначения нашего мира может быть использовано понятие вечность. Другим важным следствием дробноразмерности нашего мира является переход от инварианта скорости света, которая собственно определяет скорость распространения временнòго поля (для краткости скорость времени), к инварианту приведенной плотности энергии пространства. Приведенная к скорости времени плотность энергии пространства суть величина постоянная:

dtctr -1 =const,

где dt — плотность материи (вещества) в заданной точке пространства;

ct — скорость света (скорость времени) в заданной точке пространства;

r — размерность пространства заданной точки.

Это соотношение устанавливает различную скорость времени для каждой точки пространства, что равносильно введению понятия временнòго поля.

Материя в дробноразмерном пространстве

Рассмотрим восприятие пространства нашего мира. В настоящее время известно, что пространство трёхмерно (три координаты, при триангуляции требуется три измерения), четвёртая координата – время. При этом подчёркивается качественное различие между координатой времени и координатами пространства. Отсюда в некоторых случаях делается вывод о бесконечном количестве трехмерных пространств. Однако в определенных условиях время можно выражать через длину отрезка и наоборот, так как скорость света вакуума величина постоянная. Это позволяет предположить, что координаты времени и пространства имеют одинаковую природу. В этом случае вопрос о бесконечном множестве трехмерных пространств не исчезает. На основании изложенного следует рассмотреть вопрос порождения пространств на основе топологии множеств.

Рассмотрим метрические пространства {Rn}.В соответствии с работой [1] пустое множество имеет размерность п = – 1. Множество R0, содержащее всего одну точку Xt имеет размерность n = 0. Для перехода к пространству более высокой размерности необходимо выполнить непрерывное отображение одной точки Xt  R0 в непрерывное множество точек X  R1. Здесь возможны два способа последовательности отображения: в виде  - сдвига [1, с. 203 – 204], где соблюдается непрерывность последовательность точек (от предыдущей к последующей), и способ переноса, где это условие не выполняется. Вводя понятие последовательности отображения, мы, тем самым, задаём фактор времени. Здесь фактор времени определяет процесс порождения пространства с более высокой размерностью из пространства с меньшей размерностью. Использование только способа сдвига для порождения пространства даёт множество, которое имеет, по крайней мере, начало, т. е. начальную точку отсчёта. Для исключения начальной точки отсчёта необходимо использование, хотя бы один раз, способа переноса. Для порождения всех точек множества R1 требуется бесконечное множество шагов – бесконечное количество времени. Время – количественная характеристика уже отображенного пространства. Введение фактора времени равносильно введению характеристики плотности потока отображения – скорости времени. Под скоростью времени будем понимать отношение количества отображенных точек пространства большей размерности к количеству точек пространства низшей размерности, породивших эти точки. Это определяет кратность – сколько точек пространства высшей размерности отображает одна точка пространства низшей размерности. Выполнение отображения мгновенно (кратность равна бесконечности) тождественно случаю бесконечной скорости времени, которая во всех случаях величина безразмерная. Отсюда следует, что полная числовая ось (линия), множество метрического пространства R1, может быть получено за счёт мгновенного отображения одной точки Xt  R0 в непрерывное множество точек X  R1 с использованием двух способов: сдвига и переноса.

Гильбертово пространство можно определить как пространство (с бесконечной скоростью времени) с бесконечными скоростями отображения точек пространств низкой размерности в пространства более высокой размерности; а метрические пространства с целочисленной размерностью – как пространства с нулевой скоростью времени (время стоит – нет процесса порождения, количество отображаемых точек равно 0). Гильбертово пространство можно разбить на бесконечное количество метрических пространств конечной размерности [1, с. 32]. Причём выполняется соотношение

{Rn-1}   Rn.

а мощность множества {Rn-1} равна бесконечности:

 {Rn-1}  =  .

Это предполагает бесконечную скорость времени при создании целочисленного пространства из пространства более низкой размерности. При условии, когда не выполняется полное покрытие Rn, скорость времени конечна, а, следовательно, покрытое подмножество пространства Rn можно представить пространством с размерностью rRd, где (n – 1)  d  n, т. е. пространством с дробной размерностью.

Предлагается определить пространства, в которых скорость времени конечна и отлична от нуля как дробноразмерная величина.

Функция скорости времени зависит от величины размерности, которая определяется вещественным числом. Она монотонно возрастает от 0 до  в пределах целочисленного интервала размерности (см. рис. 1).

Рис. 1. Скорость времени дробноразмерных пространств

Характеристикой, соответствующей скорости времени нашего пространства, является скорость света. При приведении значений временнòй координаты к одним и тем же единицам измерения с пространственными координатами суть величина также безразмерная. Анализ скорости света в вакууме и материальных средах показывает, что с возрастанием плотности вещества, скорость света уменьшается. Исходя из наших рассуждений, уменьшается скорость времени и, следовательно, размерность пространства (см. рис. 1).

Это позволяет использовать в качестве энергетической характеристики пространства значение его размерности. Плотность материи пространства имеет обратную зависимость относительно скорости времени в пределах целочисленного интервала размерности (см. рис. 2).

Рис. 2. Плотность материи дробноразмерного пространства

Предел слева дробноразмерности к целочисленному значению размерности пространств даёт бесконечное множество (n – 1)-мерных пространств с нулевой плотностью материи. Предел справа – n-мер­ное пространство с бесконечной плотностью материи (см. рис. 2).

В этом случае возможно два варианта представления дробноразмерного пространства:

1) пространства целой размерности Rn-1с включениями (областей или точек и их окрестностей, множество K), в которых пространство дробноразмерное;

2) пространство Rn-1t , содержащее множество точек – S, каждая из которых суть пространство целоразмерное, а покрытие П множеством S пространства Rn-1t неполное.

Первый вариант предполагает наличие одного целочисленного пространства с множеством включений, второй – множество целочисленных пространств. Последнее невозможно по ранее высказанным предположениям, согласно которым целочисленное пространство содержит бесконечную плотность материи или является континуумом целочисленных пространств более низкой размерности. Предпочтительнее предположение, что все точки S имеют одно и то же пространство, но для каждой плотности материи d (скорости времени) имеется своё подмножество точек этого пространства: Rn-1d. Эти подмножества не пересекаются –  Rn-1di Rn-1dj = , i  j, i,j = 1,2, … . Это равносильно тому, что каждая точка пространства имеет одно значение параметра плотности материи, т. е. Rn-1   Rn-1di = Rn-1 , i = 1,2, … . В случае, если существует цепь множеств точек с нулевым значением плотности материи, взаимодействие между точками на концах этой цепи происходит без затрат времени, т. е. мгновенно, так как скорость времени бесконечна. Однако плотность материи каждой точки этой цепи в этом случае равняется нулю и размерность пространства этого множества Rn. По определению оно является предельным и недостижимо. При этом множество Rn-1d однозначно отображается в одну точку пространства Rn-1t. Отсюда следует непрерывность отображения пространства Rn-1 на Rn-1t. Область множества Rn-1t при заданных значениях d, принадлежит множеству положительных значений числовой оси. Границей этой области является множество точек, плотность материи пространств в которых (скорость времени) не определена. Это соответствует целочисленным пространствам, в которых фактор времени отсутствует.

Предположим, что покрытие П величина постоянная. Соответствующая этому покрытию средняя величина дробноразмерности md = М[d] = const; количественная характеристика покрытия, в свою очередь, пропорциональна md. Если dП = f(П), то md = dП. Отсюда следует, что в дробноразмерном пространстве возможны два временных процесса:

  1. сближение точек множества S  Rn-1t между собой вплоть до совпадения (поглощения), которое позволяет выровнять плотность материи по всему пространству Rn1;

  2. процесс обратный сближению, деление одной точки, по крайней мере, на две.

Эти два процесса являются конкурирующими и обеспечивают отображение K в S рассмотренными ранее двумя способами: сдвига и переноса. За счёт сдвига и переноса по точкам множества Rn-1t возможно взаимное поглощение точек, которое должно сопровождаться обратным процессом – порождением точки. Это условие обеспечивает постоянство покрытия (закон сохранения размерности (покрытия) пространства) этого же множества Rn-1t.

С другой стороны, покрытие П неполное, хотя и обеспечивающее отображение S на область возможных значений множества Rn-1t, (положительную числовую ось). Это отображение также определяется дробноразмерностью через временной поток и определяет динамику процессов взаимодействия точек множества K = {Rn-1d} между собой. Дробноразмерное пространство динамично.

Точка множества Rn-1t соответствует Rn-1d — множеству точек с равной плотностью материи пространства Rn-1, т. е. в случае отсутствия взаимодействия с остальными точками её положение определено лишь с точностью до множества Rn-1d. В этом случае точка последнего может быть определена (может находиться) как бы во всех точках Rn-1d одновременно, т. е. у каждой такой точки нет отличительных признаков перед другими. Это является необходимым условием порождения пространства посредством переноса. В случае поглощения (синтеза) возможно и обязательно порождение (деление) точек пространств Rn-1t и K.

С другой стороны, при достаточно высокой плотности материи области локализации точки скорость времени достаточно мала. Сдвиг или перенос в этом случае почти не требуют временных затрат. Это также порождает эффект якобы одновременного нахождения одной точки во всех местах (точках) области локализации.

Дробноразмерные пространства дают локальные неоднородности, в которых дробноразмерность пространства меньше уровня дробной размерности относительно вакуума (пространства локализации (окрестности) неоднородности), – это материальные объекты. Локальная неоднородность проявляется в значениях параметров полей материального объекта. Нет материального объекта – нет источника (генератора) полей. Есть материальный объект – есть источник поля.

Из понятия дробноразмерного пространства следует, что в нём могут регистрироваться характеристики от 3 до 8 полей (три из них хорошо известны). Линейные поля (три основные координаты пространства):

– электрические (электростатические);

– магнитные;

– гравитационные;

– вихревые поля:

– электрические;

– магнитные (электромагнитные);

– гравитационные.

Временные поля:

– ближнего взаимодействия (вихревые);

– дальнего взаимодействия (линейные).

Комбинации этих полей дают описание всего многообразия материальных объектов.

Вырождение дробноразмерного пространства для материальных объектов приводит к появлению параметров нулевой мерности, т. е. квантовых чисел. В модели описания атомов эти числа, по крайней мере, для исследованных полей известны. Квантовый механизм определяет и дискретность множества явлений, наблюдаемых нами.

Вихревые поля обеспечивают спиновое взаимодействие, а также проявляются в орбитальных моделях строения атома. Электрон может двигаться по объёмной орбите достаточно сложной формы со скоростью близкой к скорости света.

Временные поля проявляют себя в эффектах неопределенности и наблюдаемом красном смещении.

Пространство с единичной неоднородностью является целочисленным (например, трёхмерным) везде, кроме самой неоднородности. Для наблюдателя оно превратится в точку, т. к. переход из одной точки в другую не требует временных затрат. Сама область неоднородности – точка, в которой плотность материи бесконечно велика, а переход через эту точку требует бесконечного количества времени. Такая точка является предельной, граничной, открытой, – т. е. недостижимой. Другая граница, всвязанная с равномерностью плотности материи по всему пространству, также недостижима. Отсюда мы имеем открытый интервал для описания всего множества материальных объектов дробноразмерного пространства.

    1. Александров П. С.Комбинаторная топология. М., Л.: ОГИЗ, Государственное издательство технико-теорети­ческой литературы, 1947.

А. Шохов (Одесса, Украина)

ПРИНЦИПЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ВСЕЛЕННОЙ

(Опыт рефлексивной философии)

Если попытаться приложить идеи, используемые в объектно-ориентированном программировании, к окружающему нас миру, мы обнаружим странные вещи.

Предположим, что у нас возникла идея описать несколько объектов на некотором языке программирования. Для каждого объекта мы описываем множество переменных, которым мы присваиваем значения, описывающие свойства объекта. И тут оказывается, что в реальном объекте мы можем обнаружить неисчислимое множество свойств, каждое из которых может выступить в качестве главного свойства объекта в какой-либо гипотетической ситуации.

Например, описывая чайную ложку, мы можем описать ее форму, ее теплопроводность, ее электропроводимость, ее вес, коэффициенты отражения лучей света от разных ее участков, высоту звука, который она издает и множество других качеств. Но если мы забудем ввести переменную, описывающую температуру плавления металла, из которого сделана ложка, описанный нами виртуальный объект уже будет вести себя иначе при виртуальном повышении температуры, чем реальный объект при реальном повышении температуры. Заметим, что каждое из перечисленных свойств чайной ложки проявляется только в рамках некоторого множества конкретных ситуаций. Заметим также, что каждое из перечисленных свойств может не быть заметным и не проявляться в другом множестве конкретных ситуаций. Таким образом, узнать все свойства реального объекта можно только индуктивным путем, перебрав все множество ситуаций, в которых объект может оказаться. Очевидно, что индуктивный метод ведет нас к бесконечному множеству ситуаций и, следовательно, мы обнаружим бесконечное множество проявленных объектом свойств.

Этот пример является хорошей иллюстрацией к известному тезису о том, что мы не можем описать объекты в мире во всех их проявлениях.

Как же тогда существует мир? Каким образом объектам мира приписываются эти свойства? Откуда каждый объект и весь мир знают о том, как себя вести в той или иной из бесчисленного множества ситуаций?

У нас есть математика для того, чтобы рассчитать, с каким ускорением будет двигаться тело, обладающее данной массой при воздействии на него именно такой силы. У природы нет математики. Более того, у природы нет понятия о массе и силе. Тем не менее, каждый объект ведет себя именно так, как должен вести. Ситуации, в которые попадают объекты мира, не грешат экспериментальной чистотой. То есть в каждой из этих ситуаций на объекты воздействует множество посторонних сил, которые мы не можем учесть во всей их системной полноте. Реально дело обстоит как в известной физической задаче о точном весе яблока. Мы никогда не сможем взвесить его точно, потому что из яблока вылетают молекулы, потому что оно подвержено действию архимедовой силы, потому что есть потоки воздуха, которые могут уменьшать его вес на весах или увеличивать его, потому что вибрации, существующие в окружающем мире, могут оказывать влияние на процесс взвешивания, потому, что давление солнечного света тоже вносит свою лепту в измеряемый вес яблока. И этим факторам нет числа. Мы не в состоянии учесть все факторы, воздействующие на процесс, который мы пытаемся измерить. А мир все факторы учитывает. И бесконечное множество факторов, как и бесконечное множество объектов, как и бесконечное множество ситуаций (со всеми бесконечными побочными влияниями) не создают для мира непреодолимой сложности в вычислениях.

Как же существует мир? Каким образом вычисляется состояние всех объектов в мире в каждый следующий миг? Вот в чем на самом деле состоит величайшая загадка! Загадка, которую мы наблюдаем каждый день и на которую мы привыкли не обращать внимания.

Процессы, идущие во Вселенной, далеки от механического Ньютоновского идеала: вероятностные процессы, происходящие на уровне элементарных частиц, могут быть посчитаны только в вероятностном смысле, и даже в макромире существуют исходы, которые могут быть исчислены только как вероятностные (задача о трех телах). Необходимо подчеркнуть, что мы говорим о расчетах и вероятности только с точки зрения наблюдателя. В то же время знаменитая фраза Эйнштейна «Бог не играет в кости» может сохранить свое право на истину, если учесть, что вероятностный с точки зрения наблюдателей исход событий может содержать внутреннюю логику, которой события подчиняются за рамками возможностей наблюдения. В этом смысле положение игральных костей – всего лишь игра вероятностей для наблюдателя, но совершенно закономерное следствие действующих на них сил для самих игральных костей и для Вселенной, в которой бросаются кости. Реальная траектория элементарной частицы из точки А в точку Б, на которой она вступает во взаимодействие с множеством других элементарных частиц и периодически исчезает, превращается и появляется вновь, – игра случая с точки зрения наблюдателя. Но, с точки зрения самой частицы, подвергающейся этим воздействиям, происходящее с нею закономерно и обусловлено. Также можно следить за маршрутом человека, слоняющегося по улицам и время от времени заходящего в магазины. С точки зрения наблюдателя, его поведение определяет случайность, но, с точки зрения самого слоняющегося субъекта, каждое его желание зайти в ту или иную дверь строго детерминировано тем, что он увидел на витрине или тем, что он прочел на вывеске.

По всей видимости, можно, не рискуя удалиться от истины, высказать предположение, что мир – это компьютер, который оперирует бесконечными величинами столь же свободно, как наши компьютеры умеют оперировать конечными величинами. Кроме того, он производит свои вычисления с бесконечной точностью за бесконечно малые промежутки времени, число его объектов очень велико, число переменных, описывающих объекты, не поддается исчислению, число их различных сочетаний – еще большая огромная величина, поэтому мы не будем далеки от истины, если признаем количество переменных, которыми оперирует вселенский компьютер, бесконечно большим.

Теперь посмотрите: бесконечно много переменных обрабатывается с бесконечно большой точностью за бесконечно малые интервалы времени.

Как? У меня нет ответа, есть лишь гипотеза, и ее я изложу далее.

Гипотеза о неорганической материи

Если каждый объект Вселенной может быть полностью описан только бесконечно большим числом переменных, каждая из которых приобретает значения в достаточно широком диапазоне, то из этого прямо следует, что каждый объект содержит в себе бесконечно большое количество информации.

Вдумываясь в этот факт, можно прийти к довольно нетривиальному выводу.

Из химии (периодическая таблица) известно, что атомы элементов отличаются друг от друга количеством электронов, протонов и нейтронов. Таким образом, если бы мы располагали соответствующей технологией, мы могли бы преобразовывать одни атомы в другие. Если бы мы располагали соответствующими технологиями, мы могли бы создавать в лабораторных условиях плазму звезд. Таким образом, в каждом атоме Вселенной потенциально содержится другой атом, в каждом известном человеку веществе – любое другое вещество. Это означает только одно: в каждом объекте содержится информация обо всех других объектах Вселенной. Этой информации тоже бесконечно много. Таким образом, бесконечно большое количество информации, содержащееся даже в очень малых объектах Вселенной, позволяет Вселенной решить проблему передачи информации: одна и та же информация есть повсюду, в любой точке пространства-времени. Эта информация сродни той, которую содержит исходный код компьютерной программы. Она содержит в себе описание переменных, определяет функции и процедуры, которые запускаются в случае, если ситуация складывается так или иначе.

При этом, если эти программы уже работают, то, вероятно, они записаны в материи, выражаясь компьютерным языком, в виде машинного (объектного) кода. То есть они уже откомпилированы и существуют в материи в том виде, в каком материя их воспринимает.

Эта часть гипотезы объясняет лишь присутствие объектного кода в каждой точке материи. Однако недостаточно записать в материальных объектах программу на понятном материи языке, чтобы она начала работать. По аналогии с компьютерными программами, пока у нас есть только запись объектного кода на жестком диске (1). Необходимо также наличие компьютера (2), на котором установлена операционная система (3), источника энергии (4), на котором этот компьютер работает и источника данных (5), на которые, собственно говоря, реагирует откомпилированная компьютерная программа.

Таким образом, у нас есть лишь одна часть из пяти необходимых.

Что же во Вселенной исполняет функции 2, 3, 4 и 5 частей компьютерной системы? Любопытен также вопрос об исходном коде программы и о компиляторе, с помощью которого этот исходный код был преобразован в объектный.

Исходный код => Компилятор =>

Объектный код

Внешняя информация о ситуации (данные)

Операционная система

Компьютер

Энергия

Внешняя информация (данные) о ситуации может поступать в программу только в одном случае: если существуют сенсоры, которые эту информацию собирают. Подчеркну еще раз, теперь под информацией понимается не программа, не объектный код, а данные (потоки данных), которые программа может обработать.


Операционная сис­тема должна обслу­живать потоки данных, поступа­ющих в прог­рамму и обрабатывать реакции программы. Компьютер, внутри которого все это происходит, должен располагать достаточно мощным процессором и количеством оперативной памяти, а энергия, которая этот компьютер питает, должна существовать в каждой точке Вселенной.

Таковы требования к схеме, которая может быть построена в результате наших рассуждений.

Заметьте, чем точнее удается сформулировать требования к схеме, тем в большей степени наше внимание сосредотачивается на материи. Именно в ней нам предстоит обнаружить все перечисленные составляющие компьютерной системы.

Итак, разделим материю на две составляющие: вещественную и информационную. Разумеется, это разделение условно, поскольку в каждой вещи существует информация и (по крайней мере, в физическом пространстве) никакая информация не существует без формы.

Тем не менее, помня об этой условности, примем такое разделение для удобства рассуждений. Под информационной составляющей материи будем понимать всю ту сумму информации, которая позволяет материи-энергии упорядочивать себя, которая на самом деле является значением того знака, который представляет собой вещественная форма материи. Таким образом, вещественная составляющая материи определяется мною как знак, а информационная – как значение этого знака, которое хотя и может быть выражено на языке науки, однако в материи существует в виде объектного кода.

Теперь классифицируем части компьютерной системы с точки зрения разделения материи на две составляющие: вещественную и информационную.

Объектный код, внешняя информация (данные) об обрабатываемой ситуации и операционная система относятся к информационной составляющей материи. А вот сам компьютер и энергия, которая его питает, относятся к вещественной стороне материи.

Работа компьютера, по-видимому, выглядит для нас как движение электронов вокруг ядер, внутриядерные процессы и т. д. В материи все элементарные частицы находятся в постоянном движении. Именно так работает эта компьютерная система, именно в процессе этого движения происходит обработка данных. Энергия, питающая работу этого суперкомпьютера, скорее всего, проявляется в гравитационных, электромагнитных, сильных и слабых взаимодействиях. Как возникает эта энергия? Ведь в каждой точке Вселенной – начиная от кварков, глюонов, мюонов и кончая звездами, планетными системами и галактиками – мы наблюдаем существование и непрерывную работу вечного двигателя, невозможность которого столь безупречно доказана физической наукой. Достаточно поднять голову к звездам или солнцу, достаточно заглянуть в электронный микроскоп, чтобы на собственном опыте убедиться, что вечный двигатель существует, но загадка источника его чудесной энергии – это одна из величайших тайн природы, и сегодня у меня нет ответа на вопрос о том, какова природа этой энергии. Единственное, что можно предположить: Вселенная уже была создана с этой энергией внутри.

Объектный код лежит в основе самого принципа «сборки» материи. Элементарная структура материи такова именно потому, что она сконструирована в соответствии с объектным кодом.

Операционная система и внешние данные о ситуации – это более сложные для анализа сущности.

Начнем с внешних данных. Чтобы их собирать, материя должна располагать сенсорами. Как бы они ни выглядели и на каком бы принципе ни работали, функция сенсоров является необходимой. В науке с нового времени популярен принцип близкодействия, когда в качестве сенсоров принимаются многочисленные поля (гравитационное, электромагнитное, а с двадцатого века сильное и слабое). Поле понимается физиками как (теоретически безграничное) распределение в пространстве потенциалов. Потенциал – это величина, определяющая силу, которая будет действовать на объект, помещенный в данной точке поля.

Такая модель вполне устраивает ученых, поскольку позволяет строить математические модели природных процессов. Однако, теория поля не содержит в себе объяснения принципов его работы. Известно ведь, что философы задают неудобные вопросы: «почему это так?», «как это происходит?», адресуя их явлениям, которые принято считать достоверными и самоочевидными фактами.

В самом деле, как работает поле? Отвлечемся от потенциалов – это всего лишь физическая величина, при­думанная физиками и введенная ими для удобства расчетов. Полей тоже нет. Это тоже всего лишь способ описания тех явлений, которые наблюдаются.

В природе поля и потенциалы не существуют. В природе происходит следующее: на объект, оказавшийся достаточно близко от другого объекта начинает воздействовать определенная сила притяжения или отталкивания. Вопрос о том, почему эта сила возникает, и как объекты узнают о присутствии друг друга и вычисляют расстояния, выглядит довольно странно. Однако это происходит каждый день на наших глазах. Мы просто не привыкли задавать его. А когда он все-таки возникает, мы вводим привычную естественнонаучную теоретическую модель поля и потенциалов, существующих в пространстве, которая ничего не объясняет, но позволяет правильно рассчитать модули и направление действия сил, что, с нашей точки зрения, подтверждает правильность теории. Однако все далеко не так безупречно в теории поля.

Настораживает, в первую очередь, то, что поля существуют как чистая энергия, без материального субстрата. С сокрушением теории мирового эфира, который должен был обеспечивать полевые взаимодействия, давая полям среду для существования, поля оказались в чистом вакууме, без материального носителя. Странно и то, что поля содержат бесконечно подробную информацию о том, какая сила будет воздействовать на какой объект (а объекты могут обладать самыми различными характеристиками) в зависимости от его координат относительно объектов, являющихся источниками полей. Также странно то, что видов полей много, они накладываются друг на друга в пространстве, но не оказывают друг на друга никакого влияния. А тот факт, что поля генерируют силы (откуда же они еще возникают?) просто настораживает. Вы вдумайтесь: энергия без материального носителя, содержащая в себе огромное количество информации, генерирует силы, воздействующие на материальные объекты. При этом различных видов полей много, и они не оказывают влияния друг на друга, действуя совершенно независимо.

Когда это описано таким образом, начинаешь чувствовать всю искусственность введения полей и потенциалов в физику. Они в этом описании предстают как чисто умозрительные конструкции, и я утверждаю, что именно такими они и являются.

Понятно, для чего была введена идея поля. Для того чтобы уйти от очевидной, но очень непопулярной гипотезы. И когда я ее сформулирую далее, вы сами почувствуете, насколько вразрез идет она с уже привычным направлением научной мысли.

Я еще раз вернусь к основному вопросу, который мог бы пролить свет на проблему операционной системы и сбора данных об обрабатываемой в объектном коде ситуации: почему сила, с которой одни объекты воздействуют на другие, вообще возникает и как объекты вычисляют расстояния друг до друга?

Чтобы объяснить это, нам придется ввести чуждую сегодняшней естественной науке концепцию континуального распределения рефлексии во Вселенной:

неорганика  органика  бактерии, вирусы  простейшие  животные  человек.

В этой цепочке огромное количество звеньев пропущено, однако сегодня очевидно, что человек обладает наиболее развитой формой рефлексирующего сознания, а неорга­ни­ческая материя, в соответствие с этой гипотезой, обладает абсолютно нерефлексирующим сознанием.

В этой связи хочется провести параллель между действиями объектов во Вселенной, дзен и восточными единоборствами.

Во всех восточных единоборствах красной нитью проходит мысль о том, что обучающийся должен научиться «не думать», «выключить мышление», то есть отказаться от рефлексии, от осознания собственных мыслительных актов и действий. Такое же требование лежит в основе дзен: когда человек действует не исходя из расчетов и предварительных размышлений, а спонтанно, в соответствие с меняющейся ситуацией, то это действие наиболее естественно и эффективно.

Человек, которого не связывает и не тормозит процесс рациональных «вычислений», становится живым олицетворением мира и его законов, которые действуют вне рационального мышления.

Значит, один из принципов действия «мирового компьютера» – это гармония спонтанного действия.

Сравним действия бойца восточных единоборств, обладающего достаточным уровнем дзенской спонтанности, гармоничности и эффективности, и поведение любого объекта в мире. Спонтанные, не погруженные в расчеты, не опирающиеся на мысль действия и бойца, и объекта эффективны, и тот и другой в этом случае являются проводниками и проявителями тех законов, которые лежат в основе мира за всеми свойствами, ситу­ациями и факторами.

Таким образом, нерефлексирующее сознание позволяет действовать не осознавая. Но это не означает, что только действие будет бессмысленным или неэффективным.

Это значит, что материя наделена сознанием. Расчеты производятся в нем, но не рефлексируются. Поэтому процесс рефлексии (осознания) не тормозит процесс расчетов. Объекты осознают присутствие друг друга не рефлексируя, они воздействуют друг на друга в соответствии с собственной природой, но не рефлексируя. Они действуют как полностью просветленные дзен-объекты.

Парадокс, заключенный в вербальной конструкции «осо­знать, не рефлексируя», станет принципиально возможным, уместным и закономерным, как только мы вспомним, каким образом ведут себя «нули» в разных множествах по отношению к различным операциям над элементами. Ведь это и есть описание нуля рефлексии (осознание с рефлексией равно 1). Подобным образом ведет себя единица в арифметике по отношению к операции умножения. Она дает в результате число, которое на нее умножают. Таким образом, единица теряет статус числа и становится вроде бы «ничем», в то же время она является основой и фундаментом, без которого множество было бы явно неполным. Подобным образом ведет себя «нуль» по отношению к операции сложения – он есть число, которого нет, и в то же время он есть, поскольку нельзя проводить операции с «ничем». И он тоже служит своеобразным фундаментом операции сложения, являясь крайним случаем (числом с несуществующим модулем). Таким образом, «осознание без рефлексии», несмотря на всю его парадоксальность, обретает статус закономерного и необходимого элемента системы континуального распределения рефлексии во Вселенной.

Ту же цепочку распределения рефлексии можно, следовательно, изобразить таким образом:

11,11,21,31,41,51,61,71,81,92,0, понимая под знаком «» многоточие, включающее в себя всю бесконечность значений между указанными числами.

Здесь дробные величины обозначают степень рефлексии, которая достигает целого числа 2,0 только у человека (и у некоторых людей превышает это число), а живые существа содержат всего лишь дробную размерность степени рефлексии, достаточную для выживания вида и для принятия повседневных решений.

Попытка отказаться от рефлексии, предпринимаемая в восточных единоборствах и дзен, на первый взгляд, кажется попыткой снизить уровень человеческих способностей. Но это не так. Приведенная шкала не совпадает со шкалой «плохо  хорошо». Когда человек, располагая имеющимся у него от природы рефлексивным аппаратом, обучается быть частью природы, частью объектного мира, он тем самым, как ни странно, не убивает в себе человеческую природу, а достигает той степени гибкости и эффективности, которая позволяет ему свободно перемещаться вдоль приведенной шкалы степени рефлексии. Именно такая свобода перемещения больше к лицу для венца природы, чем замкнутость на собственном маленьком участке этой шкалы.

Так вот, допустите только на миг, что концепция континуального распределения рефлексии может быть рабочей гипотезой. И вам уже не потребуются поля и потенциалы. Материальные объекты осознают друг друга, но при этом не рефлексируют. Это необычно? Вы не привыкли к осознанию без рефлексии? Значит, с этого осознания необычности может начаться ваш собственный путь к дзенскому просветлению...

Итак, концепция континуального распределения рефлексии во Вселенной позволяет нам объяснить способ сбора данных об окружающей ситуации, которые обрабатываются объектным кодом, зашитым в объектах материального мира. Сбор данных (потоков данных) происходит в силу наличия у материальных объектов рефлексии, равной единице. Точно также поступает и компьютер, у которого на жестком диске записан исполняемый объектный код, а в оперативной памяти (или тоже на жестком диске) – данные об обрабатываемых ситуациях. И компьютер делает это точно так же, как неживая материя: не осознавая себя и не осознавая процесса обработки, то есть степень рефлексии компьютера = 1. Объекты материального мира собирают данные с помощью собственного сознания. И делают это очень быстро и эффективно именно потому, что не рефлексируют. Однако, что же позволяет этому компьютеру обрабатывать бесконечно большое количество информации за бесконечно малые промежутки времени? Вы, вероятно, уже предчувствуете не менее парадоксальный ответ на этот вопрос. Это происходит благодаря тому, что количество компьютеров также бесконечно велико. Ведь каждая, самая мельчайшая, частица материи пребывает в непрерывном и вечном движении, то есть представляет собой компьютер, постоянно занятый обработкой информации.

Однако это все еще не позволяет нам решить проблему операционной системы. Как ни странно это прозвучит, но операционная система в контексте нашего анализа должна обеспечивать системность сбора данных о ситуации (чтобы все они были учтены каждым объектом), и она же должна порождать те самые силы, которые воздействуют на объекты после обработки собранных данных объектным кодом. Причем, происходить это должно континуально (здесь не подойдут дискретные компьютерные расчеты).

В каком-то смысле системность сбора данных обеспечивается самим объектным кодом, в котором записаны команды искать в окружающей среде определенные типы данных. Но операционная система должна делать нечто большее – регулировать согласованную обработку потоков данных разными материальными объектами всем бесконечным числом бесконечно малых компьютеров.

Что же играет роль такой операционной системы? Вполне возможно, что это сама Вселенная. Она представляет собой объект весьма загадочной природы, который, очевидно, содержит в себе непостижимое количество энергии, проявляющейся во всех видах сил, воздействующих на объекты, и системен по своей природе. Можно сказать, что интегральные качества самой Вселенной (которые, как известно из системного анализа, не совпадают с качествами составляющих систему подсистем и элементов) исполняют роль такой глобальной операционной системы, внутри которой обеспечивается системный, целостный сбор данных о ситуации, производимый каждым объектом (микрокомпьютером), и генерируются силы, воздействующие на сами объекты. Кроме того, операционная система обеспечивает своеобразную коммуникацию между объектами. Это может делать только сама Вселенная, вернее та ее составляющая, которая позволяет ей быть единой, целостной системой. Время и пространство – это два из многих интегральных качеств Вселенной, которые воспринимаются каждым из нас.

Вызывает вопросы скорость, с которой операционная система обрабатывает информацию и согласует действия огромного числа бесконечно малых компьютеров, находящихся на бесконечно больших (воистину вселенских) расстояниях. Однако, нельзя забывать, что размеры Вселенной для нас, находящихся внутри, могут на миллиарды порядков отличаться от представлений о размере нашей Вселенной, возникающих у внешних по отношению к ней наблюдателей. В этом случае расстояния между любыми объектами внутри Вселенной сама она может воспринимать даже как бесконечно малые или очень небольшие5.

РОЗДІЛ ІІ. ЖИВА РЕЧОВИНА

Образование живого вещества связано с процессами формирования, развития и взаимодействия живых организмов в масштабах космоса. Живое вещество – это вторичное состояние материи, определяемое следующими основными параметрами: углеродорганической белково-нукле­иново-вод­ной основой; диссимметричностью внутренней материально-энергетической среды; необратимостью; неравновесностью и направленностью физико-химических процессов; избирательной способностью организмов в отношении к изотопам химических элементов; самовоспроизведением (самообновлением) белковых тел, в основе которого лежит саморепликация6, а также двухуровневой (белково-нуклеиновой) атомистической организацией. В комплексе данные особенности формируют новое качественное свойство материи – сложнофункциональность, позволяющее выделить живое вещество в самодостаточное космологическое явление.

Г. Гладышев (Москва, Россия)

ОБ ИСТОРИИ СОЗДАНИЯ
ТЕРМОДИНАМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
ПРОИСХОЖДЕНИЯ ЖИЗНИ,

БИОЛОГИЧЕСКОЙ ЭВОЛЮЦИИ

И СТАРЕНИЯ ЖИВЫХ СУЩЕСТВ 7

Ближе к концу ХХ в. … , вероятно, наиболее модной была теория Ильи Романовича Пригожина и его коллег. В частности, эта теория утверждала, что природные открытые биологические системы далеки от равновесия. Из этого, как казалось, следовало, что они (упомянутые системы) могут формироваться и существовать только вследствие образования «живых» диссипативных структур. Отмечу, что при резком изменении параметров окружающей среды (такие изменения я называю революционными, в отличие от эволюционных изменений) отдельные биологические системы функционируют в условиях, далеких от равновесий. В этих случаях, действительно, можно наблюдать возникновение диссипативных (динамических) структур. Однако роль этих структур в эволюционном развитии живых объектов не является определяющей. Я полагаю, что обсуждаемая концепция И. При­го­жина с позиции термодинамики была тупиковой, или, в лучшем случае, если говорить в терминах представлений Роджера Пенроуза, пробной. Однако до сих пор многочисленные исследователи придерживаются этих взглядов, хотя, применительно к эволюционным биологическим процессам, не существует ни одного, хотя бы полуколичественного, доказательства теории И. Пригожина. К тому же, заблуждениям в области термодинамики биологической эволюции, как и ранее, до сих пор способствуют серьезные ошибки, связанные с неверным представлением об энтропии и пониманием второго начала. Эти ошибки, «усиленные» фантазерами-дилетанта­ми, способствуют тому, что многие биофизики пренебрегают работами Дж. У. Гиббса и других классиков. Создатели «постнеклассической науки» (которая, на мой взгляд, вряд ли, вообще, имеет отношение к науке), по-видимому, серьезно не изучают фундаментальные учебники физической химии, другие основополагающие руководства. Недавно этим проблемам я, вслед за Кеннетом Денбигом, посвятил несколько публикаций.

Замечу, что теория И. Пригожина, в целом, рассматривает производство энтропии в системах любой природы, далеких от состояния равновесия. В такой ситуации энтропия (энтропия Пригожина) не является функцией состояния, хотя бы потому, что ее дифференциал не является полным. Из этого следует, что в общем случае эволюционная теория И. Пригожина есть кинетическая теория, но никак не термодинамическая.

Таким образом, ситуация в 70-х годах прошлого столетия представлялась весьма запутанной.

Мне казалось целесообразным попытаться разобраться в проблеме, использовав термодинамический метод Дж. У. Гиб­­­бса.

Разумеется, для этого было необходимо с позиции термодинамики рассматривать возникновение и эволюцию хорошо известной, иерархической структуры живой материи.

Во-первых, хотелось бы попытаться осознать процессы возникновения и формирования структурных иерархий в рамках приближенных квазиравновесных моделей (условие 1). Во-вторых, что казалось весьма затруднительным, необходимо было найти способ, если он, конечно, существовал, выделения в открытых живых системах квазизакрытых систем подсистем (условие 2).

Выполнение этих двух условий было необходимо для того, чтобы, хотя бы с некоторым приближением, в полной мере использовать методы равновесной термодинамики, ее вариационные принципы.

Для ясности сделаю весьма важное, на мой взгляд, пояснение.

Часто при исследовании целесообразно различать термодинамику процессов и термодинамику систем.

Процессы в системах любого типа, включая открытые системы, могут протекать в равновесных (квазиравновесных) режимах. Это хорошо известно химикам и технологам. Так, многие химические квазиравновесные процессы в промышленности реализуются в проточных (открытых) системах, т. е. реакторах в режиме с так называем стационарным состоянием. В каждый момент времени в таком реакторе часто практически достигается равновесие между реагентами и продуктами реакции. Разумеется, это связано со стремлением, например, функции Гиббса (или Гельмгольца), как следствие рассматриваемого процесса, к минимуму. Понятно, такая открытая система – содержимое реактора, с точки зрения постоянства состава веществ на входе и выходе из реактора – не эволюционирует. Нечто подобное, как можно было бы ожидать, должно наблюдаться и при протекании многих биохимических процессов в живом организме (с учетом различия во времени их длительности). Однако при таком предположении (использовании данной модели) нельзя утверждать, что сам организм – термодинамическая система – на каждом из указанных времен меняет свой состав, т. е. эволюционирует в сторону минимизации функции Гиббса самой системы в целом. Сказанное также относится к любой подсистеме организма – заданной иерархии структур.

Для минимизации функции Гиббса организм – живая система – должен, хотя бы с некоторым приближением, рассматриваться как закрытая, точнее, как квазизакрытая система! Такую систему следует считать нестационарной системой. Нестационарный проточный химический реактор, в котором накапливается продукт реакции, может также считаться частично квазизакрытой системой (в моей терминологии, кинетически квазизакрытой системой). В этом случае накопление в реакторе продукта реакции связано с минимизацией функции Гиббса (Гельмгольца) за счет протекания процесса, который приводит к изменению содержимого реактора, т. е. собственно самой системы. Упомянутые примеры обращают внимание на то обстоятельство, что в каждом конкретном случае крайне необходимо четко осмысливать интересующую нас ситуацию и, при необходимости, различать термодинамику процессов и термодинамику систем.

В целом же, нужно не упускать из виду, что любая модель точна только по определению. В зависимости от цели и задачи исследования в науке используются различные модели. Выбор той или иной модели также определяется исследуемой иерархией структур (молекулы, супрамолекулярные образования, организмы, популяции и т. п.), выбором шкалы времени, размером изучаемой области пространства, другими факторами.

Таким образом, в случае изучения процессов в системах, которые не обмениваются веществом с окружающей средой (закрытые или изолированные системы), понятия «термодинамика процесса» и «термодинамика системы» совпадают. Однако эти определения характеризуют различные случаи, если речь идет об открытой или даже квазизакрытой системах.

Закончив отступление, перехожу к продолжению основной темы данной заметки.

Я хорошо осознавал, что понимание явления жизни существенно упростится, если рассматривать процессы образования структурных иерархий биологической материи в разномасштабных шкалах времени. Здесь, фактически, речь шла о создании «кинетической термодинамики» разномасштабных во времени процессов близких к состоянию равновесия. Методами кинетической термодинамики можно было бы изучать в каждой конкретной шкале времени соответствующие нестационарныепроцессы структурообразования в терминах изменений функций состояния (изменений степени завершенности процессов). Модель должна была предполагать, что дифференциалы рассматриваемых функций с приемлемым допущением являются полными. Разумеется, термодинамическая кинетика не в состоянии делать какие-либо заключения о молекулярных механизмах явлений. В то же самое время, можно было бы изучать изменение степени завершенности процессов структурообразования или изменение термодинамической стабильности живых структур в процессах онтогенеза и филогенеза.

Уместно заметить, что, с точки зрения общего меха­низма, эволюция природных биологических структур представляет собой лавинно-конденсационное структуро­обра­зова­ние – явление, противоположное по направлению разветвленным процессам, например, имеющим место при электрическом пробое газов или разветвленных химических и ядерных реакциях. В некотором смысле жизнь напоминает гравитационный коллапс, объединяющий «мелкомасштабные структуры» в крупные тела.

С целью создания физической эволюционной биологической теории я постулировал существование разномасштабных времен релаксации при достижении «воображаемых равновесий» между элементарными структурами «внутри» различных иерархий. Другими словами, речь шла о временах установления, на самом деле, в принципе недостижимых (хотя бы вследствие гетерогенного характера систем), «воображаемых равновесий» (например, химических, супрамолекулярных, социологических и других) между элементарными структурами «внутри» любой заданной иерархии. В качестве структурных иерархий рассматривались иерархии молекул, макромолекул, клеток, организмов, популяций и т. д. Эти интуитивные мысли появились у меня чисто спонтанно, возможно, как результат систематического обдумывания условий, необходимых для приложения принципов классической термодинамики к сложным, постоянно обновляющимся, гетерогенным иерархическим системам.

Предполагалось также, что процессы образования каждой высшей иерархии структур из структур низшей иерархии являются слабо неравновесными процессами (квазиравновесными переходами), напоминающими фазовый переход первого рода химического вещества из переохлажденного состояния.

В случае справедливости сделанных допущений «дороги» для термодинамики систем и термодинамики процессов становились открытыми.

Разделение времен, как я уже отметил, «воображаемой» релаксации (представление о которой я использовал в своих ранних работах) систем различных иерархий, позволяло делать важные выводы. Эти выводы касались возможности независимого изучения процессов иерархического структурообразования (процессов протекающих «внутри» каждой временной иерархии) в живых системах. На определенных временах эти системы можно было рассматривать как квазизакрытые. Однако данные о такой воображаемой релаксации, естественно, отсутствовали. Да, и сама модель, хотя с физической точки зрения и была, в принципе, верной, оказалась весьма трудной для восприятия. Во всяком случае, такую модель без дополнительных пояснений сложно было осознать даже подготовленному читателю. Забегая вперед, замечу, что только после долгих поисков и раздумий, мне удалось в дальнейшем выявить, как теперь многим кажется, удивительно простой общий закон природы – закон временных (temporal) иерархий. Природа сама «сконструировала», привнесла извне, закон разделения (посредством сильных неравенств) средних времен жизни самовоспроизводящихся структур различных иерархий. Однако обстоятельное осознание этого пришло потом, спустя несколько лет!

Для лучшего понимания тогда существующей проблемы сделаю еще одно отступление.

Закон временных иерархий (который отдельные исследователи стали называть Gladyshev’s law) может быть представлен рядом сильных неравенств. Этот ряд направлен в сторону увеличения средних времен жизни структур при переходе от низших структур к высшим структурам. Так, в простейшем случае упомянутый закон можно представить в виде:

…      … . (1)

Здесь () – среднее время жизни (существования) молекул (химических соединений) в организме, участвующих в метаболизме; () – среднее время жизни любых межмолекулярных (супрамолекулярных) структур тканей организма, обновляющихся в процессе его роста и развития; – среднее время жизни организма в популяции; – среднее время жизни популяции. В ряд сильных неравенств (1), для простоты и ясности, я сейчас осознанно не включаю времена жизни клеток (cell) и некоторых других сложных супрамолекулярных структур. Разумеется, этот ряд (обусловленный наличием обмена вещества в мире живой материи) хорошо согласуется с реальностью и отражает существование временн`ых иерархий в живых системах. Это строго обосновывает возможность выделения (вычленения) квазизакрытых систем (подсистем) различных временных (структурных) иерархий в открытых биологических системах. Замечу, что каждый тип (вид) организмов характеризуется своими средними значениями продолжительности жизни структур различных иерархий. Однако для каждого вида организмов ряд (1) выполняется.

Ряд времен воображаемой релаксации структур различных иерархий, постулированный в 1976 г., имел (по сравнению с рядом 1) обратное направление. Тем не менее, оба этих ряда позволяли, как уже отмечалось, говорить о возможности выделения квазизакрытых систем в открытых биологических объектах. В различной направленности упомянутых рядов времен воображаемой релаксации и продолжительности жизни структур различных иерархий, как я полагаю, есть глубокая связь. Я думаю, что причины этой связи можно выявить на статистической основе для идеальной структурной иерархической модели. Во всяком случае, я вижу простой путь осознания существования упомянутой связи.

Далее, необходимо было согласовать (прежде всего, на молекулярном и на супрамолекулярном уровнях) известные факты эволюционной биологи с предсказаниями термодинамической модели. Модель допускала, что отмеченные выше два условия (для реализации в полной мере вариационных принципов термодинамики) должны с достаточно хорошим приближением выполняться.

Существование разномасштабных шкал времени (условие 2), в которых наблюдаются, как я полагал, квазиравновесные процессы (условие 1) образования высших иерархий из структур низших иерархий представлялось мне, практически, очевидным. Тем не менее, иногда меня мучили сомнения: уж очень сложно было оперировать средними временами «воображаемой» релаксации процессов структурообразования, в которых принимали участие элементарные структуры одного и того же иерархического уровня, но разной природы.

При подготовке к печати первой работы еще в 1976 г. необходимо было найти экспериментальные подтверждения действенности классической (квазиравновесной) термодинамики при описании эволюции открытых живых систем (в которых я научился выделять квазизакрытые подсистемы). Как обнаружить такие доказательства? Как помню, я рассуждал, примерно таким образом. Если существует упомянутое разделение времен (ряд сильных неравенств), то можно изучать процессы образования структур «внутри» каждой иерархии независимо от процессов формирования структур, протекающих «внутри» других иерархий. Такое соображение, как я неоднократно убеждался в будущем, согласовалось с опытом физики и не вызывало каких-либо сомнений. Особую роль в этом моем убеждении сыграли работы академиков Николая Николаевича Боголюбова и Леонида Ивановича Седова.

Выделяемые самой природой (в соответствии с законом временн`ых иерархий) и изучаемые мной системы (подсистемы) можно было считать на определенных временах квазизакрытыми(сам этот термин я ввел несколько позже). Эволюция таких систем на достаточно продолжительных этапах должна протекать в сторону уменьшения функции Гиббса (свободной энергии Гиббса) или функции Гельмгольца (свободной энергии Гельмгольца) собственно самих систем. Но как в этом можно убедиться? В то время отсутствовали какие-либо данные о минимизации отмеченных функций при старении (эволюционном развитии) биологических тканей живых существ в онтогенезе (а также, филогенезе). Продолжая свои рассуждения (ход которых часто был неоднозначным и достаточно ветвистым), я пришел к заключению о том, что если удельная величина функции Гиббса образования супрамолекулярных структур тканей организмов (некого выделенного объема ткани) в онтогенезе должна уменьшаться, то необходимо, чтобы химический состав этих тканей менялся бы с возрастом живого организма.

Как уже указывалось, закон временн`ых иерархий позволяет выделять в открытых биосистемах квазизакрытые термодинамические системы (подсистемы) и исследовать их развитие (онтогенез) и эволюцию (филогенез) путем изучения изменения величины удельной (на единицу объема или массы) функции Гиббса образования данной высшей иерархической структуры из структур низших уровней. Так, установлено, что в процессе онтогенеза (а также филогенеза и эволюции в целом) удельное значение функции Гиббса образования супрамолекулярных структур тканей организмов,

стремится к минимуму:

(2)

где V – объем системы, m – масса выделяемых микрообъемов; x, y, zкоординаты; символ «» означает, что величина является удельной (относящейся к макрообъему); символ «» подчеркивает гетерогенный характер системы. Замечу, что соотношение (2) предполагает учет межмолекулярных взаимодействий во всех иерархических структурах биотканей (внутриклеточные и внеклеточные взаимодействия). Это вполне оправдано, поскольку структурная иерархия не всегда совпадает с временнòй иерархией. Например, некоторые типы клеток не делятся (как это утверждают в рамках современных представлений) и, подобно органам, они стареют одновременно с организмом. Однако для любой супрамолекулярной иерархии (j-1) существует какая-либо высшая (j+х) иерархия, так что  , где и – средние времена существования элементарных структур соответствующих структурных иерархий в живой системе, х = 0, 1, 2, … и т. д.

Это изменение химического состава должно было быть направлено в сторону, предписываемую вторым началом (в его классической формулировке, то есть в формулировке Р. Клаузиуса – Дж.У. Гиббса), на которое опиралась моя модель! Подобную ситуацию следовало ожидать и в филогенезе. При этом, из общих физико-химических соображений, были основания полагать, что изменение указанных функций состояния живых систем будет, в основном, связано с самопроизвольной заменой воды (сравнительно низкоплавкого вещества) в тканях организмов на, преимущественно, высокоплавкие супрамолекулярные структуры. Такие структуры образуются в организмах с участием липидов, белков, нуклеиновых кислот, а также других органических и неорганических компонентов. Я хорошо понимал, что знание температуры плавления супрамолекулярных структур (тогда я называл их межмолекулярными структурами) не достаточно для точной и корректной оценки их термодинамической стабильности. Тем не менее, было очевидно, что существование хотя бы грубой приближенной корреляции между этими параметрами может оказаться достаточным для общих, нужных мне, качественных заключений.

По-видимому, следует еще раз отметить, что необходимо было рассматривать минимизацию удельной функции Гиббса (или функции Гельмгольца) образования супрамолекулярных структур, отнесенной к единице объема (или массы) биологической ткани или целого организма в онтогенезе, или тканей заданного вида живых существ, эволюционирующих в течение филогенеза. На это обстоятельство я уже обращал внимание в предыдущем отступлении, в котором обсуждалось соотношение (2). Такая точка зрения для некоторых исследователей казалась неожиданной и, возможно, недостаточно обоснованной. Однако другого подхода я не видел. Дело в том, что живые объекты – весьма сложные полииерархические гетерогенные структуры. В такой ситуации, разумеется, в подавляющем большинстве случаев невозможно выделять какие-либо кинетически независимые взаимодействующие частицы. Статистическая термодинамика в подобных случаях практически бессильна. К тому же, такая моя убежденность была связана с запомнившимися мне высказываниями Дж. У. Гиббса. Этот гениальный творец подчеркивал, что он разрабатывал статистическую термодинамику (идеальных систем) лишь только для обоснования феноменологической термодинамики! Отсюда следовало, что в данной ситуации только феноменологическая термодинамика может, в определенной мере, помочь решить проблему. Я понимал, что с помощью именно феноменологической термодинамики (черного ящика) легко можно делать неизбежно необходимые усреднения параметров, изменение которых определяет направленность и степень завершенности процессов развитие живого мира. В дальнейшем я строго обосновал правомерность, сделанного мной, рискованного, с первого взгляда, шага.

Не буду останавливаться на многих других допущениях и необычных подходах, которые впоследствии оправдались и были теоретически обоснованы. Укажу только на отдельные, используемые мной допущения, к которым можно отнести: предположение о разумности выделения термодинамических низших подсистем, функционирующих «внутри» высших, подобных, подсистем; допущение о возможном усреднении параметров окружающей среды, варьирующих в адаптивной зоне жизни организмов; соображение о применимости аналога приближенного уравнения Гиббса-Гельм­голь­ца для сравнительной оценки стабильности супрамолекулярных структур различного состава. Однако еще тогда, в 1976 г. было ясно, что без использования многочисленных предположений и допущений невозможно разработать эволюционную термодинамическую модель плавного перехода химической эволюции в биологическую, а также – физическую модель развития живой природы. Для меня было также очевидным, что все предположения не должны противоречить общим законам природы. Здесь путеводной звездой была теория Дж.У. Гиббса. При этом я всегда помнил: «Не дай Бог, чтобы мои приближенные модели, хоть на йоту, противоречили бы строгой теории Гиббса».

Таким образом, моя термодинамическая (хотя и «усредненная» приближенная) модель, в случае ее справедливости, однозначно указывала на необходимость существования вариации химического состава живых тел в процессе онтогенеза и филогенеза (эволюции). О существовании надежных данных в этой области я, к своему стыду, тогда и не подозревал. После того, как упомянутое соображение стало для меня очевидным, уже, буквально, сразу – по прошествии нескольких минут – я просматривал справочники и энциклопедии, где обнаружил необходимые данные. Действительно, средний (брутто) химический состав живых тел (организмов и их тканей) достоверно менялся в предсказываемом теорией направлении, как в онтогенезе, так и филогенезе. Наиболее существенным было изменение состава при эмбриональном развитии организмов.

Так я осознал, что нахожусь на правильном пути.

Теперь необходимо также было «согласовывать» (по крайней мере, для самого себя) выводы теории со многими разделами естественных наук. Иногда сомнения (которые, как правило, имели частный характер) препятствовали «необходимым согласованиям». Эти согласования, зачастую, преодолевались с трудом. Тем не менее, все вопросы решались, а сомнения, рано или поздно, рассеивались и уходили прочь! Со временем я перестал этому удивляться, поскольку систематически вспоминал, что термодинамика, в меру своей применимости, при правильных посылках всегда дает правильный результат.

После того момента как предсказание классической термодинамики (моей иерархической термодинамики) о вариации химического состава при эволюционном развитии живых существ оказалось явью, все стало на рельсы той могучей «термодинамической машины», в которую я верил с юных лет. Этот момент осознания своего предвидения я запомнил на всю жизнь. Кстати, указанная вариация химического состава живых тел впоследствии помогла мне применить модель равновесной хроматографии к живым (открытым) объектам и сформулировать принцип химической стабильности вещества. Этот принцип (который, фактически, был представлен на одном из рисунков в моей первой публикации) был распространен на все иерархии живой материи и назван принципом стабильности вещества. Он позволил на экспериментальной базе обосновать создаваемую мной макротермодинамику, или иерархическую термодинамику. Позже из макротермодинамики я особо выделил отдельную область исследований, которую назвал супрамолекулярной термодинамикой.

Принцип стабильности вещества – принцип обратных связей (Gladyshev’s principle) применим, как представляется, ко всем биологическим системам и различным их иерархиям. Суть принципа состоит в следующем: при образовании (самосборке) наиболее термодинамически стабильных структур высшего иерархического уровня (j), например, супрамолекулярного, природой (в соответствии со вторым началом) самопроизвольно преимущественно используются (доступные для данной локальной области биосистемы) наименее термодинамически стабильные структуры низшего иерархического уровня, например, молекулярного (j-1). Справедливость принципа доказана на количественной основе применительно к молекулярному и супрамолекулярному структурным уровням биотканей. Известны также факты, подтверждающие приложение принципа к социальным иерархиям. Так, с позиции иерархической термодинамики сложных систем становятся понятными выработанные веками методы управления обществом, такие как «разделяй и властвуй» и т. п.

Макротермодинамика к настоящему времени уже сделала существенные шаги, не только применительно к эволюции химической и супрамолекулярной иерархий живой материи, но и в области социологии!

Термодинамическую теорию происхождения жизни, биологической эволюции и старения живых существ, разумеется, следует считать, как и подавляющее большинство других научных теорий, приближенной (об этом я уже упоминал). Однако она позволяет достаточно строго на физической основе (хотя бы качественно) объяснять многочисленные факты, связанные с эволюцией живой природы. Более того, она (теория) делает важные предсказания, касающиеся проблем биологии и медицины в целом, включая геронтологию, диетологию, другие области науки и практики. Например, на основе физико-химических оценок легко рекомендовать «геронтологически ценные» (anti-aging) диеты, пищевые добавки и лекарственные препараты, позволяющие существенно увеличивать продолжительность здоровой жизни человека. Кроме того, можно полагать, что использование этих рекомендаций будет также способствовать общему продлению жизни человека.

Из термодинамической теории следует, что изменения величин удельной функции Гиббса при образовании супрамолекулярных структур (а также связанные с ними значения индекса геронтологической ценности продуктов питания – GPGi ) могут быть легко оценены из приближенного соотношения, которое отдельные авторы стали называть уравнением Гиббса-Гельмгольца-Гладышева. Это уравнение является аналогом классического приближенного уравнения Гиббса-Гельмгольца.

Например, применительно к природным жирам и маслам можно записать:

, (3)

где – удельная функция Гиббса (удельная «свободная энергия Гиббса») образования конденсированной фазы вещества i ;

и – изменение удельной энтальпии и удельной энтропии при затвердевании природного жира (масла);

– температура плавления или застывания (затвердевания);

– стандартная температура (например, 25, 0, -25, -50 оС), при которой проводится сопоставление величин (а следовательно, показателя GPGi ). Величина(в соответствии с рядом патентов автора) должна быть ниже значения. При оценке геронтологической ценности продукта выбор определяется температурой плавления самого легкоплавкого вещества из ряда сравниваемых продуктов. Предполагается, что легкоплавкие вещества участвуют в образовании соответствующих легкоплавких (как правило, сравнительно мало стабильных) супрамолекулярных струк­тур в тканях организма.

Отметим, что уравнение Гиббса-Гельмгольца справедливо для вещества, находящегося в закрытой системе, в которой могут протекать химические, фазовые или другие превращения. Аналог этого уравнения часто с хорошим приближением можно применять к различным однотипным веществам и системам переменного состава. Уравнение Гиббса-Гельмгольца и его аналог (3) успешно использовались мной при выявлении термодинамической направленности эволюционных процессов. Подобные соотношения, фактически при умолчании, применялись П. Флори и широко применяются сейчас многими авторами при исследовании синтетических сополимеров, биологических полимеров и ряда других систем переменного состава.

Из представленного уравнения (3) следует, что часто с приемлемым приближением должна наблюдаться корреляция между (вычисленной для стандартной температуры) и температурой застывания (плавления) жиров или масел, . Разумеется, подобная корреляция должна также наблюдаться между показателем антистарительной (геронтологической) ценности соответствующего пищевого продукта, GPGiи . Действительно, указанная корреляция существует. Все выводы теории полностью согласуются с опытом медицины и диетологии.

Особо следует остановиться на часто задаваемых вопросах типа: какая теория является верной – широко признанная теория Дарвина, или хорошо известная, но не имеющая широкого признания, теория Ламарка? Замечу, что в частности, Ламарк, в отличие от Дарвина, утверждал следующее: «Признаки, приобретенные индивидуумом в течение его жизни, наследуются, т. е. передаются потомкам».

Сформулированный выше вопрос не является полным, а с позиции макротермодинамической теории – даже не является корректным! Задавая подобные вопросы, желательно не только уточнять, о каких конкретно признаках идет речь, но и всегда оговаривать условия наблюдения, прежде всего, устанавливать шкалу времени, в которой мы хотим сделать эти наблюдения. Без указания промежутка времени, на протяжении которого мы желаем изучать те или другие процессы (биологические процессы или явления не исключение), постановка подобных вопросов часто теряет смысл.

Разнообразные процессы передачи генетической (а также, практически ненаследуемой) информации протекают в различных шкалах времени. Эти (часто, плавно меняющиеся) шкалы времени могут различаться на многие порядки. Сделанное заключение теории, по-видимому, открывает широкий простор для изучения генетики с позиции термодинамической динамики накопления и передачи наследуемых (термодинамических) признаков живых организмов в процессе эволюции.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ

  1. Гладышев Г. П. Супрамолекулярная термодинамика – ключ к осознанию явления жизни. Что такое жизнь с точки зрения физико-химика: 2-е изд. – М., Ижевск: Институт компьютерных исследований; «Регулярная и хаотическая динамика», 2003. (Gladyshev G. P. Supramolecular thermodynamics is a key to understanding phenomenon of life. What is Life from a Physical Chemist’s Viewpoint; Second Ed.: «Regular and Chaotic Dynamics». – Moscow-Izhevsk, 2003).

  2. Гладышев Г. П.Макротермодинамика биологической эволюции и старения живых существ. Физико-химическая диетология // Изв. МАН ВШ, декабрь, 2003.

  3. Гладышев Г. П.Геронтология и физико-химическая диетология // Успехи Геронтологии, август, 2003.

  4. Гладышев Г. П.Термодинамика эволюции живых систем, энтропия и свободная энергия Гиббса // Изв. МАН ВШ, август, 2003.

  5. Гладышев Г. П.Об одной причине некоторых принципиальных заблуждений в современной биофизике // Изв. МАН ВШ, декабрь, 2003.

  6. Гладышев Г. П.О принципе стабильности вещества и обратных термодинамических связях в иерархических системах биомира // Изв. РАН. Сер. биол. 2002. № 1. С. 5 – 9.

  7. Гладышев Г. П.Термодинамическая теория эволюции живых существ. – М.: Луч, 1996.

  8. Гладышев Г. П.Термодинамика и макрокинетика природных иерархических процессов. – М.: Наука, 1988.

  9. Гладышев Г. П.Иерархическая термодинамика // Химическая энциклопедия: В 4 т. / Гл. ред. И. Л. Кнунянц. – М.: Большая российская энциклопедия, 1995. Т. 4. С. 1062 – 1064.

  10. Gladyshev G. P.Thermodynamic self-organization as a mechanism of hierarchical structures formation of biological matter // Progress in Reaction Kinetics and Mechanism (An International Review Journal. UK, USA ). 2003. V.28. C. 157 – 188.

  11. Gladyshev G. P.The Hierarchical Equilibrium Thermodynamics of Living Systems in Action // SEED Journal. 2002. № 3. P. 42 – 59. (Toborsky E., co-editor SEED. Editorial. № 3. P. 1 – 2). http://www.library.utoronto.ca/see/pages.

  12. Gladyshev G. P.Thermodynamics of biological evolution and aging // Electron. J. Math. Phys. Sci. 2002. Sem. 2. P. 1 – 15. .

  13. Gladyshev G. P.On the Thermodynamics, Entropy and Evolution of Biological Systems: What is Life from a Physical Chemist's Viewpoint // Entropy. 1999. V. 1. №. 2. P. 9 – 20. /entropy.

  14. Gladyshev G.P.Thermodynamic Theory of Biological Evolution and Aging. Experimental Confirmations of Theory // Entropy. 1999. V. 1. №. 4. P. 55 – 68. /entropy.

  15. Gladyshev G. P.Thermodynamics of Aging // 1998 AAAS Annual Meeting and Science Innovation Exhibition. American Association for the Advancement of Science». Philadelphia. A-30. 1998. – S.26.

  16. Gladyshev G. P.Thermodynamic Theory of the Evolution of Living Beings. N. Y.: Nova Sci. Publ. Inc., 1997.

  17. Gladyshev G.P.A Motive Force of Biological Evolution. // Herald of Russian Academy of Science. V. 64. № 2. 1994. P. 118 – 124.

  18. Gladyshev G. P.On the Thermodynamics of Biological Evolution. J. Theor. Biol. 1978. Vol. 75. PP. 425 – 444 (Preprint. Institute of Chemical Physics of Academy of Sciences of USSR, may, 1977).

РОЗДІЛ III. РОЗУМНА РЕЧОВИНА

Появление разумного вещества связано с формированием, развитием и взаимодействием в масштабах космоса той формы живого вещества, которую принято называть разумом. Разумное вещество – это третичное состояние материи, характерной особенностью которого является наличие высокоразвитой психики, связанной с полевой организацией интегрированных в единое целое нейронного, тканевого и частично органного уровней, на основе которых в ходе эволюции образовались два самодостаточных нейронных комплекса: сознание и подсознание. Таким образом, высокоразвитая психика, являющаяся фундаментальным уровнем разумного вещества, – это комплексная работа сознания и подсознания. Чем выше доля сознательной деятельности, тем совершеннее работа психики. В основе организации психики – целостного, саморазвивающегося, самовоспроизводящегося образования, склонного к аналитической и синтезирующей деятельности, – находятся нейроны, межнейронные и внутринейронные связи. В целом работа психики основывается на новом качественном свойстве материи – ее способности к ассоциативной работе с информационной средой. Разумное вещество на Земле представлено в форме человечества.

О.  Авченко (Владивосток, Россия)

СОЗНАТЕЛЬНЫЙ ПРОЕКТ

Человек – часть целого, называемого нами «Вселенная», часть, ограниченная во времени и пространстве. Он ощущает себя, свои мысли и чувства, как что-то отдельное от остального, но это оптическое заблуждение сознания. Это заблуждение - своего рода тюрьма для нас, которая оставляет нас наедине со своими личными желаниями и небольшим числом наиболее близких к нему людей. Поэтому наша задача состоит в освобождении от этой тюрьмы, чтобы охватить пониманием и состраданием все живущие существа и всю природу в ее красоте

Альберт Эйнштейн

1) Забытое сознание

Традиционная научная мысль на протяжении многих лет последовательно моделирует мировоззрение, одним из фундаментальных результатов которого является формирование пессимистического отношения человеческого духа к окружающему миру и собственному существованию. Этот пессимизм незаметно, но крайне настойчиво внедряется в человеческое сознание с раннего возраста благодаря имеющейся научной картине мира и, в особенности, с того момента, когда образованный человек стал осознанно отвергать религию и связанный с ней акцент на развитие человеческой духовности. В самом деле, мы все со школьной скамьи твердо знаем, что космос – громадное механическое скопище разнообразных галактик и звезд; наша Земля – одна из бесчисленных космических пылинок, вращающаяся вокруг заурядной звезды; жизнь на Земле – специфический, редкий и в конечном итоге бесполезный процесс, вероятно, случайная природная аномалия; человеческое «я» исчезает вместе со смертью тела, а Бога нет. Единственной и последней реальностью мира во всех учебниках объявлена бессмысленная материальная субстанция, длительная и даже очень длительная эволюция которой по каким-то не совсем понятным законам приводит к появлению Homo Sapiens, без которого Вселенная вполне, по-видимому, могла бы обойтись. Из такой одноцветной, мрачной и плоской картины мира естественным образом вытекает бессмысленность человеческого существования, что приводит думающего в этом направлении человека к духовному пессимизму, а затем, в свою очередь, – к формированию у него мощной целевой установки на обладание только материальными ценностями и сиюминутными удовольствиями, как единственным реальным богатством окружающего его мира. Таким образом, навязанная научная картина дает основу для формирования вполне определенного образа деятельности и вовсе не оптимистичного душевного настроя.

Но ведь совершенно ясно, что существующая научная картина мира представляет собой только модель, туманный образ реального мира, в котором могут отсутствовать нужные и очень важные детали. Кроме того, вполне понятно, что наука на первых этапах своего развития может схватить и описать только наиболее явные закономерности окружающего мира, оставив неочевидные или скрытые вещи на будущее. Поэтому возможно, что выводимый из настоящей картины миры духовный пессимизм или тупик – это своего рода особый болезненный и временный симптом, который должен побуждать нас к поискам более правильных представлений о мировом устройстве и с появлением которых мы найдем смысл и цель своего существования.

Одной такой важной деталью, которая оставалась по ряду причин за пределами научного анализа, был феномен человеческого сознания. Этот феномен никаким образом не появлялся и не входил ни в какие уравнения классической физики, его просто не существовало в тех вскрываемых наукой объективных закономерностях, он был всегда за рамками научного подхода. Правда, с появлением квантовой механики заговорили об условиях наблюдения, которые задаются сознающим субъектом или макроскопическим прибором, но никто не задумывался о возможной модели сознания. Одни говорили, что сознание это просто «иллюзия», другие – что сознание можно описать каким-нибудь сложным математическим алгоритмом, но всегда оставалось что-то непонятное, недосказанное, в этом таинственном феномене. И вдруг все начало резко и очень быстро меняться. В конце прошлого века появились десятки статей и монографий, посвященных проблеме сознания. Так, на сайте Дэвида Чалмерса, (http://www.u.arizona.edu/~chalmers/online.html), написав­шего монографию «Сознательный разум: поиски фундаментальной теории» приводится библиография 1284 статей по проблемам сознания, а в онлайновом журнале «Нейроквантология» даются адреса многих сайтов (http://med.ege.edu.tr/~tarlaci/link/Consciousness.htm), в которых рассматривается эта же тематика. Кроме того, в марте 2003 г. в Тусоне (штат Аризона, США) состоялась крупная международная конференция, под названием «Сознание, квантовая физика и мозг», в которой рассматривались проблемы квантово-информацион­ных технологий и возможные их связи с моделями сознания (см. сайт www.consciousness.arizona.edu/quantum-mind2, где приведена программа симпозиума и краткие содержания многих статей). Таким образом, официальная наука начала всерьез заниматься проблемами сознания.

Оказалось, что сознание действительно природный феномен, который может быть понят на научном языке, но само сознание нельзя описать полностью никаким математическим алгоритмом, или, другими словами, сознание содержит невычислимую компоненту (Пенроуз Р. Новый ум короля: о компьютерах, мышлении и законах физики: Пер. с англ. – М.: Едиториал УРСС, 2003. – 384 с.). Но я хочу сказать здесь о другом. Ведь если мы пришли к выводу, что сознание – природный и к тому же очень сложный и трудный для понимания феномен, то он должен обязательно обладать какими-то очень специфическими, но вполне определенными свойствами. Поэтому можно поставить следующие, отнюдь не бессмысленные, как думали раньше, но еще странно звучащие для современной науки вопросы: 1) может ли сознание существовать за пределами человеческого мозга? и 2) может ли сознание влиять на физическую реальность непосредственно, без каких-либо посредников?

Конечно, эти вопросы, в первую очередь, приводят в сферу телепатии, парапсихологии, экстрасенсорики и прочих, как принято считать, лженаук, но почему нельзя поставить такие вопросы, если сознание не «иллюзия», а реальный природный феномен? И вот после не очень долгих поисков в Интернете я вышел на Глобальный Сознательный Проект, в который затем, благодаря Роджеру Нельсону (руководителю проекта) и Сергею Антоновичу Пономаренко (системному администратору ДВО РАН), удалось подключиться в конце 2001 г. Суть проекта я в общих чертах излагаю ниже, а более подробно – на своем сайте где даны также все необходимые линковки, с помощью которых можно получить всю информацию об этом проекте на английском языке.

2) Организация проекта и генераторы случайных чисел

Проект начался в 1998 г. небольшой группой ученых, ведущих исследования в пограничной области, находящейся между физикой и психологией. Цель проекта состоит в доказательстве прямого влияния человеческого сознания на материальный мир в глобальном масштабе. Предполагается, что когерентная или согласованная реакция человечества на какие-то экстраординарные события может влиять на весь окружающий мир, и это влияние может быть обнаружено определенными приборами.

СтруктураСознательного проекта представляет собой сеть компьютеров, постоянно находящихся в сети ИНТЕР­НЕТ. К каждому компьютеру проекта подключен небольшой прибор – генератор случайных чисел (RNG – Random Number Generators). Генератор случайных чисел генерирует числа в такой последовательности, в которой каждая следующая цифра никаким образом не связана с предыдущей. Есть специальные компьютерные программы, генерирующие случайные числа, но они работают на определенных алгоритмах и являются только приближением к выдаче последовательности действительно случайных чисел. Эти программы можно назвать псевдогенераторами случайных чисел. Три вида «настоящих» RNG, применямые в Сознательном проекте, отличаются от таких программ в том отношении, что они дает действительно непредсказуемые числа или непредсказуемую последовательность единиц и нолей. Выдача такой последовательности «настоящими» RNG определяется источниками «белого (физического) шума», которые производятся полностью непредсказуемыми квантовыми флуктуациями. Например, работа RNG, применяемого в лаборатории PEAR основана на шуме Джонсона или на флюктуациях потока электронов в сопротивлении, которое происходит вследствие термальных влияний. Работа RNG – ORION основана на двух диодах, каждый из которых генерирует два случайных потока битов независимо друг от друга. MICRORNG (марка RNG) содержит специальный транзистор в качестве источника «белого шума». Каждый компьютер, к которому подключен RNG, называется в Сознательном проекте EGG, или «яйцом».

3) Как работают RNG?

Теперь представим, что мы бросаем вверх обычную монету 10000 раз отдельными порциями по 200 бросков. Каждую такую порцию назовем пакетом. Если орел и решка выбрасываются чисто случайно, то число орлов и решек по отдельности в каждом пакете должно быть близко к 100. Случайные флюктуации существуют, но они должны давать в общем случае хорошо известную колоколообразную кривую распределения случайных чисел. Наиболее частый результат должен быть близок к 100, и только редкие пакеты могут давать меньше, чем 70 или больше, чем 130 орлов (решек). Распределение для большого числа пакетов будет вполне предсказуемо, хотя нельзя предсказать результаты в каждом отдельном пакете. Предположим затем, что монета неправильная или бросающий монету пытается жульничать. В этом случае появится значительно больше пакетов, в которых число орлов (решек) будет больше 130 или меньше 70. Ясно, что наше заключение о неправильной монете или мошенничестве будет дано только с какой-то вероятностью. Но важно то, что эту вероятность можно количественно оценить.

Так вот, генератор случайных чисел («настоящий» RNG) является по существу быстродействующим электронным аналогом обычной монеты. Вместо орла и решки RNG на основе квантовых флюктуаций электронов производит импульсы: плюс или минус. Эти импульсы преобразуются в 1 или 0, или в биты информации, которыми оперирует компьютер. Биты могут быть подсчитаны как числа, чтобы они давали хорошо известное математическое распределение случайных чисел. Каждый EGG выдает пакеты информации со скоростью пакет в секунду. Каждый пакет состоит из 200 событий. Все эти пакеты поступают на главный компьютер в Принстон (США), где они архивируются и обрабатываются статистическими программами, причем все EGG's единого проекта строго синхронизированы во времени с помощью специальной программы, работающей с особо точными часами. Общее руководство проектом осуществляет Роджер Нельсон (Принстон, лаборатория, США). Всего сейчас в проекте участвуют (на добровольных началах и без какого-либо вознаграждения) 75 компьютеров – EGG's, причем в России находятся только два из них: наш во Владивостоке (в ДВО РАН) и другой – в Москве. Наш компьютер в проекте Р. Нельсона получил название

4) Идея проекта

Нейрофизиологи полагают, что сознание человека порождается посредством сложного информационного обмена между миллиардами нейронов в мозгу. Если это так, то нельзя исключить того, что сам мир (если сознание может существовать за пределами мозга) может иметь нечто вроде глобального разума, «полевого сознания, «которое порождается информационным обменом между миллиардами людей, выступающими в роли своеобразных нейронов. Идея Сознательного проекта состоит в том, что возможно использовать масштаб вариаций чисел в каждом пакете и необычные отклонения от ожидаемой средней величины объяснять влиянием какого-то фактора. Если, по аналогии, вы бросаете обычную монету много-много раз и получаете значительное отклонение числа решек от средней величины, то можно заподозрить, что монета «неправильная». Многолетние лабораторные опыты показали, что сознательное намерение или человеческая воля может воздействовать на поведение электронных устройств типа RNG. Эти опыты проводились в контролируемых условиях (Dean Radin. Conscious. Universe, 1997). В полевых условиях исследования показали, что в определенных ситуациях, когда есть основания для «определенного когерентного группового сознания», происходит отклонение данных от математического ожидания. Как бы нули или единицы выбрасываются генератором в этих случаях чаще или реже, чем это должно быть согласно распределению случайных чисел. Поясним, что мы понимаем под выражением «… групповое сознание».

Групповое сознание представляет собой согласованную реакцию многих людей – их мысли и эмоции – на какие-то экстраординарные события. Предположим, если в концертном зале звучит Лунная соната, то ясно, что все слушатели переживают какие-то близкие чувства. Аналогично, если происходит какая-то трагедия в мировом масштабе, то множество людей в этот момент думают примерно в одном направлении.

В настоящее время обработаны компьютерные данные по более чем 100 событиям, которые, в той или иной степени, оказали влияние на большие массы людей. Среди таких событий были трагедии, подобно бомбежке Югославии, землетрясению в Турции, террористической акции 11 сентября в США или праздники Нового года, медитация в Индии и другие крупномасштабные явления. Результаты показали сильные корреляции в одних случаях и слабые в других, но все вместе в целом результаты поддерживают выдвинутую гипотезу о возникновении глобального сознания в определенные моменты времени. Результаты даются в проекте в виде графиков, которые показывают ясное отклонение полученных данных от случайного поведения.

Рассмотрим ближе один пример реакции EGG's на мировые события.

5) 11 сентября 2001 г. поматериаламРоджераНельсона(Terrorist Disaster, September, 11, 2001, Roger Nelson, Director, GCP, http://www.noosphere.princeton.edu).

Кумулятивные кривые

11 сентября 2001 г., утром Мировой Торговой Центр и Пентагон подверглись террористической атаке. Даже через два дня в Нью-Йорке не смогли узнать, сколько тысяч человек погибло, когда рухнул Торговый Центр. Террористы захватили коммерческие пассажирские самолеты и направили их точно в три здания. Первый самолет врезался в Северную Башню Центра в 08:45 утра, а еще через 18 минут в Южную башню врезался второй самолет. Третий самолет, примерно в 09:40 утра врезался в Пентагон. В 09:58 рухнула Южная башня, за которой в 10:28 последовала Северная.

В это время в сети работало 37 «EGG's», которые генерировали поток случайных данных, направляемых на центральный сервер в Принстоне (Нью-Джерси, США). Поскольку миллионы людей в этот момент испытывали сходные эмоции страха, ужаса или негодования, ожидалось, что «сознательное поле» будет как-то воздействовать на сеть EGG's. Действительно, анализ показал несомненную и ясную реакцию «яиц» на указанное событие. Ниже приводятся графики, которые лучше, чем слова передают необычность данной ситуации.

Ниже даются на графиках кумулятивные кривые, построенные на основании данных от всех работавших в то время EGG's, которые показывают тенденцию наблюдаемого отклонения от теоретического случайного ожидания. Если нет никакого эффекта, (влияния какого-нибудь фактора на RNG), то кривая должна показывать «случайную прогулку» (которую иногда называют «прогулкой пьяницы») около горизонтальной нулевой линии. Таким образом, кривая должна идти вверх или вниз без какой-либо ясной тенденции. На первом графике (рис. 1) показана кумулятивная кривая за 10 минут до атаки террористов и затем в продолжение следующих 4 часов. Пять временных событий – крушение первого, а затем второго и третьего самолетов и последовательное падение двух башен показано на горизонтальной линии квадратиками. Случайные колебания без тренда видны на графике еще минут 30, после падения второй башни Торгового Центра. Затем, около 11 часов, кривая резко поднимается вверх, достигая значимого уровня. Всего в сети работало 37 «яиц», и финальная вероятность неслучайного поведения кривой составила 0.028, которая эквивалентна отношению 35 против 1 шанса в пользу неслучайности данного эффекта.

Рис. 1. Поведение кумулятивной кривой от данных EGG’s за 11 сентября с 08:35 до 13:00. Черные квадраты на горизонтальной кривой – отдельные моменты атаки. Видно случайное колебание кривой в моменты нападения возле нулевой линии и неслучайноеповедение –подъем кривой через полчаса после падения второй башни.

Более широкие исследования

Попытаемся взять более широкий временной интервал с 7 по 13 сентября, чтобы увидеть поведение «яиц» до и после террористической атаки (рис. 2). 11 сентября отмечено квадратиком. Мы видим, что общий наклон тренда кривой начал меняться еще до атаки (!) и затем он продолжал сохраняться таковым еще два дня – включая 13 сентября. Вероятность неслучайного поведения кривой за этот период составила уже 1000 к 1. Весь аномальный тренд составил 56 часов, а начало его приходится на 04:00 (08:00 GMT), за несколько часов до того, как рухнула первая башня. Показательно, что общее число дней до того момента, когда обнаруживается подобный по интенсивности тренд составляет 2300.

Рис. 2. Поведение кумулятивной кривой от 7 до 13 сентября. Момент атаки отмечен квадратиком. Полупарабола ограничивает поле невысокой достоверности. Видно, что тренд кривой берет свое начало раньше момента атаки и проходит за пределами поля невысокой достоверности.

Степень неслучайности поведения EGG’s

На следующем графике (рис. 3) показана степень неслучайности поведения EGG или отношение шансов. Чем выше это отношение, тем более невероятнее происхождение этой величины за счет простого случая. На графике видно, что самое высокое отношение находится в момент времени 10:12:47, или довольно близко к тому моменту времени, когда рухнула первая башня. Подобное по величине отношение бывает только раз за миллион секунд (две недели). Таким образом, если подобная величина и встречается, удивительно то, что в данном случае она встретилась однажды внутри интервала атаки, длительностью в 1 час 45 минут. Другими словами, частота появления таких пиков составляет 1/192 и таким образом отношение шансов составляет 200 к одному. Другими словами, только один шанс из 200 за то, что данный пик появился за счет какой-нибудь случайности.

Рис. 3. Степень неслучайности упорядоченности данных EGG’s. Чем выше отношение, тем оно, в общем случае, реже. Наиболее высокий пик находится вблизи момента падения первой башни. Зеленый цвет – сглаженные данные, красный – несглаженные.

Следующий рисунок (рис. 4) очень информативный. На нем показаны данные от 11 сентября в сопоставлении с 60 близлежащими днями в августе и сентябре. Все окружающие дни находятся в внутри 5% области, образуя собой что-то похожее на горизонтально расположенный столб дыма. И эти дни резко отличаются от 11 сентября (красная линия), причем кумулятивная кривая вычислялась по всем EGG’s! Дальнейший анализ показал чрезвычайно низкую вероятность появления подобной кумулятивной кривой за счет простого случая. Отношение шансов составляет 0. 0005 в пользу случая. Или 1 шанс из 2000 за то, что такое поведение кумулятивной кривой обязано каким-то случайным эффектам! Для сравнения, черная линия, занимающая наиболее высокое положение, имеет отношение шансов 0.05 или 1 шанс из 20 за то, что подобное положение черной линии обязано простому случаю. Ясно, что чем ниже положение кумулятивной кривой (ближе к нулевой линии), тем выше вероятность поведения ее тренда за счет случайных эффектов.

Рис. 4. Поведение кумулятивных кривых в день теракта и в ближайшие 60 дней. Хорошо видна концентрация кривых около нулевой линии в окружающие теракт дни.

Некоторые интересные корреляции

Если бы на RNG ничего не влияло бы, то в моменты времени до и после террористической атаки их показания должны были бы быть статистически такими же, как и в сам момент нападения. Поэтому чрезвычайно важно сравнить данные от RNG в момент атаки и за какой-то интервал времени до и после момента атаки. Кроме того, интересно бы увидеть, как вели себя в это время другие RNG, расположенные не в США. Подобную работу проделал Ричард Шауп, который проанализировал данные RNG с начала июля до конца октября 2001 г, чтобы увидеть насколько необычны показания RNG в день террористической атаки. Самый большой пик по его расчетам оказался 11 сентября. Он вычислил вероятность появления такого пика за счет простого случая. Эта вероятность оказалась равной 1 к 131000 (рис. 5). Кроме того, Шауп попытался вычислить корреляции между различными EGG’s одиннадцатого сентября 2001 г. Оказалось, что все RNG (их было 32) обнаружили параллельный тренд данных, начиная с 08.00, доказывая значимые меж-egg’s корреляции. Подобные корреляции между EGG's в периоде времени с 11 августа по 10 сентября не наблюдались (рис. 6)

Рис. 5. Вероятности поведения RNG за период времени с июля по октябрь 2001. Наиболее высокое отклонение от нулевой линии (или наиболее невероятное отношение шансов) наблюдается 11 сентября

Рис.6. Корреляция показаний RNG. Хорошо видно согласованное поведение RNG в интервале времени с 08:00 утра до 22:00 вечера 11 сентября и отсутствие согласованного поведения до 08:00 утра.

6) Некоторые выводы

Все эти данные получены сухими, беспристрастными генераторами случайных чисел. Получается так, что даже электронные механизмы способны ощущать нашу общую боль, отчаяние или радость, и если это так, то мы приходим к новому пониманию и наших возможностей и нашего смысла жизни. Кажется, что вместе с нами генерируется общее мировое сознание, которое может влиять, по меньшей мере, на поведение неустойчивых электронных устройств. Важно подчеркнуть, что данные материалы могут свидетельствовать в пользу положительного ответа на поставленные выше два вопроса о специфических свойствах сознания. И если это действительно так, то мы можем открыть совершенно другую картину мирового устройства, в которой существование жизни и человека приобретет настоящий смысл.

М. Антипов (Новосибирск, Россия)

ПРИНЦИП ОГРАНИЧЕННОСТИ КАК БАЗИС АЛЬТЕРНАТИВНОЙ СИСТЕМЫ ПОЗНАНИЯ

1. Введение

Любая естественнонаучная теория подразумевает соответствие рассматриваемых объектов, возводимых моделей и представлений о них. Под объектами понимаются фрагменты действительности, модели допускаются идеализированными до произвольной степени, а представления являются адекватными отражениями и тех, и других, поскольку получены в результате опыта и умозаключений. Таким образом, согласно описываемой и повсеместно принятой научным сообществом концепции, стандартная теория обречена манипулировать целой связкой различных форм адекватности, причем даже и та, которая исследует классы сугубо абстрактных моделей.

Казалось бы, опираясь на столь тесное единение всех форм объектов, их отражений и представлений, можно без опаски начинать конструирование очередной теории. Но почему-то нет уверенности в жизнеспособности еще не рожденного гибрида. Не ждет ли его бесславная судьба многих и многих, некогда даже прославленных творений? Как вдохнуть в него душу убедительности? И достаточны ли те предположения, которые столь поспешно легли в основание теории?

Постулируя установление цепочки соответствий (разумеется, в границах интересующих свойств и структур), в звеньях которой, как ни странно, отсутствует понятие реальности – даже в качестве промежуточного звена, теория достаточно спокойно забывает об этом важнейшем аспекте, считая, что им должны заниматься другие дисциплины. Спорность подобной позиции очевидна, поскольку, тем самым, возведение фундамента поручается строителям воздушных замков, согласно расхожему и почти не скрываемому мнению самих создателей теории.

Полная безмятежность сложившейся ситуации, удовлетворяющей узких специалистов всех оттенков, школ и верований, скверно согласуется с неприятными симптомами наступающего широким фронтом кризиса. Даже если предположить, что небрежное установление адекватности – не единственная причина такого положения, надо думать, четкий контроль реально оцениваемого пути от неведомой действительности до как будто ясных понятий не может оказаться излишним.

Если считать действительностью то исходное, откуда берут начало все проявления и материального, и понятийного, и откровенно фантастического, воображаемого типов, то без промежуточного состояния реального не обойтись. Именно реальное состояние должно выступить итоговым и вместе с тем промежуточным (хотя и не адекватным) отображением действительного, поскольку не могут слабые, подчиненные и субъективные органы чувств непосредственно взаимодействовать с первично исходным. К тому же, сознание, руководящее отображением, само является определяющей составной частью действительности.

Анализ технологии конструирования произвольной теории показывает, что приступая со скрупулезной тщательностью к возведению фундамента, очередной создатель отчего-то спустя рукава относится к выбору материала для постройки. То есть, придавая повышенное значение аксиоматизации и правилам обращения с формируемыми объектами, он совершенно равнодушен к принципам, определившим возникновение аксиом, к их составу, равно и к их качественному наполнению. Таким образом, действующий метод накопления знаний изначально предназначен превалировать над собственно познанием.

Неудивительно, что при такой системе манипулирования зачатками знаний любая создаваемая теория вынуждена, в конце концов, рухнуть и быть погребена под обломками собственных выводов, внезапно представших несостоятельными. Тем не менее, до падения классическая теория вполне в состоянии достичь определенных успехов, накопив и утвердив свой вклад в познание. При этом изощренные конструкции разума обладают некоторой характерной особенностью, требующей уточнения, так как эта особенность в дальнейшем окажет существенное влияние на предпосылки возведения базиса создаваемой системы.

2. Генеральное определение

Особенность состоит в том, что в процессе замысла и постройки теории (или по завершении) рождается осознание, что в основании всех работ был заложен единый закон или крайне малочисленная связка жестко заданных правил. Оформление столь важного факта часто происходит заметно позже признания блестящих результатов строительства. Надо сказать, сущность этого наблюдения вовсе не меняется из-за мнимого отсутствия какой-либо центральной опоры у ряда теорий. Просто, в поиске такой опоры не было достаточной заинтересованности.

Но опыт классификации исходных положений под таким углом зрения свидетельствует, что даже беглый взгляд на состояние и содержание оснований классических теорий и систем дает далекую от оптимизма картину. Заметный разнобой в выборе начальных приоритетов, приводящий к явно противоречивым выводам, вынуждает время от времени прибегать к патентованным ухищрениям, дабы сшить полученные разноцветные лоскуты знаний. Однако к огорчению ортодоксальных исследователей нередко все старания оказываются тщетными.

Казалось бы, положение в состоянии исправить модернизация парадигмы того или иного научного направления, достигшего уровня несостоятельности и застоя. Однако даже такой кардинальный шаг далеко не всегда приводит к искомому результату, и нет ни малейшей гарантии, что и смена парадигмы обеспечит устойчивый прогресс. Напротив, конкретные примеры настойчиво указывают на эффект крайне непродолжительного положительного действия подобной модернизации.

Всё это заставило предположить, что в основание всех явлений, процессов, свойств, сторон и характеристик существования заложен единый закон, отражающий объективную реальность скрытой от прямого наблюдения действительности. Закону обязаны следовать прежние и вновь строящиеся теории, на него должны опираться все дальнейшие умозаключения. Закон должен быть тем единым началом, на котором покоятся положения, обеспечивающие адекватность взглядов на существование. Но ему же предназначено выступить тем объединяющим началом, которое позволит снять антагонистические противоречия между познанием и познаваемым.

Универсальность ожидаемого закона должна быть глобально условна, но вместе с тем реально неисчерпаема, а специфичный набор в высшей степени обязывающих требований к нему исключает возможность предстать в различных, тем более, взаимоисключающих вариантах. Приведенные заключения не отвергают вывода, что закон обязан действовать в заданных границах и не может претендовать на абсолютность и всеохватность в классическом смысле. Впрочем, не лежит ли гипотетический закон под потрескавшимся фундаментом многих и многих построений, несмотря на зачастую устоявшееся иное мнение?

Предварительно необходимо дать ряд вводных пояснений. Некоторые используемые понятия, в том числе и глобальные, не совпадают с традиционными, другие могут оказаться совершенно незнакомыми.

Всеобщность (Generality, GGG) – собственно, Вселенная, объединение трех независимых и равноправных составляющих: материи-энергии, пространства-времени, познания-со­зна­ния. То есть Всеобщность не только материальна и не только проявление духа.

Действительность (reality, RR) – часть Всеобщности (RRGGG), фрагмент, содержащий все три составляющие.

Реальность (actuality, AA) – отражение действительности (AARR). Именно она и познаваема с той или иной мерой адекватности в рамках определенной заданной структуры, даже идеализированной.

Структура (реальная RS и идеализированная, математизированная IS) – взаимосвязанное множество объектов вида RS, IS действительности RR и реальности AA с установленными на нем функциональными соотношениями и даже мерами || ||RS  или || ||IS.

Сознание (consciousness, L) – организующий, систематизирующий и преобразующий ингредиент составляющей связки познание – сознание, которая принадлежит Всеобщности (L GGG).

Антисознание (anti-consciousness) – исключение сознания, своеобразная целенаправленная методика построения теорий современной системой познания, когда после введения начальных определений все остальное должно быть автоматически выводимо из них.

Беспредельность, неограниченность – формы понятия бесконечности || ||. Они же неустранимо содержится и в понятии нуля || 0 ||.

Вечное, вечность – постулируемая бесконечность времени Tm.

Квантор бесконечности – распространение характеристики бесконечности || || на объекты, множества и структуры. Знак математической идеализации действующей системы познания.

Конечность (finiteness) – характеристика объекта с абсолютно точными границами. Поэтому она содержит в себе понятие бесконечности.

Ограниченность (restrictness) – неопределенная конечность, не допускающая точности границ и установления таких границ.

Кроме того, введем важное, хотя и естественное допущение, что все проявления Всеобщности, и она сама, могут быть в некоторой, не до конца определенной степени оценены, реализуя концепцию познаваемости мира. Действительность RR допускает это, и о ней можно судить, хотя и опосредованно. В определенной мере логично распространим эту возможность на численные формы оценок с нормами в некоторых реальных структурах RS. Впрочем, это осуществлено даже для структур IS. Теперь все обсужденное, веление времени и ряд соображений общефилософского плана вынуждают предположить, что в качестве упомянутого безусловного положения выступает следующий главный тезис.

ПРИНЦИП ОГРАНИЧЕННОСТИ (restricton principle)  PR. Любые проявления реальности AA, заданные действительностью RR, включая возможности сознания, ограничены и неопределенно конечны, причем, как процессы, они недостижимы. Ограничена и ВсеобщностьGGGво всех своих отображениях, свойствах и характеристиках, и оценка даже сколь угодно малой части o Всеобщности недостижимо больше фиксированной величины:

1/G < ||GGG|| < G <  ; 0 < 1/G < || o || RS; o GGG;
0 < 1/G
1/G'k < {||DD|| ||RR|| ||GGG||} < Gk << G <  .

(1)

Здесь все оценки с границами G, G'k даны в норме некоторой реальной структуры или даже заданного множества структур RS. Знак в неравенстве 1/G 1/G'k означает G'k<< G.

То, что может быть оценено, измерено или обозримо, не может достичь сколь угодно большого верхнего (G) или произвольно малого нижнего (1/G 0) ограничений (то есть отсутствия таковых) в норме некоторой реальной структуры RS. Под отрицанием нижней границы следует понимать невозможность нуля или бесконечного уменьшения. Это означает, что в соответствии с принципом ограниченности PR также нет и объектов ' , (||' || || o|| , ||' || 0), отвечающих понятию бесконечно малого в реальности AA и в действительности RR, локальные реализации которой ограничены определенным конечным числом Gk (или 1/G'k). Каждое из положений формируемой концепции отражает реальность и является прямым следствием принципа ограниченности PR в зоне познания как преломление одного из его аспектов.

На первом этапе осознания принципа ограниченности PR следует учесть, что константа G действительна (конечна, хотя и неопределима):

G , 1/G 0 , G > N {  AAi } , (2)

то есть глобальные качественная и количественная границы существуют и в мега-, и в мезо-, и в микромире. В частности, неопределимое значение (2) фундаментальной константы G больше числа N {} любых конкреций реальности AAi , так как их делимость вовсе не безгранична. Тем более ограничена сверху и снизу любая локальность LQ k  {AA}:

0 < 1/G 1/G'k < || LQ k ||RS < G k << G <  .

(3)

Фундаментальному свойству ограниченности в норме реальной структуры RS, что зафиксировано в (1, 3), охотно подчиняются все составляющие действительности – материальные и энергетические взаимодействия, пространственные и временные формы, и даже (что первостепенно важно) зона сознания {L}, хотя проявляется и сказывается это свойство в перечисленных сферах различным образом.

Действительно, сознание L в своих приложениях уверено оперирует понятием бесконечности ||||. Но нельзя не учитывать, что при всей определяющей роли для познания, апейрон, бесконечное, беспредельное, вечное, абсолютные пустота и нуль ||0|| (как и многие, многие другие понятия P ) – безусловные фантомы сознания, и потому все конструкции, созданные с их помощью, ограничены и конечны:

L: 0 < 1/G 1/G'l < || L {(||  ||, P, ||0||)} ||RS < Gl << G <  .

(4)

Поэтому необходимо постоянно иметь в виду то кардинальное и определяющее значение, которое имеет для построения будущей системы адекватности принципиальная ограниченность ||L||RS сознания в норме RSRS (AA). В свою очередь, сознание L отвечает за возведение системы нового типа, адекватной ограниченной реальности AA. Как это деформирует аксиому несдерживаемой беспредельности и представления P о бесконечности сознания, подробно показано в работах [1; 2].

Ограниченность (4) сознания (как реальности) определяет основной смысл принципа PR, который заключается, вслед за утверждением о безусловном существовании некоего ограничивающего числа G , в постулировании возможности его конкретной оценки. Тем не менее, реализация такой возможности может обеспечить лишь неопределенно приближенное численное значение. Роль и влияние мировой константы G , несколько непривычной, но никак не менее важной, чем все прочие, не должны быть подвержены ни малейшему сомнению.

Особо следует обратить внимание на недостижимость границы в формулировке принципа ограниченности. Этот момент характеризует второй этап осознания принципа. Согласно традиционным воззрениям, достижение абсолютных пределов в ряде проявлений вполне осуществимо. Но ни в коем случае нельзя забывать, что подобное может произойти лишь в сфере идеализированных представлений, которые сами являются абсолютно (или беспредельно) фиксированными, то есть их границы достигнуты и освоены. Соответствующее исключение таких представлений как не отвечающих принципу PR, возвращает трактовке того же принципа стройность и непротиворечивость.

Из определения принципа ограниченности PR и выражений (1–4) следует, что действие всех реальных процессов и событий ограничено зонами или областями, которые можно представить в численном отображении. Зону абсолютной невозможности [÷  ] и область функционирования реальных проявлений [1/G'k÷ Gk] отделяет широкая полоса зоны реальной недостижимости [Gk÷G]. Разумеется, такую же зону невозможности приближения к нулю [0 ÷ 1/G] отделяет от области [1/G'k ÷ Gk] зона недостижимости [1/G ÷ 1/G'k] в микросфере.

Наряду с идеей постулирования ограниченности (4) сознания 1/G'l < || L||RS<Gl, обширная зона реальной недостижимости [Gk ÷ G] резко выделяет принцип ограниченности PR из ряда аналогичных положений, призванных служить базисом представлений об устройстве мира. Именно существование этой зоны предопределяет действие законов бытия, включая и законы сознания. При этом законы, теряя признак бесконечности во всем его блеске, приобретают гораздо большее – обоснованную гарантию адекватности реальности AA.

В классической системе познания можно отметить ряд границ, в частности, представленных в численной форме. Такими границами выступают не только значения бесконечности или нуля, но, например, величина скорости света, абсолютного нуля температуры и т. д. Необходимо обратить внимание на то, что роль границ традиционной системы в новой системе познания играют зоны недостижимости, отделяющие области абсолютной реальной невозможности. Распространение такой постановки на ограниченное множество всех локальностей {LQ k}AARRGGG и их проявлений также противоречит общепринятой классике умозаключений. Но беда в том, что она все чаще дает сбои.

Третьим фактором принципа PR , впрочем, до некоторой степени следующим из первых двух, является отсутствие зоны недостижимости при оценке ограниченности Всеобщности (1) как сверху, так и снизу (первое неравенство). Это означает, что Всеобщность GGG ограничена сверху в норме любой структуры RS, и нет такой структуры, в которой оценка Всеобщности была бы произвольно малой. Все это прямо выводимо из тезиса об ограниченности сознания ||L || < Gl . Действительно, если сознание L входит во Всеобщность GGG, то это же сознание не в силах достоверно оценить границы функционирования надсознательных сфер. Ограниченность Всеобщности проявляется в ограниченности оцениваемых зон действия всех её локальностей. Таким образом, при всей ограниченности, Всеобщность GGG напрямую реально непознаваема конечным сознанием. Однако из-за принципа ограниченности такой агностицизм является мнимым, теряя мистические черты.

3. Предпосылки универсальности принципа

Идеи принципа ограниченности PR появились еще в античности – пусть и в форме несколько наивных предположений о множествах и характеристиках материальных объектов (Демокрит). В предлагаемом варианте представления о сущности PR начали выявляться в результате изучения феномена случайности [3; 4] и затем развиты в монографии [5]. Окончательное оформление PR получил в работе [6], затем в монографии [1], и наиболее полно – в рукописи [2]. Обсуждение некоторых наиболее очевидных, оцениваемых сторон принципа PR , заданного и подразумеваемого в неявном виде, несложно обнаружить во многих публикациях (например, [7–18], в том числе и автора [7–11; 15]). Даже проблемы рафинированной теории чисел находят особое и продуктивное преломление в свете принципа ограниченности [10 – 11]. Вместе с тем в работе [15] доказано, что в определенной мере аналогичные проблемы теории случайности не могут быть разрешены вне принципа PR.

Концепция принципа ограниченности имеет не только отвлеченное, абстрактное теоретическое значение, но и обладает действенной практической силой. В ряде работ автора, наиболее полно в [1; 2], приведены примеры разрешения важных проблем математики, физики, философии. Там же даны доказательства их неразрешимости в рамках современной системы идеализации познания. Особое внимание уделено фундаментальному феномену случайности. Проблема случайности, включая и имитацию случайных последовательностей, была разрешена в схеме новой системы и принципа ограниченности PR. Теория вероятностей, математическая статистика и методы Монте-Карло получили в итоге обоснованный базис, которым ранее не обладали [15].

Принцип ограниченности выступает в качестве главного постулата, на который нанизано всё остальное, который является гарантом важнейших и определяющих эволюционных продвижений, и с помощью которого реконструируется отдалённое прошлое. Но это крайне обязывающее положение ни доказать, ни опровергнуть не представляется возможным. Вместе с тем ряд очевидных, хотя и косвенных, соображений позволяет настаивать на его истинности (то есть «большей» истинности), не говоря уже о правомочности введения и о безусловной продуктивности использования следующих из него выводов.

Ограниченность, интуитивно воспринимаемая еще в далекой древности, должна была пройти путем обращения к бесконечности, прежде чем появилось сознательное отрицание. Например, к началу такого отрицания можно отнести понятие предела скорости – скорости света. Сравнительно недавно ряд авторов предложили понятие предельно допустимого числа (так называемого «гугола») 10100 – величины, превышающей количество любых «кирпичиков» – дискретов обозримой Вселенной. По мысли авторов, «гугол» ограничивает операционные возможности человека. Любопытно, что к этому числу близок предел Бремерманна – предел количества битов обработки информации, найденный из современных физических и технических представлений [16; 17].

Особо важное значение принцип PR имеет в области сознания, что не всегда и не вполне четко воспринимается обыденными представлениями, воспитанными на возвышенной идее беспредельности и безграничности возможностей тщеславного разума. Однако мнимость овладения разумом фантома бесконечности доказывают все без исключения конкретные приложения. В частности, в любой жесткой определенности уже заложено понятие бесконечности, и согласно самому принципу PR , величина G из выражения (1), хотя и, несомненно, существующая, не может быть определена даже с определенной точностью.

Здесь уместно дать важное утверждение, проясняющее этот нарочито запутанный вопрос. Сформулируем такое утверждение в границах парадигмы современного познания. Но в таком случае первым пунктом необходимо указать исходную расстановку сил, которая, конечно, всегда задана, но обычно подразумевается по умолчанию:

1. Автор (формирующий утверждение) находится в абсолютном и непреодолимом отдалении от объектов своего рассуждения.

Только теперь следует основная авторская часть утверждения.

2. Предположим, что допустимы любые предположения.

Тогда имеем полное право предположить (2 варианта), что:

3a. Есть область, в которой невозможны никакие предположения; 3b. Предположения вообще всегда и везде исключены.

То есть, находясь согласно предположению в области предположений, которая существует (или даже распространяется на Всеобщность), мы не можем там быть, поскольку её, исходя из предыдущего, нет.

4. В посылке о допустимости любых предположений тем самым предполагается бесконечность сознания, что приводит к столь же абсолютному доказательству его ограниченности.

5. Вместе с тем абсолютное доказательство не существует и даже в принципе не может существовать в ограниченном сознании.

На этом окончательно скручивается клубок автопротиворечий, неразрешимый в рамках существующих систем познания и логики.

По форме приведенное утверждение напоминает некоторые известные парадоксы, в частности, лжеца. Однако лишь по форме, поскольку доказывает не только несостоятельность формальной логики, но и ограниченность как познания, так и сознания, причем, с точки зрения существующей системы. Действительно, о какой бесконечности познания можно говорить, когда даже столь произвольная область предположений ограничена. Тем более нельзя утверждать и даже предполагать о беспредельности сознания, которое просто не в состоянии справиться с собственными умозаключениями.

В чем же исток цепи неразрешимых противоречий, заложенных в традиционном и давно известном ядре, – силлогизме пунктов 2 и 3? Чтобы последовательно ответить на этот вопрос с позиции принципа ограниченности, придется обратиться к исходному пункту 1.

Абсолютная отдаленность и независимость разума и объектов умозаключений означает, что между ними как раз пролегла бесконечность – как по пространству, так и по времени, но главное, по осознанию, что кардинально важно. Но, не вступая в противоречие с системой, эта негласная договоренность сразу же выводит ситуацию из реальности и подчиненности принципу PR , поскольку в таком случае в связке субъект – объект, по меньшей мере, один из них бесконечен.

Еще более очевиден такой вывод в отношении пунктов 2 и 3a (3b), так как понятия «любой», «никакой» и «всегда» неустранимо содержат фактор бесконечности. Далее в соответствии с логикой квантора бесконечности получаем парадокс об ограниченности беспредельного сознания (пункт 4), неразрешимый ее структурами. Но самой большой ошибкой было бы переносить вывод об абсолютности доказательства на построения, подчиняющиеся принципу ограниченности (пункт 5).

То есть даже завершающий абсолютный вывод об ограниченности сознания не может быть сформулирован в рамках существующей системы познания из-за неустранимой, но ирреальной абсолютности. О несостоятельности системы и аксиомы бесконечности свидетельствует и появление второго слоя абсолютности, связанного с опровержением исходного положения. Дело в том, что аксиома неизбежно индуцирует фактор бесконечности также и на отрицание первоначальной идеи силлогизма.

В проектируемой системе познания логические конструкции, подобные приведенной, полностью исключены, и что особенно важно, начиная с первого пункта. Причина в том, что ограниченность произвольного умозаключения продиктована и обоснована той структурой объектов (включая сознание), которой оно принадлежит.

Но есть еще одно важное соображение в пользу обоснованности и жесткой реальности принципа ограниченности PR, не знающего исключений, в том числе и в зоне познания. Дело в том, что приведенные соотношения, иллюстрации и примеры носят ярко выраженный косвенный характер доказательства принципа безусловного отрицания беспредельности. Более неоспоримым представляется утверждение, опирающееся на крайне существенное положение (принцип развития).

ВсеобщностьGGG, как и действительностьRR, отраженная проявлениямиAA, находятся в неостановимом развитии:

GGG(t0) > GGG(t1) , RR(t0) > RR(t1) , t0 t1Tm 

(5)

гдеt0 , t1различные моменты времениTm , которые и не могут совпасть в различных локальностях Всеобщности.

Отсюда немедленно получаем заключение или следствие:

ВсеобщностьGGGв развитии ограничена и неопределенно конечна во всех своих проявлениях и характеристиках, что может быть отражено даже численно.

С учетом неравенств (5) можно заключить: невозможность установить тождественность GGG(t0) и GGG(t1) в моменты t0 , t1 определяет ограниченность GGG . Неограниченность Всеобщности при неограниченности времени существования привела бы к полной стабилизации и отрицанию эволюции. Действительно, финально неограниченному состоянию развиваться уже некуда. Если же предположить локальные волны сгущения и разрежения в развитии, то согласно концепции Всеобщности, эти локальности таковы, что сквозь них не сможет быть прослежена неограниченность той же Всеобщности GGG.

Таким образом, локальная замкнутость Всеобщности эквивалентна её ограниченности даже в рамках всемогущего Сознания. Бесконечное развитие беспредельной Всеобщности GGG в проекции любой локальности LQk может дать лишь сколь угодно долгое постоянство. А этому как раз явно не соответствует наблюдаемая реальность. Кстати, именно поэтому физическое определение средней плотности и пространственно-временных границ Вселенной является проблемой не только технической. Если не учитывать определяющей роли сознания в такой казалось бы чисто физической задаче, то её разрешение вообще предстает невозможным и бесперспективным с позиций принципа ограниченности PR .

Ограниченность – обязательный фактор развития. Если не отрицать сам факт неостановимой эволюции, то отсюда строго следует неопределенная конечность объекта, количества связей и объектного множества, где властвует развитие. Это то самое развитие, которое может наблюдаться развивающимся сознанием с тем большим успехом, чем победоноснее и стремительнее продвигается развитие.

Влияние центрального принципа ограниченности ничем реально не ограничено в ограниченной Всеобщности.

Ограниченность – вовсе не слабость, а напротив – сильнейший, обязательный и неустранимый стимул развития.

Понятие ограниченности должно было пройти через расцвет, а затем через недостаточность, несостоятельность, бессилие, автопротиворечивость, ложность и тупиковость представления фантома бесконечности.

4. Тезисы (некоторые обоснования и сверхкраткое описание концепции)

Все эти идеи и соображения послужили началом создания новой концепции познания. В монографии [1, 2] последовательно утверждается, показывается и доказывается со всей допустимой обоснованностью, что причина создавшегося нетерпимого положения лежит в самом человеке, точнее, в состоянии его сознания. Ощущение беспредельности своей личности, постепенно переродившееся во всевластное состояние, ответственно не только за расцвет цивилизации, но и является источником, зародышем, причиной всех общественных и личных катастроф. Однако зарождение нового сознания – не пожелание или призыв автора, а объективная необходимость и эволюционная неизбежность.

1. Во все обозримые эпохи и особенно в настоящем времени человечество вынуждено преодолевать череду кризисов.

2. Все яснее вывод, что такое состояние не может быть кардинально разрешено никакими известными способами, призывами, доводами, мировоззренческими системами или структурами.

3. Причина столь тяжелого, возможно, неразрешимого положения одна – внутреннее состояние сознания личности как стержня его познания мира, себя в окружении и системы существования.

4. В основе современной системы познания неустранимо заложены идея, тезис, суть, аксиома и концепция неограниченности.

5. Личность переносит воображаемую, мнимую неограниченность познания и собственно себя на сознание и окружающий мир.

6. Нет решительно никаких обоснований, предпосылок и доказательств истинности или реального наполнения идеи неограниченности и тем более, обоснованности опоры на антропный принцип.

7. Метод и состояние беспредельности предопределили как расцвет цивилизации, так и кризис, наступающий на человеческое существование по всем направлениям.

8. В мире объективен и действителен принцип ограниченности PR, выступающий решающей силой для всех без исключения сторон бытия, в том числе таких определяющих сторон, как сознание и познание.

9. При обилии косвенных свидетельств истинности принцип ограниченности PR преодолевает главные тупики и парадоксы познания и существования, ведет к объяснению неразрешимости идеализированных противоречий в научных построениях и моделях.

10. В принципе ограниченности PR содержится его фундаментальное доказательство, строго построенное на его же идее. Это принципиально отличительное положение самообоснованности концепции является ядром новой, пока еще намечаемой системы познания.

11. В итоге неизбежен переход к системе адекватности с центральной опорой – PR. Ее основные отличия – постоянная корректировка, циклическая структура, отрицание антисознания, ликвидация абсолютности, обязательное включение в нее сознания и осознающей личности.

12. Обоснованность и соответствие реальности – первоочередные и определяющие неустранимые установки новой системы. Переход к ней объективен и неизбежен, так как предопределен эволюцией сознания личности и настоятельными требованиями обоснованного познания.

13. Новая система не отрицает прежний, уже не столь широкий метод идеализации, но устанавливает его место, глубину действия, объясняет противоречия и адаптирует его достижения к реальности, определяя достаточно узкие границы условной истинности.

14. Предложенная (и ожидаемая всем развитием познания) система ориентируется на определяющий уровень сознания, и потому в настоящий момент обязана иметь и имеет неустранимую характеристику проекционности (новых идей в прежнее, неподготовленное сознание).

15. Уже на данном этапе начального развития система адекватности способна на важные практические рекомендации, например, сберегающие интеллектуальную энергию и даже обычные материальные ресурсы. Но далеко не только на это, как следует из ряда приложений.

16. Последовательное принятие сознанием концепции принципа PR преобразует картину ограниченного мира и многие важнейшие теории в математике, физике, философии. Например, теории случайности, причинности, необратимости, относительности, геометрии пространства, сходимости, трехзначности логики, представимости. Центральные проблемы этих теорий в рамках прежней системы неразрешимы.

17. В отличие от существующей системы познания, принцип PR и построенная на его основе концепция системы адекватности не несут характеристики гипотетичности и потому реально обоснованы.

18. Познание имеет характеристику интерполяционности, а сознание экстраполяционности, но также подчиняется принципу ограниченности.

19. Изменчивость, отрицание абсолютности и вечности фундаментального принципа PR , определяется динамическим непостоянством его внутренних численных оценок, критериев и границ.

20. Принцип ограниченности PR ни в коем случае не является альтернативой, антитезисом или обратной стороной, прямой противоположностью аксиомы бесконечности. Ядро формулы существования несопоставимо с необоснованным фантомом, миражом сознания.

21. Формируемая система адекватности восстанавливает утраченное единство человека и его сознания с познаваемым миром.

Неустранимое, постоянное и непосредственное воздействие принципа PR обнаруживается всегда и везде, в том числе и в проявлении разумности человека, его борьбе за познание. При этом принцип ограниченности PR реально эффективен даже в представлении и оценке непознанного. А самообоснованность принципа ограниченности обращает формируемую систему адекватности вместе со всеми сопутствующими построениями в творения совершенно нового, неведомого типа.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ

  1. Антипов М. В.Принцип ограниченности. – Новосибирск: Изд-во Сибирского отделения РАН, 1998.

  2. Антипов М. В. Принцип ограниченности. – Рукопись монографии. – Новосибирск, 1992 – 2002.

  3. Антипов М. В.О математической случайности. – Новосибирск, 1991 (Препринт / АН СССР. Сиб. отд-ние. ВЦ; № 927).

  4. Антипов М. В.Границы случайности. – Новосибирск, 1991 (Препринт / АН СССР. Сиб. отд-ние. ВЦ; № 928).

  5. Антипов М. В.Реальность и псевдослучайность. Рукопись монографии. – Новосибирск, 1992.

  6. Антипов М. В.Принцип ограниченности и основания математики. – Новосибирск, 1997 (Препринт / РАН. Сиб. отд-ние. ВЦ; № 1100).

  7. Антипов М. В.К обоснованию абсолютности принципа ограниченности // Тезисы докладов Второго сибирского конгресса по прикладной и индустриальной математике (ИНПРИМ – 96). – Новосибирск, 1996. – С. 1.

  8. Антипов М. В.К проблеме смены системы научного познания // Тезисы докладов Третьего сибирского конгресса по прикладной и индустриальной математике (ИНПРИМ – 98): В 5 ч. – Новосибирск, 1998. Ч. V. – С.101.

  9. Антипов М. В.Неизбежность альтернативной системы познания // Наука в Сибири. Еженедельная газета Сибирского отделения Российской Академии Наук. – Новосибирск. Апрель, 16, 1999. – С. 11.

  10. Антипов М. В.Метод заполнений и проблемы распределения простых чисел. – Новосибирск: Типография Сибирской Академии Госслужбы, 2002.

  11. Антипов М. В.Соблазны и слабости // Советская Сибирь. Ежедн. газета. – Новосибирск. Апрель, 9 (68), 2002. –С. 3 (под рубрикой «Точка зрения «).

  12. Пенроуз Р., Риндлер В.Спиноры и пространство-время. – М.: Мир, 1988.

  13. Рвачев В.Л.Неархимедова арифметика и другие конструктивные средства математики, основанные на идеях специальной теории относительности // ДАН СССР. 1991. Т. 316. № 4. –С. 884 – 889.

  14. Философия науки. Научное издание по философии, методологии и логике естественных наукю. – Новосибирск: СО РАН, 1995.№ 1.

  15. Antipov M. V.Congruent Operator in Simulation of Continuous Distributions // Comp. Math. and Math. Physics. 2002. Vol. 42. N 11. –РР. 16361645.

  16. Ashby W. R.Some consequences of Bremermann's limit for information-processing systems // Cybernetic Problems in Bionics / Ed. H. Oestreicher, D. Moore. – Gordon and Breach, New York, 1968. – PP. 69 – 76.

  17. Bremermann H. J.Optimization through evolution and recombination // Self-Organizing Systems / Ed. M.C. Yovits, S.Cameron. - Spartan, Washington: D. C., 1962. – PP. 93–106.

  18. Vopěnka Petr.Mathematics in the alternative set theory. – Leipzig, 1979. BSBB. G. TeubnerVerlagsgesellshaft (Вопенка П. Математика в альтернативной теории множеств. – М.: Мир, 1983.

М. Быстров (Санкт-Петербург, Россия)

ФИЛОСОФИЯ ЧЕТВЕРТОГО ИЗМЕРЕНИЯ

Бог открывает себя в целостности

и совершенстве Вселенной.

Ж. Кальвин

Творимая нами технотронная цивилизация всё более увеличивает пропасть разрыва с окружающей природой как естественной основы нашего бытия. Но и там, и там учащаются катастрофы, вплоть до глобальных, явно свидетельствующие о нарастающей нестабильности и неблагополучии мира в целом.

Где же выход? Не восходит ли разбалансированность мира, особенно его антропогенной составляющей, в конечном счёте к неадекватному представлению о нем? Полагая мир слепым и бездушным материальным автоматом, мы всегда будем брать из него все возможное, безудержно эксплуатируя и уродуя его под аккомпанемент нескончаемых дискуссий об экологии.

А если универсум изначально был целостным и самодостаточным? Тогда, казалось бы, уместным должно быть и целостное гармоничное мировоззрение...

Сегодня же все более ощущается исчерпанность действующей естественнонаучной парадигмы, влекущая за собой небывалое сокращение расходов на фундаментальные исследования. Увы, за более чем 2,5 тыс лет ни философия, ни физика не открыли единого материального первоначала всех вещей, а сухой рационалистический подход, по-видимому, дошел уже до своих Гераковых столпов, не позволяя ввести в сферу человеческого познания духовное Бытие.

Не спасает положение и наделавшая много шума синергетика, повторяющая уже в более завуалированном и рафинированном виде многовековую идею о самом по себе развитии и организации. На практике, однако, мы убеждаемся в совершенно обратном: все попытки удержать цивилизацию на плаву средствами самой цивилизации ведут лишь к дальнейшему усугублению ситуации. Вероятно, решение проблемы лежит где-то глубже и совсем в другом месте...

Осознать происходящее помогают аргументы логического порядка, неожиданно добытые математикой и буквально вопиющие о двухслойном духовно-материальном устройстве мира.

Отрицательные теоремы математической логики

Настоящий прорыв в теории познания совершил в 1931 г. один из самых выдающихся логиков «всех времен и народов» Курт Гедель [5]. Вместе с последовавшим вскоре (1936) блестящим достижением Альфреда Тарского – теоремой о невыразимости понятия истины – итоговый результат свелся к тому, что логика, образно говоря, высекла саму себя.

Выяснилась принципиальная ограниченность не только формальной арифметики, но и любых достаточно богатых дедуктивных логических систем. Другими словами, не будучи логически замкнутыми, они не позволяют, так сказать, решить все проблемы внутри себя. Чисто формальная, или дедуктивная система, всегда несовершенна, нуждается в осмыслении и... руководстве извне. Предоставленная самой себе, она просто беспомощна и бессильна.

Любая финитная система не может уразуметь свое собственное устройство, если не поднимется, по меньшей мере, на следующий уровень сложности, организации или иерархии. Но теперь и усовершенствованная система столкнется с той же проблемой и т. д. Похоже, все несчастье подобных систем состоит в том, что они всякий раз «заглатывают гораздо больший кусок онтологии, чем в состоянии переварить...».

Отсюда зреют веские сомнения и относительно пресловутой «самоорганизации», которая представляется абсолютно несовместимой со всем сказанным. Другое дело, что вполне самостоятельно и в духе синергетики мог действовать барон Мюнхгаузен, вытаскивая за собственные волосы из болота себя и свою лошадь. Но ведь он совсем не ведал о сенсационных прозрениях Геделя...

Отметим, прежде всего, один ключевой момент, который, на первый взгляд, кажется чисто методологическим приемом.

В знаменитой оригинальной статье Геделя происходит примечательное «расслоение» задачи на два уровня: мета- и обычную математику. На первом, условно говоря, верхнем, уровне формируется язык, на котором производятся суждения и высказывания о символах исчисления, их видах и упорядочении и т. п., т. е. обо всем, что составляет «нижнюю» формализованную математическую систему. Сразу обратим внимание на то, что все осмысленные высказывания о «бессмысленной» формализованной математике никоим образом не принадлежат ей самой.

Это часто упускаемое из виду обстоятельство, имеющее первостепенное значение, можно проиллюстрировать на примере шахмат, представляющих собой далеко идущий аналог математического исчисления.

Фигуры и клетки доски соответствуют элементарным символам исчисления, а допустимые правилами игры позиции – формулам и т. д. И хотя взятые сами по себе конкретные позиции, как и формулы математического исчисления, «бессмысленны», меташахматные суждения и высказывания о них всегда несут определенный смысл, и, очевидно, тем более глубокий, чем выше квалификация игрока.

Вспомним, что и при передаче информации последняя приобретает смысл лишь через субъективное восприятие и оценку на передающей и принимающей стороне. Смысл всегда контекстуален и существует только в процессе мышления, в отличие от информации, которая может быть зафиксирована в материальных кодах. Еще говорят, что смысл – особенно здравый – это соображения и понимание, соответствующие природе вещей.

Итак, благодаря Геделю мы начинаем уверенно и четко различать, не смешивая, два вида реальности: металогические мысли и рассуждения, с одной стороны, и структуры в виде комбинации символов или букв алфавита, с другой. Разумеется, к структурам относятся также закрепленные в пространстве и времени и данные нам в ощущениях любые материальные конфигурации. Так в математике было смоделировано фундаментальное дуальное устройство нашего мира, распадающегося на «семантику» и «синтаксис».

Гедель оказал неоценимую услугу гносеологии, предоставив неоспоримые свидетельства бинарности мира. И незнание этого замечательного достижения человеческой мысли отбрасывает нас назад в дремучий материализм, вынуждая снова и снова реанимировать безжизненную догму «само собой» и придумывать очередные версии материального автомата.

Как же соотносятся друг с другом две указанные реальности? Следует напомнить, что обескураживающее для научного сообщества откровение Геделя последовало как раз в тот момент, когда Д. Гильберт не покладая рук трудился над грандиозным проектом формализации всей математики. Общее смятение и расстройство по поводу рухнувших в одночасье надежд не без иронии выразил один из математиков: «Жизнь была бы куда приятнее, не будь гильбертовская программа потрясена открытием Геделя!» Но позволительно спросить, была бы вообще она возможна без основополагающей теоремы?...

Изящная и мощная работа Геделя проложила, по существу, путь к объединению в гармонии двух вечно противостоящих друг другу монистических взглядов на мир. Теперь вместо этих крайних позиций восторжествовало их взаимодополнение и единство, и осталось только уточнить роль каждой составляющей.

Монопольное владение смыслом «наверху» предполагает возможность транслирования его «вниз» для организации гармоничной структуры. Но каким же образом трансцендентный смысл отображается на конечных конфигурациях?

И что же объединяет смысл невидимого слоя Бытия и наблюдаемую целесообразную физическую организацию (которой еще не коснулась рука человека)? Целостность – вот ключевой связующий момент!

В самом деле, необходимым условием того, чтобы в какой-то системе пребывал смысл, является ее внутренняя непротиворечивость и самосогласованность частей, когда они выступают как единое целое. Но и смысл, как идея, тоже целостное идеальное содержание, не сводящееся к значениям составляющих его компонент. Так, смысл произведений искусства равнозначен понятию художественной идеи (В. Диль­тей), а магия воздействия на нас всех шедевров, независимо от жанра или вида, объясняется именно их «органическим строем» и целостностью (С. Эйзенштейн) [7]. И тот же критерий, очевидно, предопределяет их «нетленность» и непреходящую значимость во времени. Да, и любое осмысленное высказывание, зафиксированное структурно тем или иным способом, остается в силе и обретает право на существование в меру заключенного в нем смысла.

Итак, целостность роднит структуру и мысль, что по-своему выразил еще родоначальник логической аргументации в философии Парменид, а позднее, более конкретно, Б. Спи­ноза и Ф. В. Й. Шеллинг: «Порядок вещей повторяет порядок идей». Не настало ли время добавить к известным законам сохранения еще один и самый важный: закон поддержания целостности – как смысл мироустройства и условие его устойчивого существования? Вот только хотелось бы перейти от неопределенного и туманного вербального дискурса к более ясному и убедительному языку математики...

Геометризация «невидимого»

Эпохальная работа Геделя, подорвавшая не только сами основы математики, но и пролившая свет на истинное устройство мира, сравнима по своей природе и плодотворности с революционным нововведением Р. Декарта. Последний, изобретя свои знаменитые прямолинейные координаты, ставшие впоследствии каноническими, «алгебраизовал» геометрию. Гедель же, напротив, геометризовал арифметику, следуя в методическом плане своему идейному оппоненту Гильберту, который первым уловил тонкое различие между исчислением и его описанием и считал, что любое исчисление можно представить «на геометрический манер».

Таким образом, именно последовательный «геометрический» подход – через бесстрастное обозрение чисто структурных соотношений между формулами – позволил сделать столь впечатляющее открытие. Закономерной и оправданной, поэтому, выглядит геометризация современной физики – как попытка достичь максимальной степени общности при построении единых теорий (А. Эйнштейн). А не возвращается ли тем самым эпистемология на круги своя – к философии древних греков, в которой господствовала уверенность, что именно геометрия дает идеальное знание? И Платон говорил, что геометрия «есть познание всего сущего», поскольку «приближает разум к истине».

В свете выдвинутой двухслойной картины мира и нам следовало бы выйти из привычного трехмерного пространства в более высокую «метагеометрию» следующего измерения. К этому побуждает все вышеизложенное и еще одна, так сказать, «обиходная» трактовка нашей теоремы: «ни одну реальность нельзя понять из нее самой, не выйдя к принципам, не содержащимся в ней»...

Непреодолимые трудности наглядного представления объектов четырехмерного пространства снова и снова наводят на мысль о его сверхбытийном, духовном статусе. Создается впечатление, что мыслимая 4-геометрия настолько же богаче и объемней в сравнении с нашим трехмерным миром, насколько, скажем, стереометрия превосходит планиметрию. Этот параллелизм на самом деле более глубок, чем может показаться, и поэтому стоит остановиться на нем более подробно.

Вообразим себе фантастическую плоскую страну Флатландию, населенную «двумерцами» [6]. С нашей точки зрения, они ведут довольно убогое существование. Для каждого «плоскатика» все его сородичи, будучи некими замкнутыми фигурами, представляются «с торца» как унылые одномерные линии. Никто не знает ни своего внутреннего устройства, ни общей организации или какой-то преобладающей симметрии.

Но жизнь Флатландии сразу проясняется и осмысливается извне – при взгляде из недоступного для двумерцев третьего измерения, т. е. из нашего мира. Оттуда, почти по Геделю, обозревается полная картина как «анатомического строения» самих жителей, так и структура «межличностных и общественных связей». Если, допустим, сверху просматривается дальний порядок, то уместно говорить о некой всеобщей и целесообразной организации Флатландии. Однако последняя едва ли способна сама созреть в головах несчастных плоскатиков, сидящих в своем двумерии, не представляющих, что такое «верх» или «низ».

Вообще, непостижимой для них будет любая проекция на их мир объемных тел. Другими словами, целостность этих фигур никак не улавливается по их следам и навсегда скрыта от «блинообразных» обитателей двумерии.

Оказывается, что наш мир точно также открыт для четвертого измерения, как плоский – для третьего. Ничего не стоит, например, вывернуть наизнанку гибкую сферу, не разрывая ее на части; трансформировать, выведя в четвертое измерение, левую перчатку в правую. Мы без труда добираемся до содержимого яйца или ореха, не разрушая их скорлупы и т. д. Наконец, в четырехмерии не возникает проблем с узлом на замкнутой или бесконечно протяженной нити.

Все упомянутые парадоксальные манипуляции могут, по наивности, показаться выполнимыми в «метагеометрии» из-за наличия там «достаточного места». Но строго геометрически они реализуемы, если допустить, что точка может двигаться по прямой «перпендикулярно нашему пространству» и внутри сферы, одинаково удаляясь от всех ее точек. А это есть не что иное, как устремление в глубину, о которой, как четвертом измерении, говорил еще Апостол Павел (Ефес. 3:18), а известный математик и философ Герман Вейль считал, что глубиной обладает математический континуум, да и наше физическое пространство (!). Материалисты же, не улавливая духовного оттенка глубины, упорно настаивают на «неисчерпаемости материи вглубь»...

А что если в 4-пространстве с легкостью не только распускаются буквальные узлы, но завязываются и развязываются «онтологические нити», управляющие гармонией нашего мира?... Вообразив себе двумерные существа, обитающие на плоскости и неспособные воспринять третье измерение, а тем более геометрию 3-пространства, мы начинаем догадываться о том, в каком отношении мы сами, в свою очередь, можем находиться к 4-пространству.

Теперь наше родное трехмерие представляется оптимальным лишь для объемных замкнутых структур, занимая промежуточное положение между избыточно богатым четырехмерием и чрезвычайно бедным двумерием.

Таким образом, только поднимаясь, по аналогии с теоремой Геделя, на следующий «геометрический уровень», мы понимаем, почему наше пространство трехмерно. Оно предназначено для органической жизни, совмещающей в себе дух и материальную оболочку, причем источник всего сущего находится этажом выше. Именно там господствует безэнтропийная мысль, несущая саму жизнь как таковую.

Рассматривая одновременно 4- и 3- пространства и считая второе вложенным в первое, мы с необходимостью приходим к их единству, которое основано, вероятнее всего, на их общей целостной организации. И тут мы извлекаем, наконец, заключительный аккорд всего изложения.

Обратимся к ряду простейших геометрических образований по нарастающей геометрической размерности: точка, линия, треугольник и тетраэдр.

Каждый последующий представитель этого ряда наследует предыдущий в качестве своего исходного строительного элемента. Как и следовало ожидать, пятая фигура – «пентаэдр» – будучи «не от мира сего», не поддается изображению. Но наше бессилие с лихвой компенсируется ее замечательной проекцией на плоскость [3, c. 276; 4, c. 112].


Это – хорошо известная и знакомая многим пентаграмма, которая издавна, вероятно со времен Пифагора, символизировала саму жизнь и гармоничное здоровье в медицине, а звезда – знак принадлежности к пифагорейскому союзу. У Гете в Фаусте она служила защитой и заклятием от нечистой силы. Но главное – пентаграмма заключает в своей геометрии знаменитую «золотую пропорцию» (ЗП), пронизывающую всю природу и произведения истинного искусства, о восприятии целостности которых уже упоминалось выше. Более того, и на это обычно не обращается внимание, пентаграмма повторяет саму себя «вовнутрь» во все уменьшающемся масштабе, образуя типичный фрактал. Тем самым и ЗП разворачивается в бесконечный ряд.

Недавно именно с такой нетрадиционной записью ЗП в виде непрерывной пропорции было обосновано предложено ассоциировать абсолютное движение вселенской мысли [5]. Дело в том, что с непрерывной ЗП сопряжена легендарная логарифмическая спираль, которая сразу вызывает в памяти устойчивые и удивительно повторяющиеся вихревые воззрения на мироустройство, начиная с Анаксагора и Эмпедокла и кончая современной теории торсионных полей. Случайно ли такое единомыслие?...

И вот теперь, некогда расплывчатые и безликие философские вихри уступают место вполне законосообразному и осмысленному движению с полным геометро-арифме­ти­че­ским описанием, которое несет поистине глобальную целостность, охватывающую все масштабы бытия. Ясно, что и трансцендентная кривая, и связанные с ней абстрактные числовые отношения, уходящие в бесконечность, относятся к миру идей, а не вещей. Таким образом, прерогатива на пятикратную симметрию, свойственную самой жизни (В. И. Вер­над­ский), принадлежит умозрительному 4-гиперпространст­ву, где и закладывается «золотая» целостность, а следовательно, и смысл мироздания.

Один из самых интригующих вопросов – с чего начинается творение? Если считать его местом встречи духовного и материального начал, то спрашивается, как происходит переход от одного к другому? По Декарту главное отличие материальных вещей от мыслей заключается в их протяженности. Непроницаемые предметы потому и видны, что обладают протяженными и конечными формами. Идеи же и мысли «беспространны».

Но беспредельная мысль локализуется и становится «протяженной», если ограничивает себя замкнутым движением. Оно содержится в ней как частный случай в той же мере, в какой трехмерное пространство вложено в четырехмерное. Достаточно вспомнить, что и логическая спираль включает в себя, в качестве предельного, и круговое, и прямолинейное движение. Когда движение приобретает замкнутые формы, появляются первые вещественные образования. Все известные на сегодня элементарные частицы действительно обладают собственным угловым моментом, являя собой волчок или закрученный вихрь с той или иной топологией. Подобные, возникшие «из ничего» минимальные сгустки материи, в которых «заперта» энергия, – «ориентируемые трехмерные точки» – можно рассматривать как устойчивые локальные нарушения однородности и изотропности бесконечного пустого пространства, появляющиеся вследствие «чистого» криволинейного движения. Поистине, как и заверяет нас Апостол: «…из невидимого произошло видимое» (Евр 11:3).

В Библии мы находим удивительные аналогии со всем сказанным. Там, где человек-мастер использует силу своих рук и пальцев, Бог применяет свой Дух (Ср. Матф. 12:28 и Лук. II:20; Пс. 18:2, 8:4). Пророк Исайя идет еще дальше: «Господи, Ты – Отец наш; мы – глина, а Ты – образователь наш, и все мы – дело руки Твоей» (Ис. 64:8).

Бог – Великий Горшечник – формирует нас, свои сосуды, только из податливой глины, когда мы кротки и смиренны. И хотя обычно имеется в виду наше духовное совершенствование, Ап. Павел, возможно, иногда подразумевает здесь процесс физического творения, проводя параллель с мастеровым: «Не властен ли горшечник над глиною, чтобы из той же смеси сделать один сосуд для почетного употребления, а другой для низкого?» (Рим. 9:21).

Нельзя ли усмотреть в частой библейской аллегории с сосудами (см. также (2 Тим. 2:20, 21)) фундаментальную идею замкнутости в ходе творения из ничего. Она возникает из комбинации вращения и формирующей силы Духа. Бесформенный комок глины, брошенный на вращающийся гончарный круг сам не превратится в изделие, равно как и руки мастера особенно не преуспеют на неподвижном круге...

Врожденная и онтологически обусловленная замкнутость нашего 3-пространства раскрывается и разрешается только на верхнем метауровне, где господствует Гиперличность, создавшая материальный мир и постоянно надзирающая за ним. Бог, сам не ограниченный ничем, творит дискретные и конечные вещи, налагая ограничение на свою мысль и вкладывая в творение энергию своего Духа. Он остается верен своим непоколебимым принципам. И хотя общая целостность нынешнего мира безвозвратно уходит, она все же будет восстановлена в надлежащий момент. А нам нужно неукоснительно и всецело держаться своего Создателя, проявляя к нему искреннюю любовь, только благодаря которой мы и подключаемся к Его жизнедающему Духу и остаемся в Его спасительной и целостной гармонии.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ

  1. Быстров М. В. Объединяющее духовное начало: первое рукопожатие между верой и наукой // Труды международного симпозиума «Человек и христианское мировоззрение». – Симферополь, 2001. – С.298 – 301.

  2. Быстров М. В.На путях к духовной физике. – В печати.

  3. Курант Р., Роббинс Г.Что такое математика? Элементарный очерк идей и методов: Пер. с англ. / Под ред. А. Н. Колмогорова. – М.: МЦНМО, 2001.

  4. Левитин К. Геометрическая рапсодия. – М.: Знание, 1984.

  5. Нагель Э., Ньюмен Джеймс Р.Теорема Геделя: Пер. с англ. – М., 1970.

  6. Эббот. Флатландия; Бюргер Э. Сферландия. – М.: Мир, 1976.

  7. Эйзенштейн С.О строении вещей // Искусство кино. 1939. № 6. – С.7 – 20.

С. Воронцов (Новосибирск, Россия)

О СВОЙСТВАХ МЫШЛЕНИЯ.
СФЕРА БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО И МИФЫ

Утраченные дни сильнее поколений.

Детей не упасут от пращуров отцы.

Истоки ваших чувств, восторгов и стремлений

Хранят в глухих гробах седые мертвецы

Л. Н. Гумилев

Целью настоящей работы является анализ динамики формирования свойств человеческого мышления в процессе эволюции в филогенезе. Определим мышление как функцию человеческого организма по выработке оптимальных способов поведения на основе модели мира (индивидуального семантического пространства) при изменении свойств внешней среды. Рассмотрение носит в основном эпистемологический характер, так как имеется мало достоверных научных данных об этом процессе. В отличие от работ [10; 11; 12] основные акценты будут сделаны на свойствах мышления и его психологических особенностях, влияющих на современный социальный процесс. Онтологическими основаниями к такому рассмотрению являются современные достижения психофизиологии, психогенетики и социальной психологии в следующих аспектах.

Формирование нейронной сети при развитии человеческого организма в онтогенезе идет таким образом, что структура длинных аксональных связей генетически жестко регламентирована, а чем короче связи, тем их структура все более определяется свойствами среды [9]. Многие поведенческие комплексы формируются в нейронной сети на определенном этапе онтогенеза как условные рефлексы с нулевым временем обучения, то есть как безусловные, хотя исторически на каком-то этапе филогенеза они были условными [6]. В животном мире в чистом виде это проявляется как явление импринтинга. Мозг человека формируется именно по такому механизму, поэтому всегда сложно разделить средовую и наследуемую компоненты. Информационные комплексы в этой ситуации являются вторичными структурами человеческого сознания, отбор информационных моделей среды всегда идет в соответствии с генетически наследуемыми избирательными свойствами синтаксиса (морфология) и аффективно-оцено­чной функции – семантики (физиология) нейронной сети.

Это утверждение подтверждается, по крайней мере, двумя обстоятельствами. Во-первых, сходством структур условного рефлекса, функционального акта, аттитюда и установки [1; 2; 13; 15]. Во вторых, по данным психогенетики наследуемость сложных поведенческих функций сравнима с наследуемостью анатомических и физиологических параметров, а также простых функций. «Генетические влияния в поведении так вездесущи и всепроникающи, что оправдано изменение в акцентах. Не спрашивай, что наследуемо; спрашивай, что не наследуется» [16].

Отличительным признаком вида Homo Sapiens является наличие второй сигнальной системы, то есть речи. Но, вероятно, одновременно развивались несколько взаимосвязанных психофизиологических особенностей, позволивших образоваться виду Homo Sapiens:

  1. Появление и развитие функции вербализации информации, то есть речевой коммуникации;

  2. Образование когнитивных конструктов типа синтетических моделей ситуаций, основанных на системах «мягкой» логики, содержащих понятие причинности и передаваемых потомству посредством второй сигнальной системы. На этой основе – возникновение типов поведения, позволявших приспосабливаться к быстро меняющимся условиям внешней среды, то есть переход от сложных условных рефлексов к «разумному» поведению;

  3. Как следствие п. 2 – осознание «отдельности» личности от мира объектов природы, то есть зачатки субъект-объ­ект­ных отношений, и далее переход к мышлению в его нынешнем виде;

  4. Потеря иммунитета к информационно мотивированному убийству особей своего вида;

  5. Развитие коллективных форм добычи пищи и межпопуляционной борьбы, то есть глубокая социализация;

  6. Постепенный перенос центра тяжести внутривидовой борьбы за существование в сферу производства и распределения ресурсов внутри популяции, появление разделения труда и развитие поведенческих функций от «действий» к «деятельности»;

  7. В соответствии с п. 6 эволюция иерархических структур популяций.

Осознание субъектом своей «отдельности» от объектного мира предшествовало созданию формальной логики. Этот переход возникает в том случае, если в ответ на возникшую проблему в процессе анализа ситуации или когнитивной карты в афферентной среде мозга формируются не предписания, отвечающие на вопросы «что? где? когда?», а в результате инсайта появляются синтетические модели, отвечающие на вопрос «каким образом?». То есть, в соответствии с Д. Юмом и И. Кантом, возникает «чувство причинности» и система оценочных «априорных категорий». Это могут быть системы образного, символьного мышления как результат усложнения и накопления количества условных рефлексов, так как имеется прямая связь между синтаксическими и семантическими параметрами во второй сигнальной и других функциональных информационных системах.

Одновременно развиваются системы ассоциативного анализа и эмоциональных оценочных функций, что необходимо для возникновения инсайта.

Можно предположить следующий механизм формирования этого явления. При необходимости усложнения форм поведения ассоциативно-оценочный комплекс, так же как и при формировании условного рефлекса, все чаще попадал в ситуацию абсурда. Это основная предпосылка возникновения инсайта, в результате которого формируется синтетическая модель ситуации. Возникает необходимость сравнительного анализа сенсорных комплексов, выделения признаков свойств внешней среды и преобразования их в символы, которым приписываются смыслы и значения, далее вербализуемые с целью передачи ее потомству. Ассоциативно-оценочный комплекс, реализующий функции условных рефлексов, стал оперировать сенсорными комплексами как когнитивными конструктами, которые приобрели смысл моделей ситуаций (мемов в концепции Р. Долкинза [5], гештальтов в психологии), при этом конативная компонента заторможена. Это механизм метасистемного перехода от условных рефлексов к человеческому мышлению, от системы условных рефлексов и когнитивной карты к системе установок, аттитюдов и модели мира. В терминах концепции Дж. Р. Серле [17] это момент появления явлений интенциональности, то есть коллективного присвоения объектам статус-функций, и институциональности, то есть оформление интенциональности в социальных структурах. В генетической эпистемологии Ж. Пиа­же этот феномен обозначен термином «децентрация», у ребенка он возникает в возрасте 2 – 3 года.

Итак, рассматриваемый этап эволюции характеризовался для человека следующими последствиями:

  1. Удлинение периода воспитания и обучения ребенка, его детства. Это в свою очередь потребовало усиления коллективистских тенденций, в частности альтруистических комплексов, а также зарождения и развития сфер производства и распределения материальных ресурсов внутри иерархической структуры и появления понятий деятельности и частной собственности. Следствием этой особенности (наряду с чисто биологическими эффектами при появлении венерических болезней) являются также изменения в половых и возникновение гендерных отношений;

  2. Другая сторона этих тенденций – конфронтационные эффекты между кланами и этносами с использованием инструментальных способов борьбы за ресурсы и, как крайний результат, потеря иммунитета к мотивированному убийству себе подобных;

  3. В связи с п. 2 предыдущего перечня на указанном уровне проявляется система психологических особенностей типа амбивалентности, т. е. шизоидных комплексов;

  4. В связи с п. 4 предыдущего и п. 2 настоящего перечней появление явлений типа Эдипова комплекса и на его основе мифологического и сакрального мышления.

П. 1 этого перечня – причина появления и эволюционного развития правил поведения, дающих преимущества в ситуациях коллективного выживания, то есть морально-этических комплексов, которые так восхищали И. Канта [14]. Вследствие разделения труда возникает и развивается мотивированность вида труда как его информационное обоснование в отличие от мотивации как физиологического явления, сигнализирующего о завершении афферентного анализа и синтеза и принятии решения в отношении вида действия [1;  2].

К. Лоренц [8] видит причину потери иммунитета к убийству себе подобных в случайных вспышках агрессивности некоторых членов популяции с применением орудий. Такого рода «случайные» убийства членов своей «семьи» при наличии биологического запрета на эти действия не могло не приводить к глубочайшему стрессу у совершившей такой поступок особи. В сочетании с одновременным зарождением и развитием системы априорных морально-этических категорий и появлением субъект-объектных отношений возникают условия формирования психофизиологических комплексов вины типа комплекса Эдипа, и это отражается на свойствах систем мифологического и сакрального мышления. Одной из причин формирования этих свойств является также исчезновение промежуточной ступени между обезьяной и человеком, в частности, через уничтожение ее людьми, так как, в соответствии с принципом Гаузе, два вида не могут существовать в одной экологической нише.

Возможно, что «комплекс Эдипа» закрепился, в частности, в связи с необходимостью «централизации» управления популяцией, то есть с развитием коллективных форм выживания. Чувство вины и комплекс долга, как показали Э. Фромм, А. Тойнби [18] и др. мыслители, до сих пор во многих случаях являются основными предпосылками манипулирования большими массами людей, их сплочения вокруг идеологий. На начальных стадиях развития этих комплексов роль идеологий играли мифы, а впоследствии в основном их сакральная компонента. Миф в этой ситуации нес объяснительные функции, привлечения формальной логики не требовалось, здесь используются системы «мягкой», образной логики.

В формировавшейся системе субъект-объектных отношений природные силы и свойства объектов воспринимались как разновидность социума, на который переносились смыслы свойств и связей человеческого сообщества. Образные, символьные синтетические модели – инварианты в окружающем мире – интерпретировались как структуры, управляемые какой-то божественной силой. Поэтому природа, внешняя среда воспринималась как одна из разновидностей социума, населенного богами, отвечающими за определенные сферы деятельности. Человек встроен в этот социум со своими ролями и обязанностями. Зависимость, подчиненность человека законам природы вызвали формирование комплекса типа «синдрома заложника» по отношению к внешним силам, богам, в самых различных формах. «Хвали Отца – попадешь в Рай» – слишком по-человечески, чтобы быть Боговым.

Свойства мифов как сами по себе, так и в связи с лингвистическими особенностями исследовались в работах Э. Дюрк­­­гейма, К. Леви-Стросса, Ж. Дерриды и других ученых, занимавшихся социальной антропологией и структурной лингвистикой. Проблемы и способы формализации здесь, по мнению автора, должны рассматриваться в связи со статистиками по популяциям параметров, получаемых из теорий когнитивной дифференцированности и сложности, когнитивного соответствия и кодирования-декодирования интеракционных сообщений. Вследствие наличия амбивалентности мифы всегда «полны шумов», жесткую логику здесь искать бесполезно [3; 4; 7].

Морфологически развитие феномена синтетических моделей привело к частичному разделению логико-информа­ционной и эмоциональной функций мышления между левым и правым полушариями головного мозга. Это одно из основных отличий мозга человека от мозга высших животных.

Появление систем формальной логики обычно связывают со временем Платона и Аристотеля, с тех пор прошло чуть больше 2500 лет. Но на развитие приведших к этому явлению морфологических особенностей по темпам биологической эволюции нужно было как минимум 100 – 200 тысяч лет, это, по сути, период палеолита, рассматриваемый нами как период исчезновения промежуточной ступени от приматов к Homo.

Формы иерархических структур и уровень насилия внутри популяций определяются балансом агрессивных и альтруистических тенденций. На каждом этапе эволюции существует оптимальный интервал величин этих тенденций, выше и ниже которого популяция обречена на вымирание.

В современной дифференциальной психологии есть несколько способов классификации психологических типов. Представляется, что наиболее эффективна классификация, основанная на медицинских психиатрических критериях. То есть должна быть реализована следующая логическая цепочка: психиатрические патологии (психозы) – пограничные состояния (психопатии) – норма (акцентуации) – норма (характер). Психиатрические патологии диагностируются объективными измерительными методами, более того, в последние годы для некоторых патологий обнаружены ответственные за них гены. Аналогична ситуация с психопатиями. То есть типы психозов и психопатий проявляют полученный в результате естественного отбора спектр оптимальных способов поведения. Классификация по акцентуациям основана на определенных типах реакций личнос­ти на внешнюю ситуацию, фактически на типах психопатий. При этом диагнос­тика осуществляется специальными методиками и опросниками, содер­жащими, как правило, шкалы с зонами нормы, акцентуированности и патологии. Здесь через информационную компоненту диагностируются свойства нейронной сети. Типы акцентуаций основаны на типах психопатий: 1) циклоидный, 2) гипертимный, 3) лабильный, 4) астенический, 5) сенситивный, 6) психастенический, 7) шизоидный, 8) эпилептоид­ный, 9) застревающий (паранойяльный), 10) истероидный (демонстра­тивный), 11) дистимный, 12) неустойчивый, 13) кон­форм­ный. То, что через информационную компоненту удается диагностировать психиатрические параметры, говорит об их неразрывной связи. При отсутствии во внешней среде необходимых компонент у личности возникают психозы и скрытые стрессовые состояния; в предельных случаях человек перестает быть человеком (проблема Маугли). Пределы адаптационной гибкости нейронной системы относительно характера информации в настоящее время неясны.

Таким образом, формирование на всех этапах онтогенеза анатомо-физиологических структур нейронной сети и ее аффективно-оценочной функции требует от внешней среды информационного наполнения так же, как и отправления других физиологических потребностей организма. Поэтому, например, необходимо наличие во внешней среде поля идентификационных возможностей, специфического для каждой популяции. Динамика распространения мимов может быть объяснена статистикой психофизиологических свойств популяций, то есть требованиями специфического информационного наполнения сложившихся или формируемых структур нейронной сети, адаптированных именно для такого типа информации. В современной информационно насыщенной среде это обстоятельство имеет самые серьезные последствия. С большой долей вероятности можно предположить, что при построении властных иерархических структур и в борьбе за место на ступенях стратификационной лестницы по материальным доходам в любом обществе и группе основную роль будут играть эпилептоидные реакции.

Таким образом, следующие четыре этапа в эволюционном формировании психофизиологических особенностей человеческого мышления могут быть определены как основные:

  1. Формирование феномена условных рефлексов и механизма их перехода на уровень безусловных, то есть уменьшения до нуля времени обучения;

  2. Появление и развитие функции обучения как передачи информационных комплексов, в связи с этим возрастание роли коллективных форм выживания, внутрипопуляционных сфер производства и распределения как поля индивидуальной борьбы за существование;

  3. Появление субъект-объектных отношений как результат развития второй сигнальной системы с одновременным формированием основных психофизиологических свойств мифологического мышления;

  4. Появление систем формальной логики.

Из генезиса психофизиологических свойств мышления вытекает, что когнитивные конструкты всегда содержат как информационную (синтаксис и семантика), так и связанную с ней аффективно-оценочную компоненты (наследуемые формы поведения). Свойства когнитивных конструктов и связанных с ними функциональных актов в значительной степени регламентированы морфологией и физиологией афферентной среды мозга, сформированной в процессе естественного отбора в филогенетических рядах. Остается открытым вопрос о механизме генетического закрепления этих особенностей. Эта проблема связана с проблемой наследования приобретенных признаков в теории естественного отбора при отсутствии мутаций.

Следующие психологические свойства мышления ИИ представляются наиболее важными для рассмотрения социальных процессов:

  1. Амбивалентность и присутствие «фоновых» (инстинктивных) аффективно-оценочных комплексов, влияющих на процесс мышления без выделения информационной компоненты;

  2. Избирательность мышления относительно свойств информационной компоненты и, как следствие, необходимость наличия в социуме поля идентификационных возможностей с определенными свойствами;

  3. Наличие функций коллективного выживания в форме априорных этических категорий;

  4. Наличие комплекса вины, определяющего, в частности, свойства сакральной компоненты культурной карты.

Вопрос о том, каким образом описанные свойства мышления влияют на формирование социальных структур при взаимодействии с предысторически сложившейся социальной средой, особенно в современных условиях, требует отдельного рассмотрения.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ

  1. Анохин П. К.Теория функциональной системы // Успехи физиологических наук. 1970. Т.1. № 1. С. 19 – 54.

  2. Анохин П. К.Философский смысл проблемы естественного и искусственного интеллекта // Вопр. философии. 1973. № 6. С.83 – 97.

  3. Барт Р.Мифологии. – М.: Изд-во им. Сабашниковых, 1996.

  4. Ван-Дер-Маас Ган.Что за метафорой? Синергетика и психология. Тексты. – М.: 1997. – Вып.1. Методологические вопросы. – С. 300 – 321.

  5. Докинз Р. Эгоистичный Ген. – Интернет ресурс.

  6. Карташев В. А.Система систем. Очерки общей теории и методологии. – М.: Прогресс – Академия, 1995.

  7. Лебон Г.Психология народов и масс. – С.Пб.: Макет, 1995. Copyright © vrtsv vrtsv@.

  8. Лоренц К.Агрессия. – М.: Прогресс, Универс, 1994.

  9. Марютина Т.М., Ермолаев О.Ю.Введение в психофи­зиологию. Уч. пос. – М.: Московский психолого-социальный институт Флинта, 1997.

  10. Палмер Д, Палмер Л.Эволюционная психология. Секреты поведения Homo sapiens. – Интернет ресурс.

  11. Поршнев Б. Ф. О начале человеческой истории (Проблемы палеопсихологии). – Интернет ресурс.

  12. Северцов А. Н.Эволюция и психика // Психологический журнал. 1982. №4. С. 149 – 159.

  13. Узнадзе Д. Н.Экспериментальные основы психологии установки. Психологические исследования. – М., 1966.

  14. Эфроимсон В. П.Родословная альтруизма (Этика с позиций эволюционной генетики человека). – Интернет ресурс.

  15. Jaspars J.M.The Nature and Measurement of Attitudes, Introducing Social Pсychology / Ed. Tajfel, C. Fraser. – Harmondsworth, 1984.

  16. Plomin R., DeFries J. C., McClearn G. E.Behavioral Genetic. A primer. Freeman a. Company. – N.Y., 1990. Р.401.

  17. Searle, J.The Construction of Social Reality. Free Press P.B. – N. Y., 1995.

  18. Toynbee A.The Christian understending of history // God, history and istorians / Еd. СТ. McIntire. – N.Y., 1977. P. 176 – 190.

В. Редюхин (Москва, Россия)

ПРИТЧА «ПЕЩЕРЫ»
ПЛАТОНА И БАЗОВЫЕ ПРОЦЕССЫ

В седьмой главе «Государства» Платон приводит притчу «пещеры»: одинокий человек, прикованный к стене и обращенный к ней лицом, судит о мире по отблескам света и отзвукам слабо доносящихся голосов. К нему приходит некто и, разбив цепи оков, выводит его к центру пещеры, туда, где горит костер и где собрались подобные ему люди. В своих дальнейших поисках он вместе со своим спутником обнаруживает выход на поверхность, но при этом, будучи временно ослепленным ярким солнечным светом, в ярости убивает проводника, который вывел его в новый мир и возвращается в миф пещеры.

Что могло бы произойти с точки зрения современного мировидения, если бы человек из мифа пещеры выждал, пока его зрение приспособится к необычному яркому освещению? Ему бы открылся многообразный мир плоской Земли со своим причудливым, но повторяющимся ландшафтом, путешествуя по которому он понял бы ее линейность в отличие от замкнутого пространства пещеры внутри Земли.

Далее, в своем неуемном желании заглянуть за горизонт он мог бы с суши земли добраться до воды и моря и, качаясь на гребнях волн, наблюдая за постепенно исчезающим парусом корабля, уходящего за горизонт, обнаружить, что Земля – круглая. Можно «подсмотреть», что там за горизонтом, поднимаясь или «подпрыгивая» вверх, снова опускаясь вниз, на время утрачивая привычную опору и равновесие, но заглядывая мимолетно в будущее.

Устремление «вверх», изобретение средств, позволяющих двигаться быстрее, приводит к тому, что человек, поднимется в воздух, построит ракету, приобретет первую космическую скорость, может стать спутником Земли. При этом ему откроется совершенно другая картина мира, всегда неполная за счет наличия «обратной стороны» и, возможно, изменяющаяся на каждом витке полета.

Наконец, преодолев все преграды, Человек вырвется в пространство открытого Космоса, в котором не видно не только Земли, но и само Солнце – лишь одна из бесчисленных звезд, заполняющих темную пустоту мироздания.

Не в силах пережить зависания в абсолютной пустоте, хаосе и шизофрении одиночества, Человек вынужден «сворачивать», ограничивать, замыкать свои представления, снова организуя для себя пещеру, на этот раз космическую.

Ситуация перехода (см. Рис. 1) от «выпуклой» пещеры (0) к линеарной поверхности (1) земли, а затем к попыткам заглянуть за горизонт выпуклой искривляющейся поверхности планеты (2), дальнейшее обнаружение зависимости видения самой поверхности от изменении положения в пространстве-времени (3), зависание во вневременном шизофреническом хаосе вечности (4) и побег от него в новую пещеру (0/) могут повторяться циклически в разных других контекстах, формируя соответствующим образом человеческое сознание, его мышление и его логику. Обозначения на рис. 1:

0 – профиль мифа пещеры, в котором возможна любая логика «здравого смысла» данного мифа, в этом смысле «логика исключенного первого»;

1 – логика линейного воспроизводства норм, машинная, единожды «промышленная», свойственная индустриальному обществу логика «исключенного второго»: только «ДА» (или только «НЕТ»);

2 – логика «исключенного третьего»: дихотомический выбор – или «ДА», или «НЕТ», классическая формальная логика с законом отрицания отрицания, дизъюнкцией, конъюнкцией, импликацией, правилами Де Морган;

3 – модальная тройственная логика «ДА»-«НЕТ»-«ВОЗ­МОЖНО»;

4 – шизофрениический хаос – бесконечнозначная континуальная логика: «все ВОЗМОЖНО»;

0/логика «космической» пещеры существования в новом мифе.

Рис. 1

Что-то уже знакомое проглядывает в выделении этих пяти пространств. Возникает соблазн соотнести нулевое пространство мифа пещеры с процессом «существования», первое, линеарное пространство воспроизводства с «функционированием», второе пространство и логику проектирования с «развитием», третье пространство и логику кооперации со «становлением», четвертое – с «хаосом» шизофренического творчества.

Основанием для этого могло бы выступать также и различение древними первозданного Хаоса и четырех стихий: Огня, Земли, Воды, Воздуха, – теми, что перекликаются с выделением в науке различных фазовых состояний материи: поля в вакууме, плазмы, твердого, жидкого и газообразного. Такое соответствие позволяет обнаружить связь Хаоса и стихий с пятью типами пространств: Огнем пещерного мифа; плоской линеарной поверхностью Земли; с Водой и гребнями волн, позволяющих взлететь ввысь, заглядывая вперед и прогнозируя будущее; с Воздухом поддерживающим полет вокруг земли; с шизофренической пустотой и Хаосом открытого космоса.

Интерпретации смены этих мета-процессов в известной модели теории катастроф выглядит на рис. 2 следующим образом.

Рис. 2

При небольших изменениях ситуация «устойчиво качается» вокруг Мифа-1. В ответ на изменения и, как следствие, возможную демифологизацию в точке А, включаются внутренние линейные механизмы функционирования с отрицательной обратной связью, принудительно возвращающие ситуацию в «состояние мифологического» покоя. Так как внутренние ресурсы одной доминанты ограничены, то раньше или позже изменения становятся необратимыми, амплитуда отклонений проходит «точку невозвращения Х» и ситуация «сваливается» в режим стагнации в хаос. Начинается «падение в пропасть» и, хотя в точке В уже появляется Пра-Идея, тем не менее ситуация (новая идея еще не стала движущей силой!) по инерции продолжает внешне ухудшаться, хотя внутренне уже идет процесс становления.

Реальные признаки «улучшения» возникают при прохождении точки С, после которой начинается процесс развития, принимающий в точке D вид «режима с обострением». Далее, возникновение структур тормозит развитие, переводя его в нормальной функционирование в точке Е. Нормы, становясь традицией, образуют новый Миф-2, вследствие которого любые изменения обмирают и замирают, время останавливается, прошлое и будущее отсутствуют, сливаясь в «стоящем» – на­сто­ящем, и ситуация циклически повторяется заново, начиная с точки F.

Остановка в любой точке кривой приводит к «закукливанию» в очередной промежуточный миф и последующему неизбежному для одной доминанты спаду и новой стагнации. Для того чтобы двигаться, необходим механизм изменений.

В некотором отношении смена мета-процессов характеризует рождение, жизнь и смерть идеи и этапы ее становления в данной ситуации. «Любая идея только в самом начале живет и властвует над умами людей, включая самых сильных и умных. Потом вера сменяется суеверием, поклонение – обрядами, и все кончается лицемерием жрецов в их борьбе за сытую и праздную жизнь», – так описывает этот циклический процесс Иван Ефремов в «Таис Афинской».

Конечно, в реальной ситуации доминирует не одна идея, а множество идей с разными возрастами и разными пульсоритмами (амплитудами) и темпоритмами (периодами) их жизни. Есть идеи-«однодневки», у которых время жизни от B до F измеряется минутами. Да, и амплитуды овладения идеей «массами» в данной ситуации разные. Но для устойчивого развития управленцу и политику необходимо иметь под рукой идеи-доминанты с разными пульсо-ритмами и темпоритмами. «Одну ягодку беру, на другую смотрю, третью примечаю, а четвертая – мерещится».

В онтогенезе ситуация сборки всех мета-процессов в целостность могла бы выглядеть в виде «матрешки» с взаимопроникающими слоями, выстраивающимися в порядок в зависимости от самоопределения субъекта слоями (см. рис. 3):

Рис. 3

Эти процессы можно различить в любой ситуации: были бы соответствующие глаза, как профессиональное средство, и желание или потребность различить и «одеть» эту картинку на себя, найдя в ней место для самоопределения. И при умении увидеть, «распредметить», схватить, перейти самостоятельно из одного слоя в другой картина превращается в сеть, неограниченную по числу возможных путей-траекторий движения, но конечную по числу возможных параметров порядка (см. рис. 4):

Рис. 4

Впрочем, нужно отчетливо и самоиронично понимать, что все вышесказанное – всего лишь только еще один новый миф, как безнадежная попытка «примирить» разные логики мышления.

Кроме схем молчат и безмолвствуют еще и символы. Точка, направленная линия, замкнутый контур фигуры, разворачивающаяся спираль, пустое пространство – пять фигур, имитирующих на плоскости (на экране мышления как осознания своего сознания?) эти (и только эти!!!) возможные инварианты представлений о профилях логики как отражения физической топологии пространства (см. рис. 5):

0) 1) 2) 3) 4)

Рис. 5

Объединяет этот ряд понятие «расстояния» (масштаба): при мысленном приближении к чему-то (объекту, субъекту, процессу, сложно организованному клубку взаимоувязанных нитей...) изменяется масштабность; в рамке «пустого» пространства сначала возникает точка, при взгляде «сбоку» – вектор, затем круг с левым или правым вращением, спираль цикла, фигура, ее фон (внешний и внутренний контур как целое), затем обрамляющие и заполняющие клубок линии, затем, при входе «вовнутрь» – только клубы, окружающий туман и атмосфера. Наконец, эту линейную последовательность приближения и изменения масштабности можно увидеть целиком, то есть перейти к целокупному видению всех этапов «путешествия» одновременно (рис. 4): восточной медитации на точке, погружения в миф существования, его рационализации и выстраивания иерархии представлений с включенной или не включенной предельной точкой, линейного прогресса, герменевтического круга, размыкаемого затем в спираль развития, «пустого», незаполненного пространства для неудержимого творчества и самовыражения.

Рамочные представления: хронотоп

Человеческая способность к творчеству переполнила ныне чашу возможностей для одновременного удержания и частностей и целостности как в сознании отдельных людей, так и групп. «Интернет тут правит бал». Информационный бум, взлетающий по экспоненте, грозит человеку полным хаосом непонимания ни самого себя, ни окружающего мира. Вследствие перегруженности назревает потребность разложить материал по полочкам, произвести с собственным сознанием примерно то, что сделали греки с египетской культурой после гибели александрийской библиотеки, составив каталоги ее текстов.

Одна из таких возможностей – введение пространственно-временных границ и рамок сознания, которон разными авторами называется по-разному: хронотоп (Узнадзе, Мамардашвили), табло сознания (Щедровицкий, Лефевр) и т. д.

Исходя из вышеизложенных представлений о приоритете топологии пространства (физического, природного, социального, интеллектуального и т. д.), можно, без ограничений общности, выделить при рассмотрении любого замкнутого контура (хронотопа) следующие детали: 1) его границы (рамку, форму), 2) внутреннюю часть (контент, содержание, морфу) и 3) внешнюю (контекст, фон).

Границы (даже замкнутые) могут быть как открытые (фрактальные, имеющие возможность для «просачивания» и диффузии), так и закрытые, наглухо отгораживающие внутреннее содержание от внешнего.

Внутренняя часть, в зависимости от точки зрения, наличного опыта и самоопределения субъекта, который рассматривает контур, может быть устроена по-разному, например:

– полагание «себя»;

– своей активности на границе внешнего и внутреннего;

– внешнего предмета активности;

– табло (хронотоп) своих представлений о ситуации в тех или иных контекстах и рамках «другого», «чужого» и «иного».

В рамках взаимодействия субъектов, другие позиции могут быть выстроены в иерархию и носить разные «имена»: деятель и сопровождающий его управленец, организатор; в большем масштабе: проектировщик, затем оргпроектировщик, – но в любом случае все вспомогательные работники могут быть замкнуты на основную позицию деятеля. Деятельность выступает как осознанная человеческая активность по изменению отношений во внешнем или/и внутреннем мире (разграниченных контуром) и между ними (см. рис. 6).

Рис. 6

С точки зрения управленца, можно проиллюстрировать вышеизложенные различения разных мета-процессов и присущих им собственных профилей логик «на пальцах».

Большой Палец ладони руки определяет логику тождественности совместного существования в общем социальном мифе всех пяти пальцев. В таком случае для общения существует только МИФ, как МИГ стоящего «настоящего», МИР, зависший между прошлым и будущим, – «именно он называется жизнь». Но резервы заканчиваются и Большой Палец, еще вчера оптимистично направленный вверх, неминуемо начинает переворачиваться вниз (как в финале боя гладиаторов). В МИФЕ царствует логика «здравого смысла» как отсутствие всякой осмысленной логики. Логика «исключенного первого». Типичный ее представитель – обыватель как обитатель городской среды, сначала голосующий «за» президента, губернатора, мэра, а потом бастующий и садящийся на рельсы.

Следующий Указательный Палец и соответствующая ему машинная (дидактическая, индустриальная, руководящая, промышленная...) логика воспроизводства норм и функционирования структур. (И только так! Упал – отжался! Паршивую овцу из стада вон!). Логика – «Только ДА». Логика «исключенного второго». Типичный представитель – бюрократ, чиновник, промышленник, технарь, хозяйственник.

Средний Палец (фаллический, вертикально стоящий, все порождающий, и сам склонный к иерархии) – палец развития систем, напрямую связанный с конфликтами, разногласиями, противоречиями. Ему соответствует дихотомическая логика выбора и исключенного третьего: или «ДА», или «НЕТ». Типичный представитель – деятель, предприниматель, оппозиционер, прогрессор, для которого пафос борьбы важнее всего.

Безымянный Палец (пока он безымянный, так как не созрела еще в общественном сознании подобная практика действия, то нет и соответствующего обозначающего русского слова) связан с тройственной логикой самоопределения «ДА-НЕТ-ВОЗ­МОЖ­НО», с логикой кооперации, консолидации, солидаризма, построенного не на идее соборности как сплочения против общего врага, не в борьбе и дружбе «против», а коллективно распределенной деятельности «за» и «для» в становящихся сетях. Не зря на нем носят обручальное кольцо. Позиция нетипичная, ее возможное имя-название – «социальная сваха», сшиватель, «оверлогер», «кооперант». Позиция, по принципу противостоящая корпоративной культуре и ориентированная на кооперативную, сетевую культуру, мышление, поведение.

Мизинец – символ шизофренического (иного не бывает!) свободного творчества (и интеллектуального одиночества в пустом пространстве). Логика бесконечнозначная – «ВСЕ ВОЗ­МОЖ­НО». Это – поэты, художники, демиурги, авторы...

Логики не бывают «плохие» или «хорошие», дело в их соответствии сложившейся ситуации. Что же лучше – «ковырять» в своем предмете муниципального управления одним пальцем или иметь полноценную руку? Вопрос риторический. Вот только как научиться теперь этой рукой управлять в коммуникации, мышлении и деятельности, чтобы пальцы могли синергетически складываться в разные конфигурации от щепоти до кулака, а если надо, то и в кукиш? Это – личностная проблема каждого. Ведь личное средство можно освоить только самостоятельно. «...Все, что сбыться могло, Мне, как лист пятипалый, Прямо в руки легло. Только этого мало...» (Арс. Тарковский).

Возможные представления о себе и других как об обывателе, обитателе мифа существования, функционере, прогрессоре, оверлогере или творце могут помочь стать более адекватным сложной современной ситуации.

Виды активности возникают при построении модели человека, который, на наш взгляд, может действовать, общаться, переживать и сознавать это. В деятельностном подходе, связанном с развитием, это маркируется как выделение трехслойки «деятельность-мышление-коммуни­кация», погруженной в чувственные переживания. Под деятельностью в самом широком смысле понимается осознанное изменение отношений во внутреннем («мое-свое») и внешнем мире, а, также между ними. Мышление при этом выступает как осознание своего сознания в коммуникации с другими, иными, чужими, или с самим собой. Типология организации предметного материала, в соответствии с размерностью логик, также обсуждалась ранее.

Теперь время поговорить о подходах к типам рамок. Они возникают как части общей ментальной картины на рис. 3. Если в хронотопе осознания удерживается только неизменяющийся предмет активности и не вводится временная характеристика, то можно говорить об объектном подходе к построению хронотопа. Если же временные изменения присутствуют, но не включен сам субъект активности, то такой подход к объектам и процессам обычно называют объективным. В случае, если новые представления основываются на уже имеющихся в сознании, то присутствует субъективный подход, налагающий волюнтаристские акценты в коммуникации. Если сохраняется полная картина с включением уже данного и других субъектов, то логично такой подход пометить как субъектный. Переход к нему возможен для группы при задавании вопросов на расширение рамок хронотопа и его состава. Например, на определение границ «своего» и «чужого», описания ситуации с разных позиций и т. д.

Каждому подходу соответствует свой тип сервисных составляющих деятельностей в зависимости от выбранной структуры акта деятельности, например: позицирование, анализ, построение позиционных средств, проектирование, программирование, ресурсное обеспечение, планирование, реализация.

Ситуационный анализ позволяет построить целостную и связную, непротиворечивую относительно частей феноменальную картину исследуемого объекта в разных срезах и контекстах. Структурный анализ выделяет элементы и инвариантные связи между ними, их разрывы. Позиционный анализ описывает цели и средства участников ситуации и отношения между ними. Рефлексивный анализ предполагает описание действий в ситуации самого субъекта анализа. Проблемный (он жересурсный) анализ предполагает переход от проблемной ситуации к ситуации выделения и построения иерархии проблем, для того чтобы превратить отслеженные разрывы и лакуны в потенциальные ресурсы.

Как и любая идеализация введенная типология подходов является формальной, так как в реальной практике общения, действий и осознания границы между подходами фрактально размыты и могут быть зафиксированы только на ограниченном отрезке взаимодействия участников ситуации. Тем не менее, выделение подходов позволяет соорганизовать коммуникацию в группе непосредственного общения, когда отсутствует сам обсуждаемый объект.

По-разному выглядит типология ментальных картинок в хронотопе с точки зрения пяти базовых процессов. Попарно эти пять картинок сознания (хронотопов) несовместимы. Выход в целостном представлении об их непротиворечивости и построении связной циклической последовательности переходов, запуске мыслительного аттрактора, стягивающего смыслы в отчетливую, внятную и членораздельную систему. Другими словами, пафос предлагаемых нами представлений не в создании новой типологии по новым основаниям, вместо или наряду с существующими, а в попытке преодоления «замкнутости», без выпадения в «дурную бесконечность» редукции или рефлексивной возгонки; в одновременном удержании конечного числа норм (предельных параметров порядка); построении циклического отношения между ними; в переходе от линеарных представлений к циклическим. В обреченной попытке одновременности удержания различения, обобщения и оформления, ухода от дихотомии и противопоставления редукции многообразию, дискурсу и метафоре; фигуры – фону и границам; в надежде на согласование различных модальных логик и обретении возможности самостоятельно «прыгать» по пяти выделенным пространствам и процессам, управляя своим собственным сознанием и мышлением.

Быть может, это позволит организовать коммуникацию для кооперации конкурирующих систем в условиях общей недостаточности ресурсов. Кооперация в данном тексте понимается как неотчуждаемый обмен продуктами активности между участниками ситуации, приводящий к синергетическим эффектам.

РОЗДІЛ IV. КОСМОЛОГІЯ В ОБЛИЧЧЯХ

Гамов Георгий Антонович

(1904 – 1968)

Георгий Антонович Гамов – известный советско-амери­канский физик. Написал формулу, явившуюся началом теоретического обоснования альфа-распада ядер. Выдвинул гипотезы «Горячей Вселенной» и «Большого Взрыва». Автор теории образования химических элементов, согласно которой все вещество изначально состояло из нейтронов. Сталкиваясь, два нейтрона образуют дейтрон (ядро, состоящее из нейтрона и протона) и электрон. Захватывая нейтрон, дейтрон превращается в ядро трития (ядро, содержащее два нейтрона и один протон), которое в свою очередь тоже может захватить нейтрон – и так до образования ядер с массой порядка 250. Гамов участвовал в разгадке генетического кода 8.

На сайте /tablicabibl.htm дана более подробная и интересная информация. Родители Гамова были учителями: отец – Антон Михайлович Гамов, преподавал русский язык и литературу, мать – Александра Арсеньевна Лебединцева – историю и географию. Юра (так звали Гамова в детстве) рано остался без матери, которая умерла, когда сыну было 9 лет. В 1913 г. Гамов поступил в Одесское реальное училище и спустя 7 лет окончил его (1920). Среди товарищей по училищу выделялся хорошим знанием математики и физики, легко усваивал иностранные языки, любил литературу, особенно поэзию.

После окончания реального училища Гамов поступил на физико-математический факультет Новороссийского (Одесского) университета. В этом ВУЗе будущий ученый проучился только год, после чего отправился в Петроград, где, как он слышал, «…физика начала процветать после ее зимней спячки в революционный период». Сдав экзамены по высшей математике и ряд зачетов за 1-й курс, Гамов стал с 1 августа 1922 г. студентом Петроградского университета. Одновременно приходилось подрабатывать на жизнь. Старый знакомый отца профессор Лесного института В. Н. Оболенский помог устроиться на работу метеорологом-наблюдателем метеостанции. На этой службе, дававшей ему не только заработок, но и жилье, числился до начала 1924 г. В том же году Гамов недолгое время работал преподавателем физики и метеорологии в Петроградской артиллерийской школе имени Красного Октября. Лектор-студент получал кроме жалованья полковника еще и офицерскую форму, в которой он должен был выходить на преподавательскую кафедру перед красными курсантами. Эта не вполне серьезная воинская служба, с которой Гамов распрощался в том же году, имела далеко идущие последствия в его жизни. В будущем, как бывший офицер Красной Армии, он не будет привлечен к участию в Манхэттенском проекте создания атомной бомбы, а в период работы над водородной бомбой в Лос-Аламосской лаборатории должен будет давать объяснения специальной Комиссии по атомной энергии. Полный курс физико-математического факультета Гамов завершил в декабре 1924 г., диплом об окончании Ленинградского государственного университета (ЛГУ) он получил весной 1925 г. Все экзамены сдавались им с высшей оценкой, сбой имел место лишь с Конституцией СССР, историей мировой революции и диалектическим материализмом. Успехи по основным предметам давали право на продолжение учебы в аспирантуре, и в 1925 г. Гамов под руководством профессора Д. С. Рождест­вен­ского начал работу, связанную с изучением спектров различных газов. Очень быстро выяснилось, что работа экспериментатора отнюдь не сильная сторона аспиранта Гамова, и вскоре он решил перейти к чисто теоретической деятельности. Научным руководителем его становится профессор Ю. А. Крутков. В этот период Гамов сдружился и проводил много времени с учившимися в ЛГУ А. Д. Ландау и Д. Д. Ива­ненко. «Три мушкетера» старались быть в курсе основных новостей физики. Предметом горячих обсуждений являлись успехи квантовой механики, связанные с работами Гейзенбурга и Шрёдингера. Результатом обсуждений явились первые две теоретические статьи Гамова, опубликованные в 1926 г. в зарубежных журналах. В 1928 г. по рекомендации профессора О. Д. Хволь­сона аспирант Гамов был направлен на научную стажировку в Геттинген, являвшийся центром развития квантовой механики. Здесь Гамов пишет статью, опубликование которой в 1928 г. сделало его имя известным среди физиков. В этой работе Гамов применил квантовую механику для объяснения взаимодействия α-частиц с ядром атома. Результатом стало новое представление о потенциальном барьере атомных ядер (туннельный эффект).

После окончания 4-месячной стажировки в Геттингене Гамов переехал в Копенгаген, где Датская Академия наук предоставила ему годичную Карсбергскую стипендию для работы у Нильса Бора в Институте теоретической физики.

Уехав в июне 1928 г. за рубеж аспирантом, Гамов возвратился в Ленинград в мае 1929 г. известным всему миру ученым. Об его научных успехах писала «Правда», пролетарский поэт Д. Бедный посвятил молодому ученому стихи.

По представлению Э. Резерфорда, а также А. Н. Кры­лова и Ю. А. Круткова, Гамову была присуждена Рокфеллеровская стипендия для работы в течение года в Кавендишской лаборатории в Кембридже. В конце сентября 1929 г. он уже в Англии. 25-летний Джордж вел себя теперь соответственно новому научному и общественному статусу: открыл счет в банке, брал уроки игры в гольф. Работал плодотворно: за время этой командировки им были написаны 8 статей и первая научная монография «Строение атомного ядра и радиоактивность», изданная на английском и немецком языках. По ходатайству Нильса Бора, советское посольство в Дании продлевает действие заграничного паспорта Гамову еще на 6 месяцев. Тем временем Комиссия по загранкомандировкам Наркомпроса РСФСР потребовала от ЛГУ объяснений по поводу затянувшегося пребывания ученого за рубежом. Следующая попытка продлить действие заграничного паспорта еще на полгода оказалась безуспешной, и весной 1931 г. Гамов возвратился в Россию.

Выполняя обязанности доцента ЛГУ, ученый работал также физиком в Радиевом институте и в Ленинградском физико-техническом институте (ЛФТИ). Вскоре Гамов с сожалением отметил ухудшение общего морально-психоло­ги­ческого климата, в котором приходилось работать ученым и преподавателям. «Наука была подчинена официальной государственной философии диалектического материализма, – вспоминал он много лет спустя, – любое отклонение от правильной (по определению) диалектико-материалистической идеологии считалось угрозой рабочему классу и сурово преследовалось».

Увы, общая установка касалась и такой, казалось бы, нейтральной области науки, как теоретическая физика. Получив приглашение прочитать популярную лекцию в Доме ученых, Гамов начал объяснять собравшимся принцип неопределенности Гейзенберга, однако председательствовавший прервал объяснения и закончил лекцию. На следующей неделе Гамов получил указание не говорить в публичных лекциях о неопределенности как фундаментальном принципе физики.

В ноябре 1931 г. произошли изменения в личной жизни ученого: он вступил в брак с Л. Н. Вохминцевой. Красивая, честолюбивая жена, по-видимому, оказывала большое влияние на Гамова. С какого-то момента их выезд за границу становится «идеей фикс», в действиях ученого появляется элемент авантюризма. Летом 1932 г. вдвоем с женой они сделали попытку, отплыв на байдарке от берегов Крыма, пересечь Черное море, чтобы добраться до Турции. К счастью, ветер отнес их обратно к Крымскому побережью, иначе «путешествие» могло окончиться трагически. Естественно, истинную цель плавания беглецы не открывали, сославшись на то, что их унесло в море ночным бризом. Не удалось реализовать супругам и план перехода через финскую границу на лыжах: первая же разведка обстановки вблизи границы убедила их в нереальности проекта.

Неожиданно ситуация значительно упростилась: из Наркомпроса пришло письмо, официально уведомлявшее Гамова, что он делегируется Советским правительством на Международный Сольвеевский конгресс по ядерной физике, который должен был состояться в октябре 1933 г. в Брюсселе. Ученый предъявил ультиматум: либо ему разрешают поехать в Брюссель вместе с женой, либо он вообще отказывается выступать на конгрессе. На этот раз власти пошли ему навстречу, что объяснялось в первую очередь ходатайством к Советскому правительству знаменитого физика П. Ланжевена и поручительством за Гамова руководителя делегации академика А. Ф. Иоффе, а также члена-корреспондента АН СССР Я. И. Френ­келя. Из этой поездки Гамов на родину не вернулся. После Сольвеевского конгресса ученый по 2 месяца читал лекции в Радиевом институте в Париже, в Кавендишской лаборатории в Кембридже и в Копенгагене у Н. Бора. В 1934 г. Гамов отплыл в США, где проходила его жизнь в течение последующих 30-ти с лишним лет.

Отношение к факту невозвращения Гамова в СССР было неоднозначным. Отрицательно отнеслись к этому Э. Ре­зер­форд, отказавшийся принимать новоявленного эмигранта в Кавендишской лаборатории без разрешения Советского правительства, и Н. Бор, считавший, что Гамов подвел П. Ланже­вена. Многие полагали также, что история с Гаммовым повлияла на то, что в октябре 1934 г. П. Л. Капице было запрещено вернуться для продолжения работы в Кембридж. Сам Гамов написал в воспоминаниях, что «это определенно неправда».

В конце 1934 г. эмигрант из России получил должность профессора в Вашингтонском университете. В числе первых, кого Гамов пригласил к себе в сотрудники, был Эдвард Теллер. К середине 1936 г. Гамов и Теллер совместно установили так называемое правило отбора в теории бета-распада. Начиная с 1938 г., основным направлением исследований Гамова стало использование методов ядерной физики для интерпретации процессов звездной эволюции. Ученый первым начал рассчитывать модели звезд с термоядерными источниками энергии, исследовал эволюционные треки звезд. Совместно с М. Шёнбергом в 1940 – 1941 гг. Гаммовым была установлена роль нейтрино в резком увеличении светимости при взрывах новых и сверхновых звезд. В 1942 г. Гамов опубликовал работу, в которой исследовал энергетический баланс и предложил модель оболочки красных гигантов.

В период Второй мировой войны Гамов сотрудничал с Военным ведомством США в качестве консультанта отделения взрывчатых веществ; проводил работу по изучению детонации и ударных волн при взрывах разных типов. По окончании войны Гамов побывал на атомном полигоне Бикини. В 1948 г. ученый получил допуск к секретам особой важности и вместе с Э. Теллером и С. Улемом работал в Лос-Аламосе по проекту создания водородной бомбы.

Как ученого Гамова по-прежнему занимали в первую очередь проблемы астрофизики и космологии. В 1946 – 1948 гг. им была разработана теория образования химических элементов путем последовательно нейтронного захвата и модель «горячей Вселенной». В этот же период он высказал гипотезу движения материи Вселенной вокруг отдаленного центра вращения.

Постепенно Гамов приобрел широкую известность в США, чему способствовала его активная популяризаторская деятельность. Из написанных им почти 30 книг большинство являлось научно-популярными («Создание Вселенной», «Звезда, названная Солнцем», «Тяготение», «Квантовая механика» и др.). При написании многих книг Гамов выступал в роли не только автора, но и художника. За свои научно-популярные публикации Гамов был удостоен в 1956 г. Калинговской премии ЮНЕСКО, своего рода поощрением стал также лекционный тур по Индии и Японии.

С 1956 г. Гамов стал профессором Университета штата Колорадо. К этому периоду относится предсказание ученым реликтового излучения с расчетной оценкой его температуры в 6 ˚К. Теоретическое предсказание Гамова подтвердилось в 1965 г., когда реликтовое излучение было открыто экспериментально. Гамову принадлежит также разработка модели звездного коллапса. Интересы Гамова не ограничивались теоретической физикой и космологией. Эмигрант из России был первым, кто вполне определенно сформулировал принципы генетического кода.

Гамов являлся членом Академии искусств и наук США, Международного астрономического союза, Американского физического общества и ряда других научных обществ и академий. Умер он на 65-м году жизни в небольшом городе Боулдер в горной местности штата Колорадо, где провел последние 10 лет жизни. В памяти тех, кто с ним встречался, сохранился очень живой образ этого высокого, голубоглазого, с вьющимися волосами человека, большого эрудита и юмориста. О его шутках и выдумках ходили легенды. Написав, например, вместе с Р. Альфером фундаментальную статью о состоянии вещества при Большом Взрыве, Гамов уговорил войти в авторский коллектив и Х. Бете. Статья, опубликованная в журнале «Physical Revue» 1 апреля 1948 г., имела неповторимое, с точки зрения греческого алфавита, сочетание авторов: Альфер-Бете-Гамов. Через всю жизнь Гамов пронес большую любовь к поэзии. Обладая удивительной памятью, Гамов владел 6-ю языками, помнил большое количество стихов и целые поэмы. Участвуя в разработках многих фундаментальных научных проектов ХХ в., он во многом определил облик современного естествознания.

Чижевский Александр Леонидович

(1873 – 1964)

Биофизик, археолог, основоположник гелиобиологии. Установил зависимость между циклами активности Солнца и многими явлениями в биосфере. Работы по действию отрицательных и положительных ионов в воздухе (аэроионов) на живые организмы, по практическому применению аэроионизации. Исследовал пространственную организацию структурных элементов движущейся крови. В 1942 – 1958 гг. был репрессирован» – такая информация дана о нем в Большом энциклопедическом словаре (1999).

На сайте об исследованиях А. Л. Чи­жев­ского дана более полная информация. Приводим ее с некоторыми сокращениями: «Первый Международный Конгресс по Биологической Физике и Биологической Космологии в Нью-Йорке, в соответствии с многочисленными представлениями, внесенными членами Конгресса, поставил на общее голосование при открытии Конгресса кандидатуру профессора доктора наук А. Л. Чижевского, члена Академии Наук, на пост Почетного Президента Конгресса, одновременно с кандидатурами проф. д’Арсонваля, проф. Ланжевена и проф. Бранли. Как известно, проф. Чижевскому принадлежит приоритет ряда капитальных открытий в биофизике, электрофизиологии, медицине и других областях естествознания. Эти открытия имеют для человечества первостепенное практическое значение и развертывают широкие горизонты в науках о жизни. Проф. Чижевский смело перебрасывает мосты между явлениями природы и вскрывает закономерности, мимо которых проходили тысячи естествоиспытателей...

Открытия в области биофизики и электрофизиологии

Нашему Почетному Президенту проф. Чижевскому принадлежит честь открытия в 1919 г. биологического и физиологического действия униполярных аэроионов и затем – в последующие годы – всесторонняя разработка этого открытия применительно к медицине, ветеринарии, сельскому хозяйству, индустрии, строительству зданий и городов и т. д. Он впервые установил действие положительных и отрицательных униполярных аэроионов на функциональное состояние нервной, сердечно-сосудистой, эндокринной систем, на кроветворные органы, на морфологию, физику и химию крови, а именно на количество и качество белой и красной крови, процент гемоглобина, окислительно-восста­новительные процессы, изоэлектрические точки и электрокинетические потенциалы форменных элементов и коллоидов серума, на вязкость, поверхностное натяжение крови, количество в ней сахара, каталазы и т. д., наконец, на температуру тела, его пластическую функцию, обмен веществ и пр. При этих исследованиях оказалось, что аэроионы отрицательной полярности сдвигают все функции в благоприятную сторону, а аэроионы положительной полярности часто влияют крайне неблагоприятно. Эти исследования позволили проф. Чижевскому глубоко проникнуть внутрь живой клетки и впервые показать, какое значение имею положительные и отрицательные заряды в ее жизнедеятельности.

Открытия в области медицины

Благодаря той важнейшей роли, которую играют в жизнедеятельности организма униполярные отрицательные аэроионы (главным образом ионы кислорода воздуха), открытие биологического и физиологического их действия является в то же время одним из фундаментальных завоеваний терапевтической медицины ХХ в. Метод получил широкое применение в медицинской практике многих стран при болезнях дыхательных путей, носоглотки, сердца и сосудистой системы, желудочно-кишеч­ного тракта, болезней обмета веществ, инфекционных, аллергических, гинекологических, кожных, ревматических заболеваний, при малярии, детских болезнях, в акушерской практике, при лечении гнойных ран, некротических флегмон, при сращивании костей, при постоперационных шоках и др. Аэроионы применяются при выращивании недоносов, при переливании крови, при вакцинации и в других случаях. Уже в ряде передовых стран аэроионифицируют больничные палаты, санатории, курзалы, аудитории, служебные помещения, конторы, залы для физкультуры и спорта, заводы и фабрики, частные квартиры и т. д. Униполярные аэроионы способствуют стерилизации воздуха, очищению его от пыли и микроорганизмов и применяются в операционных, в бактериологической практике, в пищевой индустрии, при изготовлении вакцин и т. д. Наконец, аэроионы, по инициативе автора метода, получают применение в кислородных камерах при оксигенотерапии, в кислородных подушках и т. д. для биоактивировки кислорода...

Труды в области продления жизни

Особое место в трудах об искусственной аэроионизации занимают исследования проф. Чижевского в области профилактики старения или продления жизни. Изучая беспрерывно в течение 15 лет (1919 – 1934 гг.) животных, систематически подвергавшихся воздействию отрицательных аэроионов, автор заметил поразительное явление: жизнь таких «аэроионизированных» животных значительно удлинялась (до 45%) по сравнению с идентичным контролем. Он создал новую электро-белково-коллоидную теорию, прекрасно объясняющую это явление.

Открытие замедления старения и продления жизни под влиянием систематического вдыхания отрицательных аэроионов, т. е. перманентной стабилизации белково-коллоид­ных тел в структурах организма, является глубоко практическим открытием эпохального для человечества значения. Впервые в истории науки массовое продление жизни человека ставится на рациональную и реальную почву: всюду, где есть электроосветительная сеть, там легко создать аэроионизацию...

Открытие в области физиологии дыхания.

Реорганизация зданий и городов

Работая над изучением механизмов действия аэроионов, проф. Чижевский делает ряд открытий, которые свидетельствуют об их авторе, как о блестящем экспериментаторе. В 1937 г. он устанавливает факт умерщвляющего действия дезионизированного (лишенного всех аэроионов) воздуха. Все животные после непродолжительного пребывания в естественном, но дезионизированном воздухе начали болеть, слабели, отказывались от пищи и погибали от отравления недоокисленными продуктами обмена.

Если же во время опыта после наступления тяжелого болезненного состояния у животных не доводить их до гибели, а снабдить воздух отрицательными аэроионами, то животные выздоравливают.

Данные исследования в совокупности со всеми прочими работами по аэроионификации настоятельно требуют немедленной реорганизации воздушного режима всех населенных и обитаемых помещений, начиная от частных квартир и кончая служебными и общественными зданиями. Специальными исследованиями школы проф. Чижевского показано, что в населенных помещениях воздух дезионизирован (отсутствие легких отрицательных ионов). Эти факты должны революционизировать строительство зданий и обеспечить человеку биологически благотворный воздушный режим с определенным количеством аэроионов отрицательной полярности, сохраняющих здоровье и удлиняющих жизнь.

Воздух наших жилищ, как и воздух промышленных городов, содержит в себе огромное число тяжелых ионов положительной полярности, которые являются «экскретами дыхания и отбросами работы фабрик и заводов и обусловливают собою при вдыхании резкое повышение смертности, заболеваемость, переутомление и другие физиологические и биологические бедствия городского населения.

Недалеко то время, когда управление аэроионным режимом воздуха в жилых помещениях и городах станет таким же обычным явлением, каким уже стало управление освещением.

Основание новой отрасли физиологии

Для того чтобы понять механизмы благотворного действия отрицательных аэроионов наш Почетный Президент проф. Чижевский должен был изучить белково-коллоидные электроструктуры внутри организма в крови, клетках, тканях и органах В результате этих глубоких и тонких изысканий оказалось, что во всех клетках и тканях организма непрерывно взаимодействуют, перемещаются и балансируют электростатические заряды, осевшие на белковых дисперсных элементах, причем отрицательным зарядам принадлежит особо активная роль.

Падение иммунитета, различные заболевания, переутомление, склероз, старение организма тесно связаны с изменением электростатического баланса, с уменьшением отрицательного потенциала, с перезарядкой или разрядкой электроотрицательных систем в клетках организма Электростатические заряды в крови, клетках, тканях и органах играют основную роль во всех физико-хими­ческих процессах, в преобразовании белково-колло­идных тел, в клеточном обмене и т. д. Многочисленные опыты его учеников показали, что достаточно организму в течение нескольких минут побыть в отрицательно ионизированном воздухе, как электрический потенциал всех клеток организма начинает возрастать и долго держится потом на достигнутом уровне.

Таким образом, впервые была доказана реальная возможность управлять электростатическим багажом внутри организма.

К этой категории работ проф. Чижевского относится открытие легочного, гуморального, тканевого и клеточного электрообмена – электростатистического динамизма – важнейшего физиологического феномена, управляющего электрическими функциями крови и клеток (теория – совместно с доктором Васильевым в 1932 г).

Труды в области практического животноводства

В 1930 г. проф. Чижевский начал применять свое открытие – искусственные униполярные аэроионы – к сельскохозяйственным животным в целях стимуляции продукции, терапии и профилактики Обширными исследованиями были охвачены многие животные – коровы, овцы, свиньи, кролики, птицы, пчелы и т.д. Опыты велись в промышленной обстановке, в скотных дворах, овчарнях, свинарниках, и в опытах участвовали сотни голов скота и тысячи кур. Изучался прирост в весе мяса, литраж молока, число яиц, количество шерсти и пр., а также и качество продукции. Изучалось потомство «ионизированных» животных и птиц Искусственные аэроионы увеличивают и улучшают продукцию животных и птиц в холодные сезоны года, особенно благотворно сказываясь на молодых, растущих организмах. Аэроионы резко сокращают заболеваемость и смертность. Они являются прекрасным биостимулятором, который может быть легко применен в любом электрифицированном хозяйстве и дать блестящий промышленный эффект.

Труды в области практического растениеводства

В тот же промежуток времени проф. Чижевский с многочисленными учениками вел исследования по влиянию искусственных униполярных аэроионов на семена и растения (в теплицах, парниках и грунте). Опыты носили чрезвычайно обширный характер. Число семян и растений с индивидуальным учетом каждого семени в отдельности доходило до 200000. Семена, проходя конвейером под аэроионной бомбардировкой, приобретают новые качества: Энергия прорастания их увеличивается в несколько раз, и урожайность повышается. Электроанализ таких семян показал, что их клетки приобретают высокий электрический потенциал.

Полученные проф. Чижевским эффекты должны иметь особо важное значение в засушливых районах, где степень урожайности зависит от быстроты всхожести...

Гуманитарное значение трудов проф. Чижевского

Вопросы, связанные с лечением отравлений ядовитыми газами во время химической войны, находятся в связи с исследованиями проф. Чижевского об интратрахеальном введении высокозаряженных лекарственных аэрозолей, дающих возможность покрывать всю поверхность легочной ткани тонкодиспергированным бальзамическим и другими лекарственными веществами и вводить лекарства прямо в кровь.

О том, что аэроионы могут иметь особо благотворное значение в газоубежищах и бомбоубежищах, утверждают многие специалисты по массовой противохимической защите...

Всемирное распространение метода аэроионификации

Аэроионификация, введенная, подобно электрической лампочке Эдисона, повсеместно в широкий быт человечества, должна будет привести к физическому укреплению и оздоровлению огромных человеческих масс. Уже в наши дни этим методом можно охватить 3/4 всего человечества, населяющего Землю...

Открытия в области эпидемиологии

Необычны по силе и смелости мысли его обширные исследования по эпидемиологии в 1915 – 1939 гг. Они неожиданно вскрыли радиационные механизмы эпидемий, радиоволны космического происхождения...

Русскому ученому удалось обнаружить очень мощный двигатель экзогенного происхождения, стоящий в резонансе с живыми клетками и с биосферой Земли вообще. Эти фундаментальные труды проф. Чижевского чреваты громадными практическими последствиями, значение которых для медицины в настоящее время трудно даже предвидеть...

Подтверждение своих эпидемиологических идей проф. Чижевский находит в исследованиях в области эпизоотологии и эпифитологии в 1925 – 1930 гг.

Открытия в области микробиологии

Работа по изучению влияния внешних радиоволн на ход эпидемий, эпизоотии и эпифитий принудила нашего Почетного Президента заняться изучением электрических свойств виновников заболеваний (бактерий).

В этой области им в период 1925 – 1939 гг. была выяснена роль электрических зарядов, присущих как вульгарным, так и патогенным бактериям, и установлены количественные соотношения между величиной электрического заряда некоторых бактерий и степенью их болезнетворности. Далее была выяснена связь между величиной заряда бактерий и электрическими факторами внешней среды (атмосферное электричество, катодное излучение, короткие волны и др.). Эти работы показали, что бактерии являются чувствительнейшими приемниками корпускулярных и электромагнитных излучений космотеллурического пространства.

Наконец, проф. Чижевским совместно с доктором Вельховером в 1937 г. было открыто, что метахромазия корино-бактерий согласована с появлением солярных электрических процессов. Это так называемый «био-астрономический феномен Чижевского-Вельховера»...

Можно себе представить, какое значение может иметь открытие этих связей для микробиологии и эпидемиологии, давая им в руки новое оружие тактики и стратегии в борьбе с болезнями, а равно и для астрофизики, где с помощью изучения тонкой изменчивости бактерий можно предвидеть заранее астрономические явления...

Труды по изучению смертности. Открытие периодов.

Открытие «М-лучей»

Проф. Чижевскому принадлежат труды по статистическому изучению смертности. Он впервые открыл в движении смертности особые вековые и годичные периоды и дал им фундаментальное и исчерпывающее обоснование...

Установление мирового синхронизма в частоте смертности позволило проф. Чижевскому в 1938 г. предположить новый вид биологически активных излучений при определенных электрических процессах на поверхности Солнца, максимально поднимающую кривую смертности... В первую очередь они губительно влияют на агонизирующих, на больных, страдающих болезнями нервной и сердечно-сосудистой системы, артериосклерозом и миодегенерацией сердца, на людей, переживающих кризис инфекций, на слабых стариков и пр.

Эти работы проф. Чижевского были молниеносно подхвачены во многих странах. Проф. Т. Дюлее и проф. Б. Дюлль организовали даже специальный институт для их всестороннего изучения и достигли замечательных результатов.

В то же время проф. Чижевский предложил блестящий практический выход: он изобрел способ защиты больных от действия «М-лучей» – «бронированные металлом палаты», куда должны переводиться больные указанных категорий при приближении указанных феноменов, согласно специальным бюллетеням, выпускаемым астрономическими обсерваториями («служба Солнца»).

Труды по изучению внешних влияний

на нервно-психическую деятельность

Цикл капитальных исследований посвящен проф. Чижевским установлению зависимости  нервно-психического  тонуса (функционального состояния нервной системы) у людей от некоторых пертурбационных периодических солярных процессов. Это чреватое громадными последствиями открытие ставит новые задачи при изучении коллективных явлений вообще и изучении массового поведения, проливает новый свет в темные области психологии и особенно психопатологии и ныне тщательно изучается в ряде стран...

Труды по изучению мутаций и других явлений

Другой цикл работ посвящен проф. Чижевским изучению роли пертурбативных явлений солярного происхождения в возникновении и развитии ряда биологических, физиологических и био-физико-химических процессов на Земле. В частности, им открыта зависимость в частоте мутаций у растений от качественных и количественных вариаций указанных процессов (1930). Им установлена связь между синтетической, эфирообразующей способностью растений и этими процессами.

Установление нового закона

в вегетативной функции Земли

Статистические и ботанические исследования проф. Чижевского привели его к открытию одного из самых универсальных законов в вегетативной жизни земного шара – «закона квантитативной компенсации», охватывающего в математической формуле динамику растительного мира Земли...

Всемирное распространение

биокосмических трудов проф. Чижевского

Тот факт, что жизнь биосферы Земли зависит от солярных явлений, давно стал трюизмом. Но впервые проф. Чижевский показал степень этой зависимости и ее интимную глубину. В этом заключается его громадная заслуга. Он раскрыл механизмы, тщательно засекреченные природой, показав, что живая клетка является тончайшим и избирательным резонатором для определенных корпускулярных и электромагнитных процессов внешней среды...

Труды по изучению биологического

и физиологического действия пенетрантного излучения

Проф. Чижевский в 1928 г. открыл первым из ученых биологическое и физиологическое действие пенетрантного, или космического, излучения. Живые существа на поверхности Земли находятся под непрерывным воздействием этого вездесущего излучения.

Проф. Чижевский впервые экспериментально исследовал действие этого излучения на делимость клеток, на рост колоний бактерий и на рост злокачественных опухолей. Полученные результаты привели его к мысли о необходимости практической утилизации «тормозного действия» пенетрантной радиации для лечения злокачественных новообразований (рак, саркома). Дело будущей физики и техники – научиться концентрировать или фокусировать эту радиацию и тем самым осуществить заманчивую идею проф. Чижевского...

Открытие органных ритмов. Органоритмология

В недавние годы наш Почетный Президент открыл целый ряд новых явлений в функции наших органов – аутохронные и зависимые ритмы. Эти работы выяснили, что почти все органы функционируют строго ритмически, причем одни ритмы стоят в зависимости от физико-химических процессов в организме, другие – в зависимости от факторов внешней среды. Но есть группы ритмов независимых – это врожденные ритмы.

Практическое значение знания об этих ритмов для рациональной терапии тех или иных заболевании огромно. Время приема лекарств, процедур, сна, покоя, отдыха, работы, движения и т. д. должно быть для успешности терапии строго регламентировано, строго согласовано с этими ритмами...

Основоположение новых наук

Из предыдущих параграфов видно, что проф. Чижевский является создателем новых наук: динамической биоэлектростатики, или науки о движении в крови, тканях и органах электростатических зарядов; биологической космологии (кос­мо­био­логии, биокосмики), или науки о влиянии космических и теллурических факторов на жизненные функции; биоорганоорнитмологии, или науки о зависимых и аутохронных ритмах в структурах живых организмов; аэроионификации, или науки об искусственной регулировке и искусственном управлении электрическим режимом атмосферного воздуха как в помещениях, так и вне их в целях стимуляции, терапии и профилактики...

Другие исследования в области медицины,

физиологии и биологии

Проф. Чижевскому принадлежат капитальные исследования: по микробиоклиматологии; о психических эпидемиях; о физикохимии воспалительных процессов; о роли электростатики в иммунитете; об авитаминозах и витаминах; об олитодинамических явлениях; о графической регистрации сна в норме и при патологии; о вредности алюминиевой посуды; об аэроионостерилизации воздуха; по морфогенезу и эволюции форм; об электростатическом распылении жидкостей в целях ингаляции; о применении аэроионизации к приборам для кондиционирования воздуха и т. д.; об электричестве выдохаемого воздуха; по теории злокачественных новообразований; об электрических эмульсиях.

Изобретения

Проф. Чижевскому принадлежит ряд изобретений в области гигиены, профилактической и терапевтической медицины: электроаппаратуры для аэроионификации улиц, площадей, парков и пр.; электроаппаратуры для аэроионификации зданий (комнат, залов, аудиторий, театров, кабин самолетов, купе, кают и пр.); радиационной аппаратуры для аэроионификации кислородных подушек, альпинистских масок и пр.; каскадного электростатического диспергатора для распыления жидкостей и твердых тел и их зарядки; прибора для электроэмульгации жидкостей; аппаратуры для лабораторных исследований.

Труды в области гуманитарных наук

Особое место среди трудов проф. Чижевского занимают его исследования в сфере гуманитарных наук – исследования об эволюции точных наук в древнем мире, капитальные многолетние исследования о периодах во всеобщей истории и другие его исторические, литературные и философские работы...

Заключение

Таков в кратких чертах грандиозный размах творческой деятельности проф. Чижевского.

ІНФОРМАЦІЙНІ ПОВІДОМЛЕННЯ

НАУЧНАЯ ИНТЕРНЕТ-КОНФЕРЕНЦИЯ
«Мироздание – структура,
этапы становления и развития»

Кафедра философии Днепропетровского Национального университета и кафедра философии и политологии Переяслав-Хмельницкого государственного педагогического университета (Украина) при поддержке ООО «Укрвторресурс» (г. Киев, Украина) проводит общенаучную интернет-конференцию.

Основу для обсуждения составляет космологическая концепция к. филос. н. О. А. Базалука, c которой можно ознакомиться на сайте:

Две лучшие статьи будут отмечены премиями (эквивалентно 1000 дол. США). Авторы 20 лучших статей получат возможность принять участие в научно-теоретическом семинаре (г. Киев) и продолжить обсуждение тематики конференции. Проезд, проживание и питание участников семинара оплатят организаторы.

Оргкомитет конференции

Стогний И. П. – зав. кафедрой философии и политологии Переяслав-Хмельницкого ГПУ имени Григория Сковороды, д. филос. н., профессор, академик, председатель оргкомитета;

Хома О. И. – д. филос. н., профессор Винницкого национального технического университета;

Окороков В. Б. – зам. зав. кафедры философии Днепропетровского Национального университета, д. филос. н., доцент.

Статьи принимаются по 1 сентября 2004 г., объем – не больше одного печатного листа текста (до 20 тыс. знаков), шрифт Times New Roman, кегль 14, межстрочный интервал 1,5. К статье следует приложить авторскую справку. По итогам конференции планируется издание сборника материалов.

Адрес для справок, контактов:logos35@ или

Сидоровой Светлане, ул. Борщаговская 2-58, г. Киев, Украина

ЧЕТВЕРТАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНАЯ
НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ
«ЭТИКА И НАУКА БУДУЩЕГО.
ФЕНОМЕН ВРЕМЕНИ»

(г. Москва, 24 – 26 марта 2004 г.)

Организаторы конференции:

Благотворительный фонд сохранения и развития культурных ценностей «Дельфис»;

Институт востоковедения РАН;

Институт прикладной математики РАН им. М. В. Келдыша;

Институт географии РАН;

НИИ социальных проблем РАЕН;

Юридический колледж РС МПА;

Научно-культурный центр SETI Российской академии космонавтики им. К. Э. Циолковского;

НИИ процессов устойчивого развития РАЕН;

Российский государственный медицинский университет;

Московский государственный технический университет им. Н. Э. Баумана;

Журнал «Дельфис». Ассоциация исследователей психической энергии;

Донецкий национальный технический университет (Украина);

Медицинская академия духовного развития (Украина).

Основные темы дискуссий:

Эволюция понятия времени в естествознании. Время в теориях физической реальности ХХ в. Время как философская категория. Время – субстанция или реляция? Существуют ли природные референты времени, или это лишь конструкт человеческого мышления?

  1. Изменчивость мира, способы его восприятия и фиксации. Причина и следствие. Причинность и время. Ход времени в концепции Н. А. Козырева, причинная механика Козырева.

  2. Время – властелин Пространства, его первоисток? Время как поток – из какого Истока? Стрела времени. Дискретное и векторное время. Время летит и время лечит. Динамические свойства времени. Его ускорение. Время как экспонента. Сокращение масштабов исторического времени.

  3. Память как связь времён. Циклическое и линейное время. Многомерность времени. Фрактальная его природа. Феномен космофизических макрофлуктуаций по Шнолю. Мир как иерархия мгновений. Пифагорейство и время. Время – число – натуральный ряд. Многопараметрическое время и его геометрия. Время в теории физических структур.

  4. Время и информация. Время и энтропия. Творение времени и творение во времени. Законы времени и законы во времени. Законы построения темпомиров.

  5. Субъективное и объективное время. Биологическое и психологическое время. Взаимодействие биологических объектов с реальным временем. Биоритмология. Ритмы биосферы и геологические ритмы. Время жизни человека, Человечества, Солнечной системы, Галактики и Вселенной. Феномен сна и природа времени. Сон как универсальная и необходимая фаза в развитии Мира и его компонентов.

  6. Парапсихология. Индивидуальный и мировой простран­ст­венно-временной континуум. Хроносемантика.

  7. Время в разных культурах. Сакральное время. Время в Древнем Китае, у мезоамериканцев. Время в восточных учениях. Буддийское колесо жизни Калачакра. Телеологическая концепция времени. Астрологическое время. Время в философии исихазма и русского космизма. Исторические события как проявление астрологического времени.

  8. Время в науке и эзотерических учениях: Тайной Доктрине, Учении Храма, Живой Этике (Агни Йоге). Существует ли время в Тонких мирах? Время в музыке и как музыка неслышимая. Фантастика и время. Время в представлениях Н. Теслы.

  9. Космогенез и антропогенез – в науке и теософии.

Доклады. Продолжительность докладов 20 минут. Возможны стендовые варианты. Оргкомитет планирует издание сборника докладов конференции. Доклады объемом не более 25 тыс. знаков просьба предоставить в оргкомитет на дискете в формате Word до 25 декабря 2003 г. или переслать по электронной почте. Обязательна аннотация на русском и английском языке (не более абзаца). Материалы можно выслать по адресу: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 770 или по электронной почте E-mail: delphis@

Место проведения. Конференция будет проходить в актовом зале Института востоковедения РАН, 3 этаж.

Адрес: ул. Рождественка, д. 12. Проезд: станция метро «Кузнецкий мост», далее пешком 5–7 мин.

Справки по телефону: 928-06-79, 921-84-25. Иногородним гостиница не предоставляется.

Начало работы конференции 24 марта 2004 г. в 10 часов, регистрация участников с 9-00.

Информацию о конференции в полном объеме смотрите на сайте

ВОЛГОГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИНСТИТУТ ЧЕЛОВЕКА РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

РОССИЙСКОЕ ФИЛОСОФСКОЕ ОБЩЕСТВО

14 – 17 сентября 2004 г.

проводят Третью международную конференцию:

ЧЕЛОВЕК В СОВРЕМЕННЫХ ФИЛОСОФСКИХ КОНЦЕПЦИЯХ

Основные темы дискуссий:

  • Метафизика и философская антропология;

  • Человек в социальной и политической философии;

  • Философская и социальная/ культурная антропологии;

  • Человек в круге экзистенциализма;

  • Философская антропология, психология, психоанализ;

  • Человек в информационном обществе;

  • Ценности современного человека;

  • Мир техники и мир человека;

  • Человек в концепции устойчивого развития;

  • Глобализация и перспективы человека;

  • Философия человека и философия языка;

  • Феноменология человеческого бытия;

  • Философская антропология и гендерные исследования;

  • Эвристические возможности философской и религиозной антропологии;

  • Новые подходы и идеи в исследовании человека;

  • Возможность синтеза антропологического знания.

В рамках конференции проводятся два международных симпозиума:

1) Научный симпозиум «Макс Шелер: новый опыт философской антропологии» посвящается 130-летию со дня рождения мыслителя.

Основные темы дискуссий:

– Феноменология и философская антропология;

– Положение человека в Космосе;

– Дух человека и его атрибуты;

– Ordo amoris;

– Философская антропология и философия ценностей;

– Доктрина Шелера и современная философия человека.

2) Научный симпозиум «Антропология Николая Бердяева» посвящается 130-летию со дня рождения мыслителя.

Основные темы дискуссий:

- Тема человека в религиозной философии

Н. А. Бердяева;

- Природа человека и свобода воли;

- Философская антропология и христианская этика;

- Идея богочеловечества;

- Человек и общество: философское

и религиозное видение;

- Философская и религиозная антропология:

возможность диалога.

Все материалы принимаются по адресу: 400062, Волгоград, ул. 2-ая Продольная, 30. Волгоградский государственный университет, факультет философии и социальных технологий, кафедра теоретической философии, Гуляихину В. Н.

Телефон: (8442) 40-5523.

Факс: (8442) 43-3786.

Эл. почта: cheslav@

ПРО АВТОРІВ
        1. Авченко Олег Викторович – доктор геолого-минерало­гических наук, заведующий лабораторией метаморфических и метасоматических формаций Дальневосточного Геологического Института, Дальневосточного Отделения Российской Академии Наук (ДВГИ ДВО РАН), изучает метаморфические породы и занимается компьютерным моделированием физико-химических процессов. Е-mail: olegavchenko@

        2. Антипов Михаил Валентинович – кандидат физико-математических наук, сотрудник Новосибирского Института Вычислительной Математики и Математической Геофизики.

        3. Базалук Олег Александрович – кандидат философских наук, доцент, докторант Института философии Академии наук Украины. Е-mail: bazaluk@

        4. Брындин Евгений Григорьевич – директор Новосибирского исследовательского центра «ЕСТЕСТВО­ИНФОР­МА­­ТИКА». Е-mail: bryndin@. http://bryndin.narod.ru

        5. Быстров Михаил Виталиевич – кандидат физико-мате­ма­тических наук, член Санкт-Петербургского союза ученых, член Российского философского общества. Е-mail: bys-michail@

        6. Воронцов Сергей Селиверстович – кандидат технических наук, старший научный сотрудник Института Теоретической и Прикладной Механики СО РАН, г. Новосибирск. Около 130 публикаций по специальности. Е-mail: vrtsv@ ; http://www.vrtsv.boxmail.biz

        7. Голота Василий Васильевич геолог. Е-mail: golota-ufa@; /index.htm

        8. Гладышев Григорий П. – профессор физической химии, Почетный академик Международной АН ВШ (Сан-Диего, США) и Российской АН ВШ (Москва, Россия), сотрудник Института химической физики им. Н. Н. Семенова РАН. Е-mail: academy@

        9. Джахая Леонид Григорьевич – специалист по теории познания, науковедению и космологии; доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой философии и социологии Сухумского филиала Тбилисского государственного университета имени Ив. Джавахишвили (в Тбилиси); академик Академии философских наук Грузии и вице-президент Академии педагогических наук Грузии. Е-mail: leonid_djakhaia@

        10. Кислицын Анатолий Петрович – инженер–исследователь Российского Федерального ядерного центра, г. Снежинск. Е-mail: dep5@ (для Кислицына А. П.)

        11. Машкин Михаил Николаевич – преподаватель Москов­ского Авиационного института, кафедра автоматизированных систем обработки информации и управлении. Е-mail: ip_potok@

        12. Редюхин Владислав Иванович – руководитель секции по экспертизе, оценке рисков и рейтингам Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в РФ, ведущий консультант Аналитического центра «Концепт». Е-mail: reduhin@

        13. Шохов Александр Сергеевич – консультант по развитию социальных систем. Е-mail: shokhov@.

ЗМІСТ

РОЗДІЛ І. ІНЕРТНА РЕЧОВИНА

Базалук О. (Киев, Украина) Мироздание (ретроспективный

анализ космологических воззрений) ………………………………..

Брындин Е. (Новосибирск, Россия) Синергетическая

парадигма развития мироздания ……………………………………

Голота В. (Уфа, Россия) О побочном событии в лабораторном

єксперименте …………………………………………………………

Джахая Л. (Тбилиси, Грузия) Оптическая неоднородность

метагалактического вакуума ……………………………………….

Кислицын А. (Снежинск, Россия) Фундаментальная ошибка

теории ...................................................................................................

Машкин М. (Москва, Россия) Материя в пространстве дробной

размеренности ………………………………………………………..

Шохов А. (Одесса, Украина) Принципы функционирования

Вселенной (опыт рефлексивной философии) ……………………….

РОЗДІЛ ІІ. ЖИВА РЕЧОВИНА

Гладышев Г. (Москва, Россия) Об истории создания

термодинамической теории происхождения жизни,

биологической эволюции и старения живых существ …………….

РОЗДІЛ III. РОЗУМНА РЕЧОВИНА

Авченко О. (Владивосток, Россия) Сознательный проект ………...

Антипов М. (Новосибирск, Россия) Принцип ограниченности как

базис альтернативной системы познания …………………………

Быстров М. (Санкт-Петербург, Россия) Философия четвертого

измерения ……………………………………………………………..

Воронцов С. (Новосибирск, Россия) О свойствах мышления.

Сфера бессознательного и мифы …………………………………..

Редюхин В. (Москва, Россия) Притча «пещеры» Платона и

базовые процессы …………………………………………….............

РОЗДІЛ IV. КОСМОЛОГІЯ В ОБЛИЧЧЯХ

Гамов Георгий Антонович ……………………………………………..

Чижевский Александр Леонидович …………………………………...

ІНФОРМАЦІЙНІ ПОВІДОМЛЕННЯ

Научная интернет-конференция «Мироздание – структура,

этапы становления и развития» ……………………………………...

Четвертая международная междисциплинарная научная

конференция «Этика и наука будущего. Феномен времени

(Москва, 24 – 26 марта 2004 г.) ……………………………………..

Третья международная конференция «Человек в современных

философских концепциях» ………………………………………….

ПРО АВТОРІВ ........................................................................................

3

17

22

35

44

59

66

79

95

108

124

133

142

155

161

171

172

174

174

Наукове видання

S E N T E N T I A E :

наукові праці за темою:

«Світобудова: структура,

етапи становлення і розвитку»

Спецвипуск № 2 / 2004

S E N T E N T I A E :

научные труды по теме:

«Мироздание: структура,

этапы становления и развития»

Спецвыпуск № 2 / 2004

S E N T E N T I A E :

Proceedings on a theme:

«The Universe: structure,

Milestones of becoming and development»

Special issue № 2 / 2004

Комп’ютерна верстка та оригінал-макет – видавництва ДНУ

Дніпропетровський національний університет

Головний корпус ДНУ, вул. Наукова, 13, м. Дніпропетровськ, 49050

Тел.: (+380 562) 67-01-54

по Україні (0562) 67-01-54

Підписано до друку 12.02.2004 р. Папір офсетний.

Формат 29.7х42 ¼ Друк плоский.

Умовн. друк. арк. 10,17. Умовн.фарбовідб. 10,17.

Обл.-вид. арк. 11,42. Наклад 200 прим.

Зам. № ________ 

Друкарня ДНУ, вул. Казакова, 4б, м. Дніпропетровськ, 49050

1 Более глубокое и полное исследование космологических концепций до Нового времени проведено в работе К. Л. Баева «Коперник» [1].

2 См. его работы «Размышления натуралиста» (в 2-х кн.) и «Химическое строение биосферы Земли и ее окружения» [9 – 11].

3 При этом подчеркиваю, многоклеточные организмы живого вещества заканчиваются классом насекомых.

4 Продолжение исследования на сайте /78.rar

5 С продолжением работы можно ознакомится на сайте /princip.htm

6 Саморепликация – это удвоение молекулы ДНК с передачей рождающейся клетке генетической информации.

7 Статья печатается в сокращенном варианте.

8 Материал взят с Элитной Образовательной Баннерной сети.

1

Смотреть полностью


Скачать документ

Похожие документы:

  1. Розділ 4 пожежна безпека 4 1 основні поняття та значення пожежної безпеки 4 1 1 основні терміни та визначення

    Документ
    ... детально розглядаються в наступній частині цього розділу.      4.3. Законодавча і ... установи, організації. У цьому розділі 102 документи. Міждержавні стандарти з ... . Тому тверді горючі речовини, в цілому, більш інертні щодо можливого загоряння, а ...
  2. Розділ 2 ОСНОВИ ФІЗІОЛОГІЇ ГІГІЄНИ ПРАЦІ ТА ВИРОБНИЧОЇ САНІТАРІЇ 2 1 Основні поняття фізіології гігієни праці та виробничої санітарії 2 1 1 Основні поняття фізіології праці Фізіологія праці

    Документ
    ... утворюваних у приміщення шкідливі речовини і речовин, що видаляються з нього, по формул ... наповнюється парами ртуті та інертним газом, на внутрішню поверхню ... і дискретні (тональні), коли спектральні складові розділені ділянками нульової інтенсивності. На ...
  3. Розділ 1 загальні основи педагогіки тема 1 предмет та основні категорії педагогіки

    Документ
    ... чна будова, характер обміну речовин, ряд рефлексів, тип вищої ... — сангвінік; 2) сильний, врівноважений, інертний — флегматик; 3) сильний, неврівроважений — холерик ... розгляд питань методики вивчення складних розділів навчальних програм з демонструванням ...
  4. Розділ 14 словник українсько-російсько-англійський а

    Документ
    ... маса м. атома м. атомна м. речовини м. гравітаційна м. інертна м. інерційна м. критична м. ... apart Раздел поділ, розділ section; division Разделение розділення, поді ... separation, division Разделять / разделить розділяти / розділити divide; separate; part ...
  5. Розд іл 1 4 словник українсько-російсько-англійський а

    Документ
    ... маса м. атома м. атомна м. речовини м. гравітаційна м. інертна м. інерційна м. критична м. ... apart Раздел поділ, розділ section; division Разделение розділення, поді ... separation, division Разделять / разделить розділяти / розділити divide; separate; part ...

Другие похожие документы..