textarchive.ru

Главная > Документ


Автономная некоммерческая организация

«ЦЕНТР СТРАТЕГИЧЕСКОГО КОНСАЛТИНГА»

«ГОРОДСКИЕ ЭЛИТЫ РОССИИ

И ЗАДАЧИ ИННОВАЦИОННОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ СТРАНЫ»

Аналитический доклад

Москва

2009

ББК 60.5

60.541.1

УДК 301:32

Г70

Коллектив авторов:

Волкова Эльвира Ильдаровна

Максимов Андрей Николаевич

Максимова Екатерина Викторовна

Миронов Николай Михайлович

Озяков Александр Евгеньевич

Соснин Дмитрий Петрович

Под общей редакцией

Максимова Андрея Николаевича

Предисловие

Глазычева Вячеслава Леонидовича

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта Институтом общественного проектирования в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 14 апреля 2008 года № 192–рп «Об обеспечении в 2008 году государственной поддержки некоммерческих неправительственных организаций, участвующих в развитии институтов гражданского общества»

© АНО «Центр стратегического консалтинга, 2009.

© Глазычев В.Л., Волкова Э.И., Максимов А.Н., Максимова Е.В.,

Миронов Н.М., Озяков А.Е., Соснин Д.П., 2009

Оглавление

Предисловие 3

Описание исследования 5

I. ГОРОДСКИЕ ЭЛИТЫ: КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ РАМКИ И ИНТЕРПРЕТАЦИИ ПОНЯТИЯ 8

II. ГОРОДСКИЕ ЭЛИТЫ В ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ: 15

III. ГОРОД КАК СРЕДА ФОРМИРОВАНИЯ И ОБЪЕКТ УПРАВЛЕНИЯ РОССИЙСКИХ ГОРОДСКИХ ЭЛИТ 29

IV. СОЦИАЛЬНЫЙ ПОРТРЕТ ГОРОДСКИХ ЭЛИТ: РЕЗУЛЬТАТЫ КОЛИЧЕСТВЕННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ 41

V. ДИНАМИКА ОТНОШЕНИЙ ЭЛИТНЫХ ГРУПП: 51

VI. ГОРОДСКИЕ ЭЛИТЫ И СТРАТЕГИЯ ИННОВАЦИОННОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ 80

Заключение 97

Приложение 1: Сравнительная таблица регионов полевого исследования 106

Приложение 2: Сравнительная таблица городов полевых исследований 108

























Предисловие

Состояние местных элит имеет определяющее значение для нормального функционирования старых демократий. Тем значительнее роль элит в сегодняшней России, где гражданское общество все еще находится на первичной стадии структурирования, некоммерческие организации бедны и разрознены, а число саморегулируемых профессиональных организаций можно сосчитать по пальцам. При всем том изучение российской бизнес-элиты, что в силу ее закрытости дело нелегкое, не продвинулось дальше т.н. гламурных СМИ, а профиль местных, или, что то же самое, городских элит едва проступает в местных «желтых» информ-ресурсах и в блогах – по определению безответственных.

Общих суждений – как нормативных, авторы которых знают, как все должно бы быть, так и оценочных, авторы которых твердо верят в то, что знают, как оно есть – у нас все еще более чем достаточно Исследований действительности мало, городской действительности – очень мало. Объем эмпирического материала, отобранного для исследования авторами доклада, не столь велик, как хотелось бы, но он не меньше, чем было возможно при наличных силах и средствах и, по крайней мере, взято по три «пробы» из каждого федерального округа России.

В попытках скороспелых обобщений недостатка нет, тогда как сколько-нибудь серьезный опыт изучения городской жизни по территориям страны заставляет утверждать: общими оказываются банальности, небанальное мгновенно обнаруживает свою специфичность. При всей ограниченности персонального опыта могу подтвердить основные выводы авторов:

мера консолидированности городских элит разительным образом различается от региона к региону;

там, где в силу большей умудренности региональной власти консолидированность элит выше, они наименее самостоятельны и наиболее встроены в поле действий этой власти;

там, где такая встроенность оформлена, региональная элита быстро обретает закрытость, и карьерные «лифты» работают преимущественно в своей среде;

наконец (и это чрезвычайно важно), соглашаясь с тем, что без серьезной модернизации развитие России невозможно, городские элиты сами не только не сориентированы на серьезную модернизацию, но в большинстве не очень хорошо понимают, что это такое – модернизация.

Не удивительно, что вопрос о публичном интересе задавать представителям городских элит в большинстве случаев не слишком целесообразно.

Очень хочется надеяться, что авторам удастся продолжить свои изыскания, ведь на первой их стадии мы узнаем кое-что о представлениях властной части городских элит об условиях собственной деятельности, но почти ничего о них самих, а узнать было бы полезно, ведь они заняли свои позиции надолго.

профессор Вячеслав Глазычев,

член Общественной палаты России,

заведующий кафедрой управления территориальным планированием

Академии народного хозяйства при Правительстве РФ





Описание исследования

Аналитический доклад подготовлен по результатам проекта «Исследование российских городских элит и их потенциальной роли в решении задач долгосрочного социально-экономического развития страны». При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 14 апреля 2008 года № 192–рп.

В рамках данного проекта в период с марта по июль 2009 года проводились полевые исследования на территории города федерального значения Санкт-Петербург и двадцати городов семи регионов Российской Федерации:

- Ленинградская область (г. Сосновый Бор, г.Кировск);

- Ростовская область (г. Ростов, г. Новочеркасск, г. Азов);

- Ярославская область (г. Ярославль, г. Рыбинск , г. Тутаев);

- Республика Удмуртия (г. Ижевск, г. Глазов, г. Сарапул);

- Челябинская область (г. Челябинск, г. Миасс, г. Копейск);

- Иркутская область (г. Иркутск, г. Ангарск, г. Шелехов);

- Приморский край (г. Владивосток, г. Уссурийск, г. Большой камень).

Объектом исследования являлись городские элиты, в операциональном плане рассматриваемые как совокупность лидеров следующих социальных групп:

  • «муниципальное сообщество» (глава муниципального образования, депутаты муниципального представительного органа, глава местной администрации, заместители главы местной администрации, руководители ключевых структурных подразделений местной администрации, руководители муниципальных предприятий и учреждений);

  • «бизнес-сообщество» (лидеры городского малого и среднего бизнеса);

  • «некоммерческий сектор» (лидеры городских общественных организаций и гражданских инициатив, местных отделений политических партий, средств массовой информации).

Основными методами исследования стало проведение фокус-групп и углубленных интервью с представителями городской элиты в различных секторах (муниципальный «класс», бизнес-сообщество, некоммерческий сектор).

Кроме того, дополнительно проводились экспертные интервью в целях выявления внешней оценки состояния городских элит лицами, относительно свободными от городской внутриэлитной коммуникации, но имеющими возможность ее непосредственного наблюдения (представители региональной власти, общественных наук, средств массовой информации, независимых экспертно-аналитических центров).

Информация о количественных характеристиках проведенных полевых исследований методом фокус-групп, экспертных интервью и углубленных интервью представлена в таблице 1.

Таблица 1

Вид исследования

Количество

Количество участников

Фокусированное групповое интервью

35

297

Экспертное интервью

35

35

Углубленное интервью

72

72

Среди участников полевых исследований проводился стандартизированный количественный опрос (анкетирование). В данном виде исследования приняло участие 404 человека (таблица 2).

Таблица 2

 

Всего

Регион

Удмуртия

Ростовская обл.

Иркутская обл.

Приморский край

Ярославская обл.

Ленинградская обл.

Челябинская обл.

абс. (человек)

404

76

55

50

49

50

49

75

относит. (%)

100

19

14

12

12

12

12

19

Кроме того, по тематике исследования по каждому региону в разрезе городских элит проведены:

контент-анализ средств массовой коммуникации (в том числе, информации в сети Интернет);

анализ нормативных правовых актов, определяющих стратегические установки развития городов, а также актов, направленных на их реализацию;

непосредственное наблюдение мероприятий с участием представителей городских элит (форумы, круглые столы, презентации, заседания представительных органов).

Проведенный анализ позволил выделить ряд условий, в значительной степени определяющих характер экспертного мнения по тому или иному вопросу. В дальнейшем будем ссылаться на следующие факторы:

  • статус респондента (муниципальный работник, представитель бизнеса, представитель некоммерческого сектора). Муниципальные работники в ходе опроса оказались в ситуации необходимости оценить процессы внутри своих структур, косвенно оценить деятельность своих непосредственных руководителей. В силу этих обстоятельств ответы данной категории экспертов более позитивны, оптимистичны, лояльны к действующей власти, нежели в среднем по выборке;

  • тип города: малый город (численность до 50 тыс. человек: Кировск, Сосновый Бор, Большой Камень, Тутаев), средний город (51-250 тыс.человек: Шелехов, Новочеркасск, Уссурийск, Азов, Глазов, Сарапул, Миасс, Копейск, Ангарск, Рыбинск), крупный город (251-1000 тыс.человек: Иркутск, Владивосток, Ижевск, Ярославль), город-миллионник (свыше одного миллиона человек: Санкт-Петербург, Ростов, Челябинск). Особенности взаимодействий жителей малого города («все всех знают»), полагаем, определяют также более позитивное мнение относительно деятельности власти всех уровней. Кроме того, в малом и среднем городе доли муниципальных работников в общем объеме выборки существенно выше, чем в среднем по массиву;

  • регион: каждый регион, вошедший в выборку, имеет свои исторические особенности формирования элиты и механизмов взаимоотношений между субъектами власти. Этими особенностями и определяются различия в направленности и интенсивности мнений. Как видно из таблицы 2, количество экспертов, опрошенных в каждом из регионов, не позволяет сделать однозначных, статистически достоверных выводов по каждому отдельно взятому субъекту РФ. Тем не менее, в силу значимости региональных отличий и особенностей, в дальнейшем будем ссылаться на регион как на фактор, детерминирующий то или иное мнение.

В представляемом докладе авторы активно используют материалы проведенных исследований, однако предлагаемые выводы являются результатом осмысления развития российских городских элит членами авторского коллектива и не сводятся только к обобщению информации фокус-групп и социологического опроса.

I. ГОРОДСКИЕ ЭЛИТЫ: КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ РАМКИ И ИНТЕРПРЕТАЦИИ ПОНЯТИЯ

Объектом настоящего исследования являются российские городские элиты, сформировавшиеся в постсоветский период. Выбор понятия «городские элиты» в качестве точки отсчета для описания социальной структуры городских сообществ в контексте инновационной модернизации страны требует определенных пояснений.

Термин “элита” ведет свое происхождение от латинского eligere – выбирать; в современной литературе получил широкое хождение от французского elite – лучший, отборный, избранный. В категориальный аппарат социальных наук понятие «элита» было введено итальянским экономистом и социологом Вильфредо Парето на рубеже XIX-XX веков. Под элитой он понимал совокупность лиц, получивших в рамках специальной процедуры оценки наивысший индекс (в соответствии с уровнем профессионализма и компетентности) в своей области деятельности.

В настоящее время в социальных науках сосуществуют три основных методологических подхода к определению понятия элиты: ценностный, позиционный и десизиональный.

Ценностный подход базируется на исходном смысле понятия «элита» (то есть «лучшее»). Подразумевается, что входящие в элиту индивидуумы обладают более высокими интеллектом, талантом, способностями, компетентностью, а так же более высокой моралью и нравственностью по сравнению со средними показателями конкретного социума. Данный подход часто также называется меритократическим: меритокра́тия (букв. «власть достойных», от лат. meritus — достойный и греч. κρατος — власть, правление) - принцип управления, согласно которому руководящие посты должны занимать наиболее способные люди, независимо от их социального и экономического происхождения.

При позиционном (статусном, институциональном, альтиметрическом) подходеэлита рассматривается как группа лиц, которые занимают руководящие позиции в важнейших социальных и политических институтах - правительственных, экономических, военных, культурных, безотносительно к моральным и иным качествам самих этих лиц. Позиционный анализ исходит из предположения, что официальные государственные институты, а также важнейшие негосударственные институты с их формальной иерархией, дают адекватную картину иерархии реальных властных отношений.

Многие исследователи придерживаются десизионального подхода, при котором элита определяется как круг лиц, принимающих наиболее важные, стратегические решения в соответствующей сфере деятельности. С одной стороны, данный подход тесно связан с позиционным: как правило, лица, занимающие высшие посты в социальных институтах как раз и принимают ключевые решения и имеют наибольшие ресурсные возможности для их реализации. С другой стороны, он позволяет избежать опасности отождествления формальной и неформальной социальной структуры, учесть наличие лиц, не занимающих высоких постов в формальной иерархии, но оказывающих существенное косвенное влияние на принятие стратегических решений.

Указанным концептуальным подходам к теоретическому осмыслению роли и места элит в социальной структуре общества в целом соответствуют следующие три базовых операциональных метода выявления совокупности лиц, входящих в элиту: позиционный анализ, репутационный анализ и метод анализа участия в принятии важнейших стратегических решений.

Суть метода репутационного анализа заключается в выявлении элиты на основе оценок, полученных при помощи опросов экспертов в соответствующих сферах деятельности.

Позиционный метод выявления элиты заключается в составлении списка ключевых, руководящих позиций в рамках определенного набора социальных институтов (организаций) и отнесении конкретных персоналий, замещающих данные позиции, к элите того или иного уровня (типа).

Третий метод состоит в идентификации элиты путем включения в эту категорию лиц, принимающих важнейшие стратегические решения. На данном пути имеются определенные методологические сложности, связанные с необходимостью учета во многих случаях коллективного характера подготовки и принятия решений, в котором задействованы руководители, их помощники и специалисты, ближайшее окружение, эксперты.

Важным моментом является определение социальных границ при использовании понятия элиты. Например, определение Вильфредо Парето позволяет выделять элиты в различных сферах деятельности. В указанном смысле можно говорить об элитах учителей, шахматистов, юристов, музыкантов, программистов.

В противовес такой «широкой» трактовке элиты (совокупности элит) в политологии и социологии зачастую используется понимание элиты как «политической элиты», «правящей элиты», «элиты как высшего слоя политического класса». В данном контексте элита, прежде всего, связана с государственным управлением социально-экономическими процессами общественной жизни.

Поскольку система публичных институтов управления в Российской Федерации в территориальном разрезе представляет собой «трехзвенную» структуру, состоящую из федерального, регионального и муниципального уровней, то и система элит также распадается на три уровня: федеральный, региональный, субрегиональный (включающий в том числе городские элиты). Причем формально субрегиональный уровень в соответствии с законодательством о местном самоуправлении является достаточно автономным от органов государственной власти.

В настоящем исследовании городские элиты понимались как совокупность следующих социальных групп: муниципальная власть, городские бизнес-элиты, актив институтов гражданского общества.

При рассмотрении различных сегментов городских элит (муниципальной власти, бизнес-сообщества, некоммерческого сектора) в качестве базовых использовались различные подходы.

Выделение «элиты» в рамках муниципальной власти осуществлялось преимущественно на основе позиционного подхода. Формальная структура органов местного самоуправления (иерархия должностей, распределение полномочий и ресурсов) является своеобразной базовой несущей конструкцией для формирования и функционирования городских элит. Можно сказать, что ключевые городские элитные группы кристаллизуются вокруг значимых, ресурсных позиций муниципальной власти, ведя борьбу за обладание указанными позициями.

Но структура органов местного самоуправления не является статичной, раз и навсегда определенной. В рамках, допустимых действующим законодательством, городскими элитами зачастую под давлением региональной элиты осуществляется перестройка «здания» муниципальной власти в соответствии со сложившимся балансом сил основных игроков. Например, принципиальным моментом, с точки зрения «архитектуры» муниципальной власти является порядок избрания и полномочия главы муниципального образования. Под воздействием подобных изменений в конфигурации городской власти, как правило, происходили изменения структуры и персонального состава элитных групп (особенно в региональных столицах).

Таким образом, в настоящем исследовании в качестве «элитных» были определены следующие позиции в органах местного самоуправления:

  • глава муниципального образования;

  • глава администрации муниципального образования;

  • депутаты представительного органа;

  • заместители главы местной администрации;

  • руководители ключевых структурных подразделений местной администрации.

Соответственно, «держатели» указанных позиций (т.е. лица, их занимающие) рассматривались в качестве членов городской муниципальной элиты.

Кроме того, к муниципальному сегменту городской элиты в исследовании относились руководители крупных муниципальных предприятий (таких как, например, «горводоканал») и учреждений (например, главные врачи крупных муниципальных учреждений здравоохранения).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Федеральное агенство по образованию автономная некоммерческая организация

    Документ
    ... Автономнаянекоммерческаяорганизация «Информационные технологии в образовании» Центр ... задачаинновационного ... модернизация и инновационное развитие - единственный путь, который позволит России ... консалтинга ... городской ... элиты нашей страны ... стратегического ...
  2. Федеральное агенство по образованию автономная некоммерческая организация

    Документ
    ... Автономнаянекоммерческаяорганизация «Информационные технологии в образовании» Центр ... задачаинновационного ... модернизация и инновационное развитие - единственный путь, который позволит России ... консалтинга ... городской ... элиты нашей страны ... стратегического ...
  3. Московский центр развития предпринимательства информационное агентство «альянс медиа» дайджест актуальных публикаций по проблемам малого бизнеса

    Документ
    ... программы участвует автономнаянекоммерческаяорганизация "Центр-бизнес-право". В настоящее время центр работает над ... городскойинновационной конференции «Инновационный потенциал Москвы и Московского региона». Ю.Смирнов подчеркнул, что для России ...
  4. М ОНИТОРИНГ СМИ Модернизация профессионального образования Март - август 2011г

    Краткое содержание
    ... инновационноймодернизации» в условиях присоединения России ... , автономнойнекоммерческойорганизации " ... стратегическимизадачами региона и всего северо-востока страны. Научно-исследовательский сектор вуза, объединенный в Арктический инновационныйцентр ...
  5. Категории СМИ Газеты (1)

    Отчет
    ... Управления автономнойнекоммерческойорганизации "Центр защиты экономических ... стратегических отраслей экономики и тех ее сфер, что идут инновационным ... страны. Заявленные на самом высоком уровне цели диверсификации или новой модернизации экономики России ...

Другие похожие документы..