textarchive.ru

Главная > Документ


При подведении итогов 1935 года руководство разведуправления так оценило нынешнее состояние службы: «Благодаря чрезвычайной помощи высших органов и очень большой старательности подчиненных частей радиоразведка за последний год сделала большой шаг в своем развитии. Выражаясь образно, она крепко вцепилась в противника и, надо полагать, его не выпустит».

И действительно, эта оценка была вполне реальной. Только за 1935 год радиоразведка Красной армии вскрыла более 30 способов кодирования радиограмм противника. Эта работа успешно велась сразу в нескольких дивизионах – в 1-м дивизионе Ленинградского военного округа умело действовали помощник командира взвода Мухин и командир отделения Куивкаев, в 4-м дивизионе Киевского военного округа – начальник штаба Уханов, помощники начальника центра обработки Мальцев и Рогожников, переводчик Яценко.

На Дальнем Востоке начальник штаба 8-го дивизиона Лиокай вместе с командиром взвода Плигиным, переводчиком Сорокиным и начальником приемного центра Мудровым вскрыли код, применявшийся в сети командования японской армии.

Однако были и узкие места, например, проблема внутренней связи в частях радиоразведки. Для ее решения некоторым дивизионам предоставили постоянные провода, но тем не менее эта проблема окончательно оказалась не решенной. Более того, проводная связь, как средство обеспечения синхронной работы, подвергалась сомнению.

«Я неоднократно задумывался над вопросами управления, – писал в 1935 году в Центр командир 3-го радиодивизиона К. Нехайчик, – очерченными в соответствующих приказах Наркома, применительно к своей части. Речь идет об управлении дивизионом именно в военное время. У меня почему-то складывается впечатление, что пользование (тем более регулярное) постоянными проводами для связи штаба с радиоразведывательными пунктами – вещь проблематичная.

Рождается мысль о желательности иметь при каждом радиоразведывательном пункте и штабе какую-то, по габаритам маленькую, но достаточно дальнобойную коротковолновую радиостанцию. В этом случае при наличии гибкого кода или шифра можно было бы не бояться длительных перерывов (нарушений) проводной связи».

К. Нехайчик оказался прав. Это подтвердили учения войск Московского военного округа. В приказе по войскам, подводившем итоги маневров, отмечалось: «Радиоразведка не могла в полной мере выполнить задачу. На результатах ее работы сказалось отсутствие проводной связи с одним из пеленгаторов. Радиоразведка не могла определить местонахождение радиостанций».

И тем не менее, несмотря на недостатки и нерешенные проблемы, следовало признать: в последние годы радиоразведка сделала серьезный прорыв и стала реальной силой в борьбе с противником. В основе прорыва лежал большой труд людей – командиров, бойцов, специалистов радиоразведки.

В 1936 году этот воинский труд был по праву отмечен: радиоразведчик К. Нехайчик награжден орденом Ленина, И. Миронов и В. Мухин – орденами Красной Звезды. Орденами «Знак Почета» были удостоены К. Ботнер и С. Грабияш.


«И летели наземь самураи...»

17 июля 1936 года в эфир полетело сообщение. Фраза, повторенная радиооператором несколько раз, казалась вполне безобидной. «Над всей Испанией безоблачное небо» – звучало в радиоприемниках. Однако вскоре станет ясно – эта фраза-сигнал к путчу правых сил. Отряды Иностранного легиона и наемных марокканских войск начали действовать.

Уже через два дня 19 июля газета «Правда» сообщала: «Часть армии в Марокко подняла оружие против Республики. Сухопутные, морские и воздушные силы, верные Республике, выступили против мятежников».

Вскоре путч охватил большинство гарнизонов, дислоцированных по всей Испании. Мятеж поддержали крупные землевладельцы, монархисты, фашисты, высшее духовенство католической церкви. Основную ставку путчисты делали на армию, и особенно на офицерский состав.

«Военно-фашистским повстанцам в Марокко, – писала в те дни газета «Известия», – удалось высадить десант на территории Испании, в районе Кадикса, и овладеть городом. Одновременно командующий второй дивизией в Севилье поднял там восстание против правительства и захватил власть в городе. Высадившийся в районе Кадикса, десант соединился с войсками, восставшими в Севилье».

Коммунистическая партия Испании обратилась с призывом подняться на защиту республики. Легендарная Пассионария – Долорес Ибаррури выступила по радио и произнесла слова, ставшие впоследствии знаменитыми: «Лучше умереть стоя, чем жить на коленях!»

Путчисты рассчитывали на быстрый захват власти, но республика стойко держалась. Мятежникам удалось закрепиться лишь в отдельных районах страны. Крупные города и промышленные области находились в руках республиканцев.

Большую опасность для республики представляли войска, развернутые в испанской зоне Марокко. Для того чтобы их перебросить в Испанию, генерал Франко обратился к Гитлеру и Муссолини с просьбой оказать помощь.

Фашистские вожди, разумеется, оказали такую помощь. Был создан воздушный мост между испанской зоной в Марокко и Севильей. Немецкие и итальянские транспортные самолеты перебрасывали наемников в Испанию. Вскоре этим занялся и итальянский флот.

Однако и это не помогло путчистам. И тогда Гитлер и Муссолини принимают решение о прямой интервенции. В начале августа в Испанию прибывают первые немецкие летчики, а итальянская авиация атакует военные корабли республиканцев.

В ответ на это в Испанию стали прибывать добровольцы из разных стран. Огромную помощь республиканцам оказал Советский Союз, поставлявший боевую технику, оружие, боеприпасы, продовольствие, медикаменты.

В героической борьбе испанского народа с фашизмом большую роль сыграли и советские военные специалисты, советники. 200 человек из них погибли. Многие были удостоены высших наград СССР и стали впоследствии известными военачальниками нашей страны. Среди них маршалы Р. Малиновский и К. Мерецков, адмирал флота Н. Кузнецов, генералы П. Батов, Н. Лященко, А. Родимцев, Я. Смушкевич, В. Рычагов, Я. Берзин, X. Мамсуров, И. Проскуров.

Ныне широко известны подвиги советских «волонтеров свободы» – летчиков, танкистов, артиллеристов, диверсантов, военных моряков, действовавших в Испании. Но до сих пор мы ничего не знаем о боевой работе наших радиоразведчиков в охваченной войной республике.

Возможно, там и вовсе не было советских добровольцев из радиоразведки? Нет, такие добровольцы были. Просто о них как-то не говорили и не писали. А ведь прошло уже 70 с лишним лет с тех пор. Самое время вспомнить добрым словом имена радиоразведчиков, в числе первых вступивших в борьбу с фашистами.

... Война в Испании стала очередным этапом в становлении отечественной радиоразведки. Этап этот можно назвать предвоенным весьма условно, поскольку наши Вооруженные Силы, выражаясь современным языком, то и дело участвовали в «конфликтах малой интенсивности»: Гражданская война в Испании 1936–1938 годов, бои у озера Хасан и на реке Халхин-Гол, советско-финский конфликт, освободительный поход в Западную Белоруссию и в Западную Украину. И всюду самое активное участие принимали наши радиоразведчики.

В 1936 году в Испанию выехала большая группа специалистов радиоразведки – А. Берсенев, В. Мухин, В. Плошай, Н. Прахин, В. Салин, Н. Шмырев, А. Юрьян. На замену им в последующие годы прибывали А. Анисимов, В. Ефремов, Е. Коссовский, В. Маркович, В. Модебадзе, Л. Сазыкин, И. Уханов.

Вместе с радиоразведчиками работали переводчицы 3. Антонюк, Н. Павлова, Ц. Покровская.

В организации радиоразведки наши специалисты опирались на собственный опыт, накопленный в ходе учений и маневров. Здесь же появилась возможность проверить знания и опыт мирного времени на войне, в период боевых действий.

В Испании были развернуты четыре группы радиоразведки. Одна из них, центральная, действовала в Валенсии, остальные три – в Барселоне, Мурсии, Мадриде.

Каждая группа оснащалась двумя пеленгаторами – длинноволновым и коротковолновым и несколькими приемниками.

Чему учили советские специалисты своих испанских коллег? Да всему тому, что умели сами – работе на радиоаппаратуре, обработке разведывательной информации, полученной в ходе перехватов, принципам ведения радиоразведки.

Наши и испанские радиоразведчики весьма умело вели работу по добыванию данных о расположении воинских частей путчистов, а также их союзников – итальянских экспедиционных дивизий, об аэродромах, на которых базировалась вражеская авиация.

Эти данные оперативно докладывались в штабы республиканского командования и советским военным советникам. Надо сказать, что информация, добытая радиоразведкой, использовалась весьма эффективно. Примером тому – Гвадалахарская операция.

... В начале марта 1937 года путчистами был разработан план захвата Мадрида. Теперь они решили вести штурм города с северо-востока. Но для этого следовало первоначально захватить Гвадалахару, столицу одноименной провинции в пятидесяти километрах от Мадрида.

На правом фланге сосредоточилась дивизия «Сория» под командованием Москардо, в которую входило 20 тысяч марокканцев и легионеров.

На левом фланге были готовы к атаке четыре дивизии итальянцев – «Черные рубашки» генерала Росси, «Черное пламя» генерала Копи, «Черные стрелы» генерала Нуволари и дивизия «Литторио» генерала Бергондзоли.

Их поддерживали 250 танков, 180 стволов артиллерии, рота огнеметчиков. С воздуха сухопутные силы прикрывали истребители и самолеты-разведчики.

Так вот, накануне наступления мятежников радиоразведке республиканцев, под руководством наших советников, удалось вскрыть места дислокации итальянских дивизий и проинформировать руководство о готовящемся наступлении. Это исключило момент внезапности.

Позже, когда «черные дивизии» вступили в бой, радиоразведчики отслеживали маршруты их движения и наводили республиканскую авиацию, которой и удалось остановить наступление на нескольких участках фронта.

Как известно, Гвадалахарская операция мятежников закончилась провалом. 18 марта республиканцы по всему фронту перешли в наступление.

В ходе этой операции итальянцы потеряли около 2 тысяч убитыми, 4 тысяч ранеными и 300 человек оказалось в плену. Отличились советские танкисты, летчики и... радиоразведчики.

Успешно действовали республиканские «слухачи» и против вражеской авиации. О предстоящих налетах бомбардировщиков радиоразведка сообщала за 20–30 минут до подхода самолетов к объектам, расположенным на морском побережье.

Республиканская радиоразведка держала под своим контролем и корабли путчистов. Информация о районах их действия оперативно передавалась в штаб республиканских военно-морских сил.

В 1938 году одна из групп, которая дислоцировалась в Мадриде, развернула сеть из маневренных пеленгаторных подразделений. Один из опытнейших наших радиоразведчиков, Л. Сазыкин, использовал в сети метод синхронного пеленгования. Команды на пеленгование подавались из приемного центра по радио.

Кстати говоря, возвратившись в Советский Союз из испанской командировки. В. Модебадзе и Л. Сазыкин внедрили этот ценный опыт организации пеленгаторной работы в двух дивизионах, дислоцированных в Ленинградском и Закавказском военных округах.

Тем временем международная обстановка все более обострялась, а это означало, что объем работы для радиоразведки возрастал. К 1938 году радиоразведка Красной армии наблюдала за деятельностью 3,5 тысячи радиостанций из более 20 стран. Соответственно возрастал и поток разведданных, добываемых «слухачами» Разведуправления.

В июле 1938 года радиоразведка Особой Краснознаменной Дальневосточной армии (ОКДА) приняла участие в боевых действиях против японских агрессоров у озера Хасан. 29 июля полторы сотни японских солдат захватили сопку Безымянная. К вечеру советские пограничники отбили высоту.

На следующий день японцы вновь предприняли попытку захвата сопок Безымянная и Заозерная, но пограничники, командиры и бойцы 3-го батальона 118-го стрелкового полка отбили атаку. 31 июля нарком обороны К. Ворошилов приказал привести в полную боевую готовность войска Приморской армии и силы Тихоокеанского флота. 6 августа после артиллерийской подготовки и нанесенного авиационного удара части 32-й стрелковой дивизии с севера и 40-й стрелковой дивизии с юга нанесли удар с целью уничтожения японцев между сопкой Заозерная и озером Хасан. 9 августа в Москве японский посол М. Сигэмицу предложил мирные переговоры по урегулированию конфликта. Важно отметить, что свой весомый вклад в эту победу внесла и радиоразведка. Только за один 1938 год радиоразведчики ОКДА вскрыли состав и места дислокации более 700 частей и соединений японских и маньчжурских войск.

«... В отдельные периоды, – сообщалось в докладе Главному Военному совету НКО СССР, – (первые месяцы японо-китайской войны, операции японцев по захвату Нанкина и Ханькоу) все 100% разведывательных данных были данными радиоразведки. 75% данных о перемещениях войск из Японии в Китай и Маньчжурию, а также о дислокации войск в зонах боевых действий были данными радиоразведки».

В период боев у озера Хасан свой первый боевой опыт обрели и радиоразведчики Тихоокеанского флота. Радиоразведка контролировала радиостанции японских военно-морских баз Майдзуру и Сасебо, корейских – Сейсин и Гензан, корабельные и судовые станции.

Так в ходе перехвата переговоров между ледоколом «Отомари» и радиостанцией на побережье удалось установить факт проведения испытаний нового берегового пеленгатора.

В ходе обработки радиограмм были выявлены координаты ледокола, а также пеленги на него береговой станции. Далее прокладкой обратных пеленгов от ледокола удалось вскрыть месторасположение пеленгатора в районе города Немуро.

Через полгода с небольшим, после событий у озера Хасан, а точнее 11 мая 1939 года, японцы неожиданно напали на монгольские пограничные заставы в районе озера Буйр-Нур и продолжили расширять военные действия. Монгольские части вынуждены были отойти к реке Халхин-Гол.

По просьбе монгольского правительства Советский Союз решил оказать помощь в отражении агрессии. Командиром 57-го особого корпуса, преобразованного в 1-ю армейскую группу, был назначен Георгий Жуков. Задача перед группой стояла ясная и четкая – разгромить японские войска, вторгшиеся на монгольскую территорию.

Однако решить ее было не просто – перевес в силах и средствах оказался на стороне японцев. В июне японское командование сосредоточило 38 – и тысячную группировку со 135 танками и 225 самолетами. Советско-монгольские войска имели в своем составе 12,5 тысячи человек, 180 танков и 74 самолета.

Снабжение наших войск затруднялось тем, что ближайшая железнодорожная станция находилась в 750 километрах.

Жуков перешел к активной обороне. Японцы 3 июля форсировали реку Халхин-Гол и захватили плацдарм на ее западном берегу.

В районе прорыва японцев у нас свободных сил не было, и тогда Георгий Константинович ввел в бой прямо с марша 11-ю танковую бригаду и мотоброневые части. Японцы перешли к обороне.

В последующие дни японская группировка была разбита и отброшена на западный берег реки Халхин-Гол. 20 августа Жуков начал свое наступление, в ходе которого наши войска окружили и разгромили 6-ю японскую армию. Ее потери составили 61 тысячу убитыми, ранеными и пленными.

Так бесславно закончилась для японцев попытка проверить на прочность боевую мощь Красной армии.

В событиях на Халхин-Голе наряду с воинами других родов войск принимали участие и радиоразведчики. Здесь действовала 20-я отдельная радиоразведывательная рота и 10-я радиостанция ОСНАЗ.

По отзывам командования, со своими задачами радиоразведчики справлялись, хотя их действия в ходе общевойсковых операций носили весьма ограниченный характер.

Тем не менее сошлюсь на один эпизод, о котором мне неоднократно рассказывали ветераны радиоразведки. А дело в том, что Георгий Жуков, для того чтобы скрыть направление главного удара, развернул большие демонстрационные инженерные мероприятия по возведению оборонительных сооружений. Однако демонстрация демонстрацией, но Жукова мучил вопрос: поверили японцы в его «оборонительные намерения» или нет. Это было принципиально важным. Но как проверить?

Ответ на мучивший всех вопрос дали радиоразведчики. Они перехватили радиограмму, в которой японцы сообщали друг другу, что русские возводят оборону прочно и на большую глубину.

Словом, радиоразведка подтвердила, что план Жукова по введению в заблуждение противника удался. Правильность этих данных была подтверждена боевыми действиями.

Под стать своим сухопутным коллегам действовали и радиоразведчики Амурской Краснознаменной флотилии. Они своевременно выявили выход из Харбина 16 кораблей противника с морской пехотой на борту. Корабли двигались в район нижнего течения реки Сунгури с последующим прибытием на Амур.

При подходе к устью Сунгури силы Амурской флотилии пресекли попытки японских судов нарушить советские территориальные воды. Японцы повернули назад.

... 1939 год был богатым на военные конфликты. Не успели затихнуть бои у реки Халхин-Гол, как зимой, в ноябре вспыхнула советско-финская война.

Радиоразведка еще летом докладывала о концентрации войск финской армии в приграничных с Советским Союзом районах.

На территории страны усиленными темпами возводились военные базы, арсеналы, укрепленные районы. Строительство шло с помощью иностранных специалистов.

Так, при финансовом и техническом участии западных стран на Карельском перешейке была построена «линия Маннергейма» – мощная система долговременных укреплений. Она состояла из трех основных полос и двух промежуточных. На основных полосах разместилось более 2 тысяч ДОТов и ДЗОТов.

Кроме «линии Маннергейма» Финляндии удалось построить большое количество военных аэродромов. Достаточно сказать, что эти аэродромы могли принять в несколько раз больше самолетов, чем их насчитывалось в финских ВВС.

Столь серьезные военные устремления северного соседа не могли не волновать руководство Советского Союза. Тем более что 1 сентября 1939 года в Европе уже началась война. Пришлось предпринять не только дипломатические меры, но и сугубо военные, дабы укрепить северо-западные рубежи.

В октябре в Ленинградский округ началась переброска соединений и частей из внутренних округов. Усиливалась группировка войск на Карельском перешейке, в Карелии, на Крайнем Севере. Авиация вела постоянную разведку дислокации финских частей.

В свою очередь финны также развернули свои соединения и части в приграничных районах, призывали в армию резервистов. Из приграничной зоны началась срочная эвакуация жителей вглубь страны.

Для Советского Союза большой проблемой была уязвимость сухопутных и морских подступов к Ленинграду. Советско-финская граница проходила всего в 32 километрах от города. Руководство страны неоднократно пыталось решить эту жизненно важную проблему мирным, дипломатическим путем. Увы, не получилось.

И тогда 30 ноября войскам Ленинградского военного округа был отдан приказ: «Перейти границы, разгромить белофинские войска, раз и навсегда обеспечить безопасность северо-западных границ Советского Союза и города Ленина – колыбели пролетарской революции».

Радиоразведка Ленинградского округа была развернута по штатам военного времени: создан 336-й фронтовой дивизион. Он действовал на Карельском перешейке, там, где происходили основные события войны с белофиннами.

Кроме него был сформирован 338-й армейский радиодивизион. Его перебросили в район Ухты, что в Карелии.

К февралю 1940 года отмобилизовали еще один армейский дивизион – 339-й, а также три корпусные разведывательные роты.

Условия, в которых пришлось действовать, прежде всего, 336-му дивизиону, оказались крайне сложными. Для обеспечения разведки войск противника в тактической зоне обороны на «линии Маннергейма» необходимо было приближение средств радиоразведки к финскому переднему краю.

Руководство дивизиона сумело справиться с решением этой непростой задачи: на Карельский перешеек были выдвинуты передовой приемный центр, оперативное отделение и мобильные маневренные пеленгаторные группы.

Важно подчеркнуть, что в группах кроме штатных пеленгаторов появился срочно разработанный всеволновый рамочный радиопеленгатор. Он перекрывал диапазон, который использовался финскими войсковыми радиостанциями.

Эти мобильные пеленгаторные группы оперативно определяли места дислокации штабов, пунктов управления в тактической зоне.

Операторы дивизиона уверенно выполняли задачи и по разведке военно-воздушных сил противника. Пеленгованием устанавливались координаты аэродромов. Время вылета определялось по характерным особенностям в радиосвязи.

Используя данные радиоразведки, наши пилоты старались встретить финские бомбардировщики противника как можно раньше, зачастую над его собственной территорией.

Радиоразведчики Балтийского флота в период советско-финской войны работали над выявлением районов пребывания кораблей противника и вскрытием маршрутов морских перевозок в Финском и Ботническом заливах. Большинство данных флотских «радиослухачей» подтверждалось результатами воздушной разведки.

В освободительном походе на Западную Белоруссию, Западную Украину и Бессарабию вместе с советскими войсками действовали и радиоразведчики Белорусского и Киевского военных округов.

Оперативные дивизионы переводились на штаты военного времени, однако из-за недостатка призывного состава план мобилизационного развертывания так и не был выполнен. Поэтому всю работу по добыванию развединформации пришлось вести кадровым радиодивизионам.

... Завершились 30-е годы. Великая Отечественная война уже стояла на пороге.


Часть вторая


«22 июня, ровно в четыре часа...»

Лейтенант Алексей Бушуев вместе с шофером Сорокой и фельдъегерем Савкиным выехал в местечко Любыча Руда еще затемно. Летняя июньская ночь коротка, и потому лейтенант спешил. Ему хотелось до рассвета доложить командиру дивизиона, что приказ выполнен и позицию радиопеленгаторного пункта он перенес подальше от границы.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Михаил ефимович болтунов " золотое ухо" военной разведки предисловие

    Документ
    МихаилЕфимовичБолтунов "Золотоеухо"военнойразведкиПредисловие Радиоэлектронной разведке России – 106 лет. Право же, ... . Там располагались курсы усовершенствования офицеров военнойразведки. Практические занятия проходили, но основательно ...
  2. Анатомия предательства " суперкрот" цру в кгб анатомия предательства «суперкрот» цру в кгб 35 лет шпионажа генерала олега калугина

    Анализ
    ... ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ Российским ... , Арон Ефимович Пашерстник, Сергей ... ПГУ, приехал Михаил Корнеевич Полоник, ... фамилиями сотрудников военнойразведки – использование ... приготовлением отменной ухи по уральски ... нибудь болтун, во ... , валютных и золотых запасах, а ...
  3. " Что такое любовь? Это род безумия

    Документ
    ... ГРИГОРИЙ ЕФИМОВИЧ РАСПУТИН ... держали подносы с золотыми, серебряными и ... я". В своем предисловии к роману Мопассан ... гражданским и военным чиновникам, вникая ... на ухо, дополняли ... закадычный друг Михаил Молабух... ... советской разведке, по ... спасло болтуна от ...
  4. К двенадцатая буква русского алфавита

    Документ
    ... в частности, предисловие к французскому ... 1977; т. 2 - "Факел в ухе", 1980; т. 3 - "Игра глаз ... и разведке месторождений полезных ... 1917). КАТУКОВ МихаилЕфимович (1900- ... лат . quota), 1) доля ... в поисках золота совершил военный поход ... Капитан, болтун Доктор, ...
  5. Режиссер Поставил в театре "

    Анкета
    ... как стрела в ухе: “Егда приидеши ... “Золото”, 1899). 45 Михаил ... Григорий Ефимович, ушли ... Н.М.Михайловскому и П.Б.Струве Предисловие и комментарии М.А.Колерова ... русский болтун. ( ... а разведкой путей будущего ... поколение", поколение военных в отставке и ...

Другие похожие документы..