textarchive.ru

Главная > Книга


К этой категории можно отнести многих летчиков Бакинского округа ПВО и 309-й истребительной авиадивизии, прибывших на пополнение авиаполков 324-й иад.

196-й авиаполк дважды получал пополнение летчиков-добровольцев. 10 летчиков — в мае и 6 летчиков — в августе 1951 года. Из летчиков пополнения 196-го полка я отмечаю замечательных воздушных бойцов И. Заплавнева, А. Митусова, Муравьева, Овчинникова, Капранова, Рыбаса...

Если летчики, прибывшие из Кубинки со своими самолетами, подготовку к воздушным боям проводили на тыловых аэродромах Китая, то летчики, прибывавшие в 196-й полк на пополнение, вводились в строй постепенно, по одному-два человека. Предварительно их тщательно готовили на земле. В систему наземной подготовки входило: изучение района полетов, таблицы условных зон и объектов радиообмена, ознакомление с тактикой и боевыми возможностями основных самолетов противника: Ф-86, Б-29 и др., рекомендации по боевому применению и боевым возможностям своего самолета МиГ-15 бис. Между боевыми вылетами «старые летчики» летали с летчиками пополнения, занимались боевой подготовкой: оттачивая пилотаж, «стрельбы» с помощью фотопулеметов по неманеврирующей и маневрирующей цели, по подвижной и неподвижной сетке прицела на дистанциях 150–200 метров, групповую слетанность пар, воздушные бои индивидуальные и бои пар. После выполнения индивидуальной программы подготовки летчика командир эскадрильи с согласия командира авиаполка включал этого летчика в боевой расчет своей эскадрильи и брал в полет на боевое задание.

Так проходила замена летного состава, выбывавшего из боевого расчета авиаполка по различным причинам.

Хочу обратить внимание на вопрос преждевременного убытия летчиков из действующего боевого авиаполка. Нужно сказать, что процедура ухода летчиков из боевого состава 196-го авиаполка и отъезда в Советский Союз, к новому месту службы, была гораздо проще, чем это делалось в остальных частях Советской Армии. Я, конечно, имею в виду не боевые потери летчиков, а их убытие в Советский Союз по другим причинам.

Если на Родине процесс перевода летчика из одной части в другую воинскую часть являлся сложной и длительной проблемой для командира части, то во время Корейской войны этот вопрос решался быстро и без волокиты.

Я лично в большинстве случаев не препятствовал, а содействовал отъезду многих летчиков в Советский Союз:

по профессиональной непригодности;

ввиду непроходящей боязни и растерянности в бою;

страха, иногда появлявшегося после катапультирования в бою;

при наличии личного заявления летчика. Командир дивизии, как правило, соглашался с моими аргументами, и летчика отправляли домой. Погибших в воздушных боях летчиков мы привозили в городок, где проживали. Торжественно проводили прощание и увозили в Порт-Артур, где с воинскими почестями хоронили на новом воинском кладбище. Мне один раз пришлось принять участие в панихиде при похоронах своего ведомого летчика старшего лейтенанта А. Рыжкова на кладбище Порт-Артура.

Александр Рыжков был очень хорошим, симпатичным и общительным парнем. Он был замечательным летчиком, сбившим в воздушных боях лично 3 и в группе 3 самолета противника. Случайная очередь с самолета Ф-80, выпущенная в бок под большим утлом, прервала его жизнь. Светлая память об А. Рыжкове в моем сердце будет жить всегда.

12. О летчиках, прибывших на пополнение в 196-й иап

Первое пополнение молодых летчиков, было их человек десять, прибыло в полк сразу же с началом боевых действий, где-то в апреле месяце 1951 года. Полк вел интенсивные боевые действия, набираясь боевого опыта. В воздушных боях появилась уверенность, летчики в боях уже не рассыпались, и прибывшие пилоты первого пополнения вводились в бой фактически без какой-то особой подготовки.

Молодых вводили в бой по одному, два человека в каждой эскадрилье, чередуясь по дням со старыми летчиками полка, и через месяц все молодые ребята летали на боевое задание наравне со всеми летчиками полка. На групповых фотоснимках мы видели этих ребят вместе с другими летчиками.

В конце лета 1951 года на пополнение в полк прибыла вторая группа летчиков, многие из которых имели опыт боев в Великую Отечественную войну. В составе этой группы были: И. Заплавнев, Муравьев, Широн, Филиппов, Рудько, Колпаков, Рыбас, Фролов, Боровков, Капранов, Овчинников, Ф. Юшин, Травин, Чулкин, Петрянин, Кисель, Остапенко. Из пятнадцати пять прибывших летчиков — Филиппов, Чулкин, Петрянин, Кисель, Остапенко — по различным причинам, перевели в другие авиаполки. Оставшиеся летчики готовились к боевым действиям в эскадрильях, и через 15–20 дней прибывшие летчики на пополнение принимали активное участие в воздушных боях с «Сейбрами», сперва в составе своих эскадрилий, а затем и в воздушных боях в составе 196-го полка.

В данной книге конкретно о каждом летчике ничего не сказано. За исключением характерных случаев и эпизодов. Если большинство летчиков первого пополнения полка запечатлены на групповых фотографиях, то снимков летчиков второго пополнения полка в книге почти нет, хотя большинство из них проявили себя замечательными летчиками и прекрасными воздушными бойцами. Поэтому я обязан указать их фамилии как патриотов своего Отечества, принимавших активное участие в воздушных боях на самолетах МиГ-15 против американских истребителей Ф-86 — «Сейбр», и не просто в воздушных боях, а в групповых воздушных боях за господство в воздухе. Они в корейском небе добровольно принимали активное участие в воздушных боях как советские патриоты.

Я преклоняюсь перед мужеством и скромностью этих ребят, переживаю за их судьбу и участь, когда вместо заслуженных почестей и наград они остались забытыми и неизвестными героями, о ратных делах и подвигах которых знают только родные и близкие. Уверен, что если бы В. И. Сталин дожил до конца Корейской войны, этих ребят не забыли бы.

Это была первая война в воздухе с активным участием реактивных самолетов с обеих сторон. Из истории этого не выбросишь.

Я не нашел фотографий многих летчиков 196-го авиаполка, участвовавших в воздушных боях Корейской войны, поэтому перечислил и указал их фамилии.

Боевые будни

Воздушные бои самолетов МиГ-15 бис с истребителями-бомбардировщиками Ф-80 и Ф-84, которые проводились летчиками 196-го полка, чего-то характерного и особенного имели мало. Проводились эти бои, как правило, с небольшими группами по 4, 8, 10, редко 20 самолетов. Американские самолеты действовали днем по автомашинам на дорогах, по мостам и тоннелям, по мелким группам солдат с высот 1000–3000 м реактивными снарядами и напалмом. Характер этих налетов мало отличался от действий Ю-87 в первые дни Великой Отечественной войны. От воздушного боя с истребителями МиГ-15 эти самолеты, как правило, уклонялись или становились в круг, пассивно обороняясь от атак. Бои проходили в основном на высотах 2–3 тысячи метров.

А вот как проходил один из воздушных боев с разведчиками Ф-94.

С раннего утра в готовности № 1 сидело звено 196-го полка. С КП корпуса поступила команда:

— С юго-востока, на высоте 8000 м, со скоростью 700–750 км/час, приближается цель. В готовность № 1 посадить эскадрилью.

В первую готовность вместе с летчиками 2-й эскадрильи в составе 10 самолетов МиГ-15 бис сел я. Мне в кабину самолета протянули прямой телефон с КП дивизии.

Погода была безоблачная, небольшой туман, видимость около 1 км. По телефону мне передали информацию о противнике. Два звена самолетов-истребитёлей в колонне по 4 самолета. На дистанции 2–3 км идут на запад прямо через аэродром Андунь. Туман постепенно рассеивался, погода улучшалась, и я настойчиво требовал по телефону, чтобы разрешили взлет. Командир дивизии И. Кожедуб мне передал, что взлет не разрешает корпус. Не дали разрешения на взлет и когда восьмерка Ф-94, как уточнили разведчики, ушла в глубину китайской территории на 200 км. Видимость улучшалась, туман рассеивался. Я грубил начальству по телефону, требуя разрешения взлететь, а взлет не давали. Восьмерка Ф-94 возвращалась на восток тем же маршрутом, и, когда уже проходила над нашим аэродромом, я получил наконец команду на взлет. Видимость на аэродроме была уже более 2 км. После взлета я сразу сделал разворот на противника. Группу не собирал, так как не было времени. Взлетевшие за мной самолеты подтягивались в наборе высоты. Группу противника догнал через 4–5 минут после взлета, когда самолеты Ф-94 подходили уже к береговой полосе. Фактически я уже не имел права атаковать эту группу, так как под ними находилось Желтое море. Я с ходу атаковал заднюю четверку Ф-94, а капитану Бокачу передал, чтобы он звеном атаковал первую четверку Ф-94. По крайнему самолету дал очередь. Несколько снарядов попало ему в живот, так как я стрелял с набором высоты под ракурсом 1/8. После атаки группа Ф-94 рассыпалась. Слева ниже увидел один свободный Ф-94, уходящий вниз. Во время атаки противник вошел в левый разворот. Преследуя его, я дал очередь. Хвостовое оперение Ф-94 развалилось, и я врезался в эти осколки. Сжался, пригнул голову, но обломки мой самолет не задели. Когда группа Ф-94 рассыпалась, рассыпались и «МиГи», преследуя каждый свою цель. Все уже находились над морем. Я дал команду закончить воздушный бой. Дал направление и высоту сбора.

Так закончился скоротечный бой. А все могло быть иначе, если бы разрешили взлет группы на полчаса раньше. Все самолеты второй эскадрильи, вылетавшие наперехват, возвратились на аэродром. Видимость при посадке была уже более 5 км.

Точно результата этого воздушного боя я не знаю. Известно то, что корпус записал на полк 8 побед. Записал даже две победы старшему лейтенанту Пупко, по его докладу, при атаке он видел, как столкнулись два Ф-94.

Задержка вылета на перехват восьмерки разведчиков мне до сих пор не понятна. Я не думаю, что с КП корпуса специально задержали вылет. По всей вероятности, командир корпуса генерал Белов отдыхал, а авиацией руководил кто-то из штабников. Погоду и туман он видел не на аэродроме, а около своего КП, в горах, в 3 км от аэродрома. Там, безусловно, туман был намного плотнее, чем на аэродроме.

Вот так бывает, когда корпусом командуют несведущие люди, когда вместо того, чтобы отдать управление командиру дивизии, берутся не за свое дело.

С небольшими сокращениями приведу несколько казенных описаний воздушных боев, где участвовали летчики нашего полка, так, как они изложены в журнале боевых действий дивизии. К этим донесениям нужны еще и схемы, тогда можно понять ход и характер воздушного боя. Я лично считаю, что эти описания, кроме констатации времени воздушного боя и знакомства с фамилиями летчиков, участвовавших в этих боях, ничего для обычного читателя не дают.

Боевое донесение от 6 ноября 1951 года:

«01. 11. 51 г. В период 8.51–9.35 группа 10 МиГ-15 бис, командир полк. Пепеляев, находясь в прикрытии общей группы частей дивизии, вылетела на перехват истребителей и истребителей-бомбардировщиков. Встреча состоялась на высоте 8000 м в районе Хакусен — Ансю. Со стороны противника 16 Ф-86. По докладам летчиков и снимкам ФП... полк. Пепеляевым один самолет Ф-86 подбит и один самолет Ф-86 сбит.

Подходя на высоте 8000 м к району Рейбид — 10 км южнее Хакусен, экипажи обнаружили пару самолетов Ф-86, которая шла справа на встречно-пересекающихся курсах. Группа полк. Пепеляева пошла на сближение с противником. Пара Ф-86, сделав левый полупереворот, стала уходить. Пара полк. Пепеляева сблизилась на Д=550 м сзади под R=l/4, полк. Пепеляев одной очередью открыл огонь по ведомому самолету Ф-86, результативность стрельбы не наблюдал. По данным ФП, цель была поражена. Пара Ф-86 левым переворотом ушла вниз. Пара полк. Пепеляева вышла из атаки разворотом вправо и была атакована второй парой Ф-86 справа-сверху-спереди под R=2/4 с ведением огня по самолету МиГ-15 полк. Пепеляева, с уходом после атаки вправо-вверх. Пара полк. Пепеляева сделала левый боевой разворот и произвела атаку по этой паре. Сблизившись на Д=122 м, полк. Пепеляев вел огонь по ведомому самолету Ф-86 одной средней очередью под R=l/4. Наблюдал разрывы снарядов на фюзеляже Ф-86. Атакованный Ф-86 левым переворотом пошел вниз. Ведущий самолет Ф-86, прикрывая, уходил за ним спиралью, что наблюдали полк. Пепеляев, ст. лейт. Рыжков и капитан Абакумов. Пара полк. Пепеляева вышла из атаки вправо-вверх. Пара капитана Абакумова и пара капитана Бокача прикрывали действия пары полк. Пепеляева. Были атакованы пара капитана Абакумова шестеркой самолетов Ф-86, пара капитана Бокача парой Ф-86. Пара капитана Абакумова вышла из-под атаки правым боевым разворотом. Шестерка противника в растянутом пеленге пар вышла из боя вниз в сторону моря.

Группа майора Митусова прикрывала действия группы полк. Пепеляева. Во время выполнения правого разворота пара майора Митусова была атакована сверху-спереди одним самолетом Ф-86, вышедшим из облачности. Выход из-под атаки пара Митусова произвела уходом под противника. Выйдя из-под атаки, майор Митусов обнаружил ниже себя пару самолетов Ф-86, произвел атаку. Но противник из-под атаки вышел резким снижением в сторону моря. Пара капитана Иванова прикрывала действия пары Митусова.

Выход из боя провели отдельными парами и звеньями. Сбор группы прошел на маршруте полета к аэродрому».

Боевое донесение от 6 января 1952 года: «06.01.52 года в 9.14–9.51 наши РТС обнаружили 10 групп истребителей и истребителей-бомбардировщиков противника, до 150 самолетов, которые следовали в направлении Ансю, с 4–1–4-минутным интервалом на высоте 4000–8000 м.

...Для отражения этого налета по команде с КП ... в 9.40–9–47 были подняты 20 МиГ-15 бис 176-го гиап под командованием полк. Вишнякова и 16 МиГ-15 бис 196-го иап под командованием полк. Пепеляева. После сбора группа, в общем боевом порядке соединения, под командованием полк. Вишнякова, с набором высоты была направлена в район Ансю, на отражение крупного налета авиации противника. При этом наше соединение действовало при непосредственном взаимодействии с частями соседней дивизии, которые наращивали силы в ходе воздушного боя. Находясь сзади ударной группы, группа полк. Пепеляева, в 10.04 в районе Тайсен, на высоте 8000–10000 м встретила 36 истребителей Ф-86, которые группами по 8–12 самолетов следовали курсом 340–350°. Оценив воздушную обстановку, полк. Пепеляев принял решение атаковать истребителей противника. Воздушный бой длился в течение 15–20 минут и сместился к району Ансю. В ходе этого боя стреляли 5 летчиков: полк. Пепеляев по трем самолетам, ст. лейт. Рыбас, ст. лейт. Колпаков, майор Антипов, ст. лейт. Юшин, каждый по одному отдельному из самолетов группы Ф-86.

В результате этих атак полк. Пепеляев наблюдал попадание снарядов по атакованному самолету Ф-86, который перешел в беспорядочное падение и упал в районе 20–30 км северо-западнее Сюкусен. Остальные летчики результатов своих атак не наблюдали.

Группа полк. Вишнякова поиск противника производила в районах Тайсен, Ансю, Дзюсен, Эйдзю, на высоте 2000–5000 м. В 10.06, в районе Ансю — Хакусен, на высоте 5000 м, 8 экипажей этой группы под командованием ст. лейт. Лазутина встретили 12 самолетов Ф-86 и завязали с ними воздушный бой, который длился 3–4 минуты... стрелял ст. лейт. Лазутин, который результатов своей стрельбы не видел. В 10.07 в районе Дэгуандонг на высоте 7000 м 6 экипажей МиГ-15 этой группы под командованием капитана Сучкова встретили 8 самолетов Ф-86 и завязали с ними воздушный бой, который длился 2–3 минуты... стрелял один летчик ст. лейт. Андриенко, результатов стрельбы не наблюдал.

После ухода истребителей противника из района воздушного боя все наши самолеты по команде с КП... возвратились на свой аэродром».

Я не буду разбирать и описывать воздушные бои самолетов МиГ-15 бис с «Сейбрами» казенным языком донесений и схем воздушных боев, имеющихся в Подольском архиве, так как правильно описать и понять по донесениям и схемам можно, но мне кажется, что это надо только специалистам. Я попытаюсь донести для людей, любящих авиацию и ее историю, свое видение воздушных боев, но не всех боев, так как это было давно и многое забыто, а лишь отдельных, которые остались в памяти. О том, что, на мой взгляд, было наиболее характерно и может стать интересным, а то и полезным, я и хочу рассказать.

Имея полное господство в воздухе над всей территорией Корейского полуострова к весне 1951 года, на северо-западном направлении, откуда шли войска и поступало вооружение китайским добровольцам, американцы стали терять свое превосходство в воздухе. Причины в том, что на северо-западном направлении в конце 1950 года в воздухе появились самолеты МиГ-15, которые небольшими группами стали противодействовать боевым вылетам американской авиации. Это вынудило американцев ввести в бой свои новые истребители Ф-86, которые вначале небольшими группами, а затем и большими силами стремились в воздушных боях восстановить пошатнувшееся превосходство в воздухе.

Особенно интенсивные воздушные бои в воздухе Северной Кореи стали проводиться с появлением авиаполков МиГ-15 324-й и 303-й авиадивизий. В этих боях американцы стали наращивать свои силы количественным увеличением самолетов Ф-86. Вместо 8–10 самолетов для участия в боях за господство в воздухе американцы стали приходить в район воздушного боя группами по 18–20 машин общей численностью в 50–60 и более самолетов Ф-86.

Командование 64-го корпуса также, в некоторые дни, поднимало в воздух до сотни МиГ-15, наращивая силы своих истребителей в ходе воздушного боя.

Получалось так, что в некоторых воздушных боях одновременно участвовало более сотни самолетов МиГ-15 бис. Ни много ни мало район воздушного боя увеличивался в размерах до 10–15 км в диаметре и до 10 км по высоте.

Воздушный бой такого большого количества участвующих в нем самолетов слагался из отдельных фрагментов, в которых дрались пары, четверки и эскадрильи полков.

Воздушные бои крупных групп истребителей Ф-86 с истребителями МиГ-15 бис 324-й и 303-й авиадивизий, в которых принимали активное участие летчики 196-го иап, в воздухе над Северной Кореей проводились до самого отъезда нашего полка в Союз. Последний бой, в котором я принимал непосредственное участие, состоялся 15 января 1952 года. Группа в составе 196-го иап и 176-го гв. иап вылетела и провела воздушный бой с большой группой самолетов Ф-86. Прекрасно помню, что потерь с нашей стороны в том бою не было.

Начиная с мая месяца 1951 года эпицентр воздушных боев за господство в воздухе медленно перемещался от реки Ялуцзян в сторону реки Ансю, на восток.

Район воздушных боев был избран американцами, чтобы иметь господство в воздухе не только в районах недосягаемости самолетов МиГ-15, но, главное, в районе междуречья рек Ялуцзян — Ансю — основном средоточении коммуникаций китайских и корейских войск.

Основные задачи 64-го корпуса ПВО заключались в следующем:

интернациональная помощь наземным войскам КНДР и КНР;

прикрытие от ударов с воздуха объектов КНДР;

завоевание превосходства в воздухе в своей зоне ответственности;

испытание в бою новых самолетов и получение боевого опыта;

получение возможно более целого самолета Ф-86.

О боевом применении МиГ-15, о путях решения некоторых его насущных вопросов попробую рассказать.

Прежде всего хочу обратить внимание на построение боевых порядков, которые применяли летчики 196-го полка при поиске и атаке.

При наведении и поиске боевой порядок группы (полка, эскадрильи, звена, пары) самолетов МиГ-15 строился в порядке клина или пеленга, близкого к фронту, с разносом высот для маневра группы. Расстояние между самолетами по фронту определялось составом группы: для пары 300–400 м между самолетами, для звена 200–300 м, для эскадрильи и полка 100–200 м. Дистанция между самолетами, парами и звеньями — 50–100 м.

Основой построения боевых порядков была пара. Боевой порядок эскадрильи — 2–3 звена, построенных клином или пеленгом; полка — 2–3 эскадрильи, построенных клином, пеленгом или колонной. При сближении и атаке для облегчения маневра групп боевой порядок как бы сжимался по фронту и вытягивался в глубину. Боевой порядок при атаке зависел от подготовки летчиков в групповой слетанности: чем выше подготовка летчиков, тем плотнее могут строиться боевые порядки. Но обязательно нужно предусматривать достаточную свободу маневра группы и зрительную связь.

На разборах полетов командиры эскадрилий и полков спорили и доказывали друг другу, каким составом группы лучше управлять, какой состав группы наиболее эффективен для ведения воздушных боев с истребителями Ф-86.

Прекрасно помню, как командир 176-го гв. иап полковник Вишняков и его комэски доказывали на словах преимущества управления в воздушном бою шестеркой. Я же лично и летчики нашего полка считали, что чем больше в группе самолетов, тем легче в воздушном бою. Мы предпочтение отдавали восьмерке, то есть двум звеньям: в бою истребителей основной боевой единицей является пара, и командиру звена или восьмерки удобнее и проще управлять двумя группами, чем тремя парами.

Я придерживался принципа четного состава группы: как в паре один отвечает за другого, в звене — пара отвечает за пару, в восьмерке — четверка взаимодействует с четверкой. В случаях четного построения боевого порядка в группе более свободен маневр группы и при поиске, и в бою, проще управление и взаимодействие.

Обратил я внимание и на то, что при первой встрече с группами Ф-86 они находились в довольно плотных боевых порядках, как по фронту, так и по глубине. Мы же ходили в широко разомкнутых боевых порядках. На следующий день противник свои боевые порядки расширил, а мы их несколько поджали. Примерно через месяц и даже раньше различить группы самолетов противоборствующих сторон по боевым порядкам было трудно — так они стали похожими и, наверное, оптимальными для решения выполняемых задач. Еще раз повторю, что при построении боевых порядков любой группы, кроме существующих правил полета, всегда учитывалась необходимость свободы маневра и, соответственно, перестроения самолетов групп как при поиске, так и при атаке. Если в звене при развороте пара переходит вправо, то ведомый первой пары освобождает место ведущему второй пары и переходит влево. Если при полете группы в составе восьмерки звено перестраивается из левого пеленга в правый, то ведомая пара первого звена переходит на другую сторону.

Перестроения в группе во время маневра ведущего не всегда проходят по указанной схеме. Бывают и исключения. Главное — в быстроте маневра, в компактности, чтобы группа не рассыпалась.

Тема ближнего группового воздушного боя истребителей за господство в воздухе — очень большая тема, о которой много написано, нарисовано и показано. В сказанном и написанном о воздушном бое вроде все ясно и все понятно. А когда летчик впервые попадает в воздушный бой истребителей, где десятки самолетов парами и четверками гоняются друг за другом, то ему многое кажется и видится непонятным. Воздушный бой всегда будет непонятным для большинства начинающих летчиков, если их не вводили, а бросали в бой.

Ввод в бой авиаполков МиГ-15 в Корейской войне показывает, что командование ВВС и ПВО пренебрегло опытом Отечественной войны, не учло психологию человека, пусть даже ветерана, который за 6 послевоенных лет стал другим, и его психология мало чем стала отличаться от психологии летчиков, не видевших войну.

В своем первом воздушном бою с истребителями некоторые летчики бросаются в погоню за ближайшим самолетом, стремятся его сбить, забывая о товарищах и об обстановке в воздухе. Другие, наоборот, стремятся вырваться и выйти из зоны воздушного боя, покинуть ее. Их действия в бою не усиливают, а, напротив, ослабляют свою группу.

Я считаю, что очень большое значение для летчика-истребителя как воздушного бойца имеет его психическое состояние, которому, на мой взгляд, не придавалось должного значения на всех уровнях жизни летчика — ни в авиашколах, ни в строевых частях.

Не знаю, как сейчас, а в мое время в учебных планах предмет психологии никогда не значился, даже не упоминался. Еще при медицинском обследовании при наборе в авиационное училище никто и никогда не касался вопросов, связанных с психикой человека, который собирался стать летчиком.

Оглядываясь сейчас на свою жизнь в авиации, вспоминая и воздушные бои, и полеты вообще, анализируя причины аварий и катастроф, прихожу к выводу, что при правильном учете человеческого фактора многих потерь можно было избежать, многие вопросы надо было решать по-другому, беря в расчет психологические особенности людей.

Я твердо убежден, что для летчика-истребителя, для человека, который выполняет работу порою за гранью человеческих возможностей, который находится один в дорогостоящей и сложной машине, который должен сам быстро принять лучшее решение и выполнить его, иной раз в ситуации экстремальной, соответственная психологическая подготовка не менее важна, чем специальные навыки.

С моей точки зрения, в качестве инструмента отбора при поступлении в авиационное училище необходимо включать проверку на предмет психологической годности человека как летчика вообще. В период учебы для летного состава обязателен курс основ психологии, чтобы летчик знал, какие психологические перегрузки испытывает летчик в своих первых воздушных боях, знал, как можно управлять собой, о чем думать в той или иной нештатной ситуации.

По своему опыту могу сказать, что в первых групповых воздушных боях с истребителями Ф-86 была и боязнь, и страх за себя и за товарищей. Были скованность и излишнее напряжение. Было и принятие необоснованных решений при выполнении того или иного маневра. Я думаю, что подобные ощущения, мысли и действия были не только у меня. Считаю, что летчики в первых групповых воздушных боях с истребителями Ф-86 так же, как и я, испытывали все это в разной степени, независимо от того, воевали они прежде или нет. Все это приводило к тому, что в первых воздушных боях с истребителями Ф-86 летчики 196-го иап вели себя неуверенно. Надо сказать, что если воздушные бои с самолетами Ф-86 для летчиков 196-го полка были первыми, то для многих американцев бои с истребителями МиГ-15 были продолжением схваток, проведенных ранее с истребителями 50-й и 150-й авиадивизий. На первых порах боевые группы МиГ-15 196-го иап преждевременно рассыпались, управление в бою нарушалось, а иногда и вовсе терялось. Вместо звеньев и пар порой действовали одиночки. Растерянность некоторых летчиков, их несогласованные действия в воздушном бою приводили к потерям.

Впоследствии, когда летчиков 196-го полка обстреляли и они успокоились, бои за господство в воздухе стали проходить с переменным успехом.

На самолете МиГ-15 бис устанавливался прицел АСП-ЗН. Этот прицел имел два режима работы. Первый — полуавтоматический, когда при некотором вмешательстве летчика вырабатывалась поправка, чтобы снаряды попали в цель. Для этого летчик механически вводил в прицел т. н. базу, фактически размеры цели. Цель обрамлялась светящимися ромбиками, движение которых осуществлялось за счет вращения ручки рычага управления двигателем. Светящуюся «центральную» точку прицела накладывали на цель. После того как самолет противника будет находиться в обрамлении и центральная точка остановится на цели, предписывалось открыть огонь. Если дальность стрельбы будет не более 500–600 метров, цель будет поражена.

Я описал процесс стрельбы по подвижной сетке, когда цель находится под ракурсом, близким к 0/4, т. е. под нулевым углом между линией движения цели и линией атакующего истребителя. Дело в том, что по подвижной сетке прицела стрелять можно, лишь когда самолет противника энергично не маневрирует. Это бывает, когда противник не видит, что его атакуют, или следует в группе, сохраняя свое место в строю.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Журнал " ЮС ньюс энд Уорлд рипорт"

    Документ
    ... запрещалось. Там и сосредотачивались "сейбры" со специальным заданием: атаковать "миги" над аэродромом. Заходящий ... в Российском зарубежном представительстве; содействие направленным против коммунизма и против советской власти мерам в странах ...
  2. Журнал " ЮС ньюс энд Уорлд рипорт"

    Документ
    ... запрещалось. Там и сосредотачивались "сейбры" со специальным заданием: атаковать "миги" над аэродромом. Заходящий ... в Российском зарубежном представительстве; содействие направленным против коммунизма и против советской власти мерам в странах ...
  3. Михаил Ефимович Болтунов " Золотое ухо" военной разведки Предисловие

    Документ
    ... Успешно действовали республиканские «слухачи» и против вражеской авиации. О предстоящих налетах ... находившаяся рядом армада истребителей МИГ-15 в непроглядной южной ... нового типа истребителя Ф-86 «Сейбр». В артвооружении американцы применяли ...
  4. Михаил ефимович болтунов " золотое ухо" военной разведки предисловие

    Документ
    ... Успешно действовали республиканские «слухачи» и против вражеской авиации. О предстоящих налетах ... находившаяся рядом армада истребителей МИГ-15 в непроглядной южной ... нового типа истребителя Ф-86 «Сейбр». В артвооружении американцы применяли ...
  5. Нло операция " сокрытие"

    Документ
    ... гражданских лиц. С наших реактивных F-86А "Сейбр" сняли все вооружение и заменили его ... , Феликс Зигель выступил категорически против объяснения НЛО массовыми галлюцинациями: ... и летал на истребителе-перехватчике МИГ-19П. Первый случай произошел 7 ...

Другие похожие документы..