textarchive.ru

Главная > Документ


Круглый стол в Союзе журналистов.

Фонд «Новая Евразия» в рамках проекта «Миграционный барометр в Российской Федерации» в сотрудничестве с Форумом «Переселенческих организаций» провел 27 апреля 2010 года круглый стол "Роль СМИ в формировании миграционной политики России".

Обсуждение было посвящено не только судьбе журнала "Российская миграция", но и общим проблемам. Что происходит с миграционной прессой? Каковы перспективы появления новых изданий по теме миграции. Есть ли потенциал для формирования общественного и официального мнения государства по проблемам миграции?

Ведущей круглого стола стала Лидия Графова, член Правительственной комиссии по миграционной политике и главный редактор — теперь уже бывшего — журнала «Российская миграция».

Предлагаем стенограмму выступлений и дискуссии.

Оглавление.

Приветствие. Лидия Графова: «Журнал подстрелили влет». 1

Павел Гутионтов: «Мы теряем время, и догнать его не сумеем». 3

Вячеслав Поставнин: «Если Россия притягивает мигрантов, значит, у нас есть энергетика, и есть будущее». 3

Всеволод Богданов: «Нет важнее задачи у страны, чем давать возможность людям стать счастливыми». 8

Михаил ФЕДОТОВ: «Журнал должен быть адекватным барометром миграционной ситуации в России». 11

Софья Книжник: «Сегодняшняя миграция — это Клондайк коррупции». 12

Григорий Томчин: «В обществе нет языка миграции, с которым приходит правильное отношение к этим проблемам». 13

Лидия Графова: «Россия живет без миграционной политики. Ее просто похоронили». 14

Приветствие. Лидия Графова: «Журнал подстрелили влет».

ГРАФОВА: Большое спасибо всем, кто пришел на наш зов. Здесь собрался замечательный цвет очень талантливой миграционной экспертной гвардии. Тут есть замечательные журналисты, тут есть люди, которым миграция просто как боль в сердце. Мы узнаем дальше друг о друге, я просто хочу представить, прежде всего, хозяина, можно сказать, этого заведения. Павел Семенович Гутионтов, секретарь Союза журналистов.

ГУТИОНТОВ: Такой временный хозяин, пока не подошел Богданов.

ГРАФОВА: Да, Богданов председатель должен придти нас приветствовать. Татьяна Богдасарова, сотрудник Фонда «Новая Евразия», которая ведет проект «Миграционный барометр Российской Федерации», и организует наш круглый стол. Ну и конечно Вячеслав Александрович Поставнин, председатель, президент фонда «Миграция 21 век», председатель редакционного совета прошлого – уже – журнала («Российская Миграция») и надеюсь, учредитель будущего журнала. Соучредителем будущего журнала обещает стать также Союз журналистов России, что для нас очень важно.

Вообще сегодняшнее мероприятие несколько необычное. Вот четыре номера журнала «Российская миграция», вышедшие в прошлом году. Кто его читал, говорят, что на фоне миграционной прессы это заметное явление. Сегодня мы проводим презентацию, и ее одновременно можно считать похоронами журнала, который, в общем, завоевал некую популярность. Почему это произошло? Все очень примитивно, как убивают журналистов в наше время, иногда выстрелом, иногда другими методами… Этот журнал пять лет назад открыл один небольшой предприниматель, который занимался выдачей документов, помощью в оформлении документов трудовых мигрантов, бывший сам переселенец. Издавал пять лет, и был журнал, в общем, не ахти какой, не везло с редакторами, и конечно трудно издавать независимый журнал.

В прошлом году экспертное сообщество, которое здесь представлено блистательными личностями, собрались вокруг «опального генерала» Поставнина (уникальный генерал с правозащитным геном), и решили, что нужно постараться, чтобы тот сильный научный потенциал, то видение роли миграции для будущего России, чтобы наша позиция как-то доходила до верхов. Короче говоря, решили этот журнал сделать рупором, инструментом влияния. Главным адресатом журнала были люди, принимающие решения. Надо сказать, его, в общем-то, читали. И в конце концов предпринимателю, который его финансировал, сказали - меняй политику, а то мы тебя обанкротим. Это тоже способ убийства, для меня это было очень существенно. Я посмотрела, журнал набирал силу, и его как бы «подстрелили влёт». Это при том, что со мной, я главный редактор этого журнала была, со мной очень любезно обращались те же люди, кто предложил обанкротить нашего учредителя. Меня сделали членом правительственной комиссии по миграционной политике, даже была награда от Путина за журналистскую деятельность, посвященную миграционной проблеме.

Так вот, мне казалось, что все уже кончено, я даже, честно говоря, обрадовалась - больше буду писать свои статьи в Российскую, в Новую газету. Но потом именно благодаря тем экспертам, которые так много сделали для развития журнала, мы решили, что нужно делать новый журнал. Король умер, да здравствует король! И есть предложение назвать будущий журнал по имени фонда, который возглавляет Вячеслав Александрович. Он будет главным учредителем, и тяжелая миссия финансирования падет на ваши плечи. «Миграция 21 век», так называется фонд, и так мы предлагаем назвать журнал. Может быть, будет предложено новое название.

Итак, спасибо, что вы пришли, нам очень дорого, что вам небезразлична... знаете, по большому счету - судьба России. Потому что без миграции Россия не сохранит себя. Мы ждем, чтобы вы сказали, что здесь было плохо, с чем надо расстаться, а что может, было неплохо, и что надо усилить. И про название хотелось бы поговорить, и про адресата. Кто им должен быть? Конечно, было бы замечательно, если бы огромный тираж был, но это нереально. Самое большее, что было, это пять тысяч.

Короче говоря, вопросы для обсуждения у каждого из вас на столе, а сейчас я предоставляю слово для начала Павлу Семеновичу.

Павел Гутионтов: «Мы теряем время, и догнать его не сумеем».

ГУТИОНТОВ: Богданов просит извинения, что он пока не может добраться до этого зала. Но он поклялся, что он придет и выскажется. Он читал журнал. Мне он по его поводу говорил сплошные комплименты. Я думаю, он их повторит и в этой аудитории. Я же хочу сказать, что Союз журналистов почтет за честь оказать помощь и новому журналу, и тем людям, которые его делают. Мы так же, как и Лидия Ивановна, прекрасно понимаем значение миграции для судьбы России, и то, что делается сейчас для решения этой проблемы, нас абсолютно не может устроить. Мы теряем время, которое догнать уже не сумеем. Но не буду отбирать хлеб у своего начальника, и передам слово Вячеславу Александровичу.

ГРАФОВА: Павел Семенович, между прочим, он разбирается в проблеме миграции. Мы с ним однажды должны были лететь в… Куда? …

ГУТИОНТОВ: В Алма-Ату.

ГРАФОВА: В Алма-Ату. Там собирались журналисты, чтобы слушать про проблемы миграции. Я опоздала на самолет, и Павел Семенович один с ними общался, а потом такое завелось, там была такая полемика в прессе!..

Вячеслав Александрович, будьте добры!

Вячеслав Поставнин: «Если Россия притягивает мигрантов, значит, у нас есть энергетика, и есть будущее».

ПОСТАВНИН: Спасибо большое!

Поскольку у нас тема - роль СМИ, печатное слово, поэтому я не могу не начать с цитаты классика, вы уж простите. Великий писатель в финале величайшего из своих произведений говорит о России, как о скачущей к неведомой цели удалой русской тройке. «Ах, тройка, птица-тройка, кто тебя выдумал?!» И в бурном восторге прибавляет, что перед скачущей, сломя голову, тройкой почтительно сторонятся все народы. На мой грешный взгляд гениальный художник закончил так или в припадке младенчески невинного прекрасномыслия, или просто - боясь тогдашней цензуры. Ибо если в его тройку впрячь его же героев - Собакевича, Ноздрева, Чичикова, то кого бы ни посадить ямщиком, ни до чего путного на таких конях не дойдешь. У нас почище. Не пугайте бешеными тройками, от которых сторонятся все народы. И, пожалуй, эта мысль как никакая другая характеризует положение в миграционной области. Наши попытки найти какого-то крайнего, стрелочника, ответственного за эту ситуацию, которая сложилась в миграционной политике, ну например, в лице Федеральной миграционной службы, конечно, будет неправильно. Вряд ли только там корень зла. К этому приложили все руку ведомства - и МВД, и МИД, и Минрегионы и Минздрав, Соцразвитие, Роструд, и СМИ не остались в стороне, и просто наши граждане. Вообще, если касаться Федеральной миграционной службы, то не столь страшно их отношение к миграции, не это является самым характерным показателем духа их деятельности. А вот последние совсем факты – это изъятие паспортов у наших граждан и лишение их гражданства. Вы читали об этом в журнале.

Второе, это беззащитность вынужденных переселенцев, которые в 90-е годы хлынули на нашу территорию, да и в двухтысячные продолжают идти. Где-то порядка ста тысяч человек сейчас находится в списках вынужденных переселенцев, и это только официально. А сколько еще неофициальных, которые уже бросили надеяться на помощь Российской Федерации, правительства, и остаются вне поля зрения и помощи наших государственных органов? Хотя по всем нашим законам они должны такую помощь получить. И что характерно, например, министерство обороны не бросило своих военных, по крайней мере, программа обеспечения жильем военнослужащих продолжается. Даже переселение с Крайнего Севера продолжается. Значит какие-то ведомства работают. А Федеральная миграционная служба, к сожалению, практически забыла о вынужденных переселенцах. Вот - 200 сертификатов на жилье в год, представляете, да? Сколько надо ждать людям, чтобы получить? Вот собственно это и есть отношение. В конце концов, это же ведь судьбы людей. Ну а что касается вклада остальных органов, небольшой комментарий я все-таки себе позволю. Вот МВД. Мы прекрасно знаем, что ни один мигрант не проскочит сквозь сито участковых и патрульно-постовой службы. Это сбор дани, это как жирные коровы пасутся на этой вот ниве, которой являются мигранты. Это, конечно, недопустимая ситуация. Министерство иностранных дел - достаточно индифферентную позицию занимает в отношении мигрантов, прежде всего соотечественников. А вот, например, поляки очень удачно придумали. Они ввели удостоверение соотечественника. И тот, кто считает себя поляком, проживая в любом другом государстве, может получить такой документ в посольстве и рассчитывать на какую-то поддержку со стороны правительственных структур. Какая-то идея была и у нас, если уж мы провозгласили программу поддержки переселенцев, но категорически выступил против этого(?). Это отношение мне не очень понятно. Далее. Минрегион, который сейчас курирует программу поддержки добровольного переселения соотечественников. Меня поражает, что Минрегион ежегодно утверждает план социально-экономического развития всех регионов на год, но там нет даже раздела посвященного миграции, вообще никакого раздела нет. Хотя эта проблема совершенно очевидно существует, по крайней мере, в половине регионов, а в трети они просто стоят крайне остро. Минрегион, Минздравсоцразвития, Роструд - министерства, которые, собственно, и должны заниматься помощью людям, тоже от этой проблемы все-таки устранились. Мы прекрасно знаем механизм определения потребностей в иностранной рабочей силе, эти механизмы не работают, и в результате и государство теряет, и люди страдают.

Перейдем теперь к средствам массовой информации. То, что мы видим в публикациях в последнее время, это, как правило, поверхностный взгляд. Смакуются подробности задержания мигрантов, которые трудятся нелегально, что-то там варят в кошмарных условиях, что-то производят тоже в ужасающих условиях, либо совершили преступление. И все это тиражируется. А об организаторах этих производств ни слова. Это что, мигранты сами организовали такое производство? Да нет, за ними стоят наши российские, как правило, граждане, и о них ни слова не говорится. Нет анализа причин этих явлений. И что еще характерно, не надо думать, что в России в таком положении оказались только мигранты. Опять же, вернусь к вынужденным переселенцам. Я занимался вынужденными переселенцами, занимался урегулированием осетино-ингушского конфликта, последствий этой чеченской войны. Тогда было понятие «внутри перемещенные лица», огромные лагеря были. И должен сказать, что Федеральная миграционная служба достаточно большую работу провела, по истине подвижническую, когда эти лагеря переселяли. И что удивительно: чеченцы, которые возвращаются в Чечню, получают от государства одну помощь, русское население, которые выехали из Чечни во время этих своих, получают другую помощь…

Ж – Сто двадцать тысяч за потерянное жилье.

ПОСТАВНИН: Да, причем меньше. Меньше, чем скажем, чеченцы, которые остались в Чечне.

Ж – А чеченцы 350. Это тоже ничто, но вообще само соотношение 120 и 350…

ПОСТАВНИН: Да, сам подход. Ингуши за утраченное жилье получают вообще максимально – до миллиона рублей. Миллион он оценил свой дом, который он потерял, или квартиру, вот он ее и получит, ровно столько, сколько оценил. Это парадоксальный подход, мы сеем семена межнациональной розни. Почему русскому меньше, чеченцу больше, а ингушу еще больше? Кто это решил? Я вас уверяю – без всякого умысла. Вот просто кто-то решил. Это совершенно не взвешенный подход. Люди даже не думают о последствиях принимаемых решений. В конце концов, этот вопрос я лично ставил, и Козак поддержал, в то время он курировал эту проблему, поддержал то, что надо, по крайней мере, унифицировать и сделать всем одинаковый подход. Как можно оценить страдания ингуша больше, чем страдания чеченца, который потерял жилье? Вот удивительно. И что характерно, кто больше всех пострадал? Как ни странно, русские. Русские, я вас уверяю, среди тех, кто подвергся вынужденному переселению и еще каким-нибудь гонениям в республиках бывшего Советского Союза или Северного Кавказа, менее всего защищены. Это свидетельство какой-то странной миграционной политики.

В библии сказано, что царь заслуживает почестей не за обширность земель, которыми он владеет, а за многочисленность народа, которым он управляет. А мы сейчас стремительно падаем в демографическую яму или провал, последние цифры совершенно, на мой взгляд, потрясающие и страшные – с 2010-го по 2025-й год по умеренным прогнозам совокупная естественная убыль может достичь десяти-четырнадцати миллионов, и это еще на фоне общего старения населения. Куда мы движемся? Совершенно очевидно, что к 25-30-му году, если ничего не изменится, мы потеряем эту страну, потому что мы живем в окружении таких гигантов, как Китай и Индия, арабский восток, мусульманский Восток, и мы со своим стомиллионным населением, мы просто территорию не удержим. Просто некому будет охранять границы, некому будет воевать, работать, если мы не обратим внимания на миграционную политику самым серьезным образом. Это вопрос национальной безопасности, сохранения суверенитета, государственности, он, как ни странно, перемещается из сферы военного потенциала, как мы привыкли, обороны и даже борьбы с терроризмом в область межэтнических и межнациональных отношений. Время, когда существовали моноэтнические государства, закончилось. Их на карте нет, ну, Израиль.

М – Польша.

ПОСТАВНИН: Я бы не сказал. В Польше и чеченцев уже достаточно. Я уж не говорю про Европу, мы прекрасно видим, как изменился этнический состав. И в России мы это видим, в Москве. 20 лет назад такого еще не было. Время полетело быстро. Сергей Петрович Капица, известный ученый, сказал как-то, что сейчас наблюдаем эффект сжатости времени. Все, что раньше происходило столетиями, сейчас происходит в течение десятилетий, хоть нам и кажется, что это еще будет не скоро. Мы быстро, через 10-20 лет изменимся этнически. Кто сказал, что 80 процентов населения России русских? Я прекрасно знаю, как у нас пишется гражданство.

Ж – Самоопределение.

ПОСТАВНИН: Да, да, самоопределение, пожалуйста. Я много ездил по стране, и я считаю, что цифры далеко не соответствуют действительности. Данные, которые дают опросы, Жанна Антоновна, Елена Тюрюканова и то, что я читаю, свидетельствуют о том, что многие мигранты, 30-50 процентов планируют остаться и связывают свое будущее с Россией, получить гражданство в России. Это наше будущее. Так вот, если наше будущее - миграция, то нам надо учиться жить в быстро меняющемся мире, соседствовать с различными религиями, различными культурами, с обычаями и с образом жизни. И здесь роль средств массовой информации как никогда велика. Путем просвещения населения, воспитания терпимости, таких замечательных качеств, как сопереживание, доброта, трудолюбие - как ни странно, сейчас это центр тяжести, так все это ложится на плечи средств массовой информации. И вы, когда занимаетесь этой тематикой, должны понимать, что ваши слова имеют огромное значение, потому что политики давно поняли, что миграционная тематика связана с межэтническими, межнациональными и межконфессиональными темами, а это очень чувствительная область жизни. На этих струнах легко играть в корыстных интересах, политических амбиций. Этого допускать ни в коем случае нельзя.

Россия по-прежнему продолжает притягивать население, притягивать Центральную Россию, притягивать к себе население со всего окружающего мира, и это хорошо, значит, какая-то энергетика есть, у нас будущее есть, и мы имеем все возможности для того, чтобы Россию превратить в Ноев ковчег новый. Но если мы будем несерьезно или бездумно относиться к этим вопросам, нас может ждать такая героическая, высокая судьба - мы можем повторить судьбу крейсера Варяг, затонуть, и о нас забудут, что была такая Россия, и был русский народ.

Собственно говоря, все эти цели, проблемы, которые я обозначил выше, мы и ставили перед собой, когда согласились на предложение возглавить журнал «Российская миграция». И прежде всего, нашему главному редактору Лидии Ивановне Графовой удалось внести лепту в это грандиозное, судьбоносное, что ли, дело. Лидия Ивановна все время находилась не передовой в войне чиновников с собственным народом и мигрантами. Она сумела увидеть в житейской суете, в бюрократических дрязгах, какие страдания испытывают люди - наши граждане, иностранные граждане, какие потери несет государство, и с какими проблемами мы в будущем встретимся. Она увидела тот широчайший горизонт, который открывается, если мы правильно используем этот богом данный ресурс - человеческий ресурс. Журнал действительно стал рупором экспертного сообщества. На его страницах печатались все, от сотрудников среднего звена миграционной службы, начальников отделов, специалистов до ответственных работников, руководители Маккинли, МОТ, ООН. Здесь очень широко представлялись мнения, не было тенденциозности. И если критиковались органы власти, то критиковались они справедливо. Мы прекрасно понимаем, что это все наши люди. Я прекрасно понимаю, что такое чиновники. Чиновники – это тоже наши люди. Опять я вернусь к классику, как Гоголь в «Старосветских помещиках» сказал: выделится какой-то там дегтярь или мелкий торгаш, займет какую-то должность в присутственном месте и начинает драть со своего же земляка последние копейки. Это, понимаете, было всегда, но с этим надо что-то делать сейчас, время поменялось.

Касаясь нашей работы - ретроспективно, опять же поддержу. Я был помощником Лидии Ивановны. Моя задача была помочь, чтобы этот журнал выходил, организационно, финансово. А вот вся идеология, дух этого журнала, конечно, легло на Лидию Ивановну. Мы конечно обсуждали, со всеми обсуждала экспертами, какой номер будет выходить, что в нем писать. Я, как специалист, должен сказать, что это практически справочник для любого сотрудника миграционной службы или любого человека, который интересуется этой темой. Там есть ответы на все вопросы, написано таким хорошим человеческим языком. Любой поймет, о чем идет речь. Вот так надо писать. Благодаря Лидии Ивановне, этот журнал из сухого, полуведомственного журнала превратился в источник гуманизма и просветительства. Такой потенциал, такой заряд доброты в этом журнале, такой крик души о том, что надо что-то делать... В этом, собственно говоря, главная задача средств массовой информации – просвещать людей, рассказывать и обращаться к лучшим чертам населения, а не играть вот так пошло и низко, цинично на всяких низменных чертах людей. Если вы помните, время то какое попало, кризис, каких только акций не проводили, ату этих гастарбайтеров. Их решили назначить виновными и в кризисе. Хотя это был амортизатор, он принял на себя весь удар этого кризиса. Они пострадали, они потеряли работу, благодаря тому, что мы сохранили работу и сохранили этот уровень жизни. И журнал занял принципиальную позицию по защите мигрантов, и не просто по защите, а статьи-то все были обоснованные. Это было с выкладками, на цифрах специалистов, многими показано, что нет, мигранты не занимают никаких рабочих мест наших граждан. Журнал прямо и открыто, не поддаваясь популистским течениям, отстаивал этот интерес. Очень важно, чтобы журнал имел свое лицо и свою позицию, а не подстраивался под какие-нибудь чиновничьи интересы. Журнал не понравился кому-то, хотя видит бог, я, бывший чиновник, не вижу, что там плохого. Мы ж все понимаем, что миграционная служба, сотрудники – это милиционеры, паспортно-визовая служба, это не миграционщики, там уже их не осталось. Так вот, если бы скажем, его все похвалили бы, этот журнал, через год нашей деятельности, то я бы сказал, что мы зря поработали. Но есть журнал «Земляки», есть газета «Миграция», была «Российская миграция», да и пусть бы оставалась. Если не устраивают, если появляется напряженность, это хорошо. Это значит, появилось движение вперед. И как бы ни относились чиновники к нашему журналу, как бы ни критиковали, все равно мы оказали воздействие на них. И статья Ромодановского последняя - концепция миграционной политики, ну господи, просто хочется прыгать и рыдать от счастья, все просто замечательно, даже я, если бы меня попросили, не написал так хорошо, как написано там. И мы тут переходим к чему? Казалось бы, руководители говорят: миграция важна, нужна, толерантность, борьба с ксенофобией. А в жизни происходят просто отвратительные явления. Ну кто додумался отнимать паспорта у людей, которые получали гражданство в 90-е годы? Я прекрасно знаю, я работал в МИДе, как образовывались в то время консульские подразделения и службы. Людей туда выбрасывали, просто говорили: ищите помещение и открывайте работу пункта. Ничего не было. А люди-то приходят и говорят: вы вывеску сделали, значит, дайте нам гражданство, по закону положено. Да, создавались какие-то журналы, списки, выдавались справки быстро, в пожарном порядке, а ведь людей-то преследовали там просто. Их жизнь была в опасности, надо было срочно принимать решение. Да, и многие эти списки остались, справки выдали, а вот список пропал… Когда меняли точки консульские, они оказались просто утрачены. И теперь говорят: в базе данных МИДа нет. МИД говорит: мы не всю базу вам передали в МВД и в ФМС, потому что часть утрачена по разным объективным обстоятельствам. В ответ - нет, нас это не интересует, паспорта будем изымать. Это что за отношение?

Опять же как специалист вам говорю, хорошие законы у нас написаны, и действующие сейчас неплохие миграционные законы. Но как только мы начинаем рассматривать механизмы их реализации, что заложено в постановлениях и особенно в инструкциях, для меня совершенно очевидно, что все становится крайне сложно и невозможно, извращается вся суть закона. И тут Лидия Ивановна - здесь ее огромная заслуга, человек, который разобрался во всех тонкостях миграционного законодательства и этих механизмов, ее статьи кричат об этом. Вот за это нас и не любят, что мы эти механизмы вскрывали и показывали всю их бездушную сущность, все бюрократические дрязги, бюрократическую машину, которая перемалывает судьбы. Вот об этом в СМИ надо говорить и кричать. Только когда мы высветим все эти механизмы и участников этих мероприятий, только тогда ситуация будет если не исправятся быстро, но дрейфовать в нужную сторону большей прозрачности. Вот сейчас мы с Григорием Алексеевичем обсуждали здесь новый закон о патентах. Я, почитав этот закон, вижу заранее все эти капканы, ловушки, в которые будут попадать мигранты. Хотя закон опять замечательный, патент купил и работай у кого хочешь. Так красиво звучит в законе. Но там много ссылок - это постановлением определено, это будет миграционной службой определено. Там еще масса всяких таких ловушек. Вот эта ситуация скрыта, никто не обсуждает.

Я не исключаю, что наши руководители просто не понимают реально действующие механизмы, и не знают, и не видят. Им показывают закон - у нас все хорошо! Чего это они там жалуются, у нас в законе все хорошо написано. Константин Олегович говорит: какие жалобы, у нас же нет проблем: пошел на почту и получил миграционный учет. Как и в законе, все просто. А, оказывается, почта может не принять. Но это еще не все. Что ты сдал на почте – это совершенно не значит, что ты будешь в базе данных. Тебя останавливает милиционер, проверяет по базе данных и говорит: а тебя в базе данных нет. Да это не дело человека – в базе он или не в базе, у него есть уведомление. А ему говорят: а нас не волнует, тебя в базе нет. А кто его в базу не вставил, он сам себя? И когда его вставят? И кто за это отвечает? Никто. Таких ситуаций много. Вот это 300 человек, которые попали в Орехово-Зуево, 300 семей, которые там живут 15 лет, имеют детей и вдруг в одно мгновение они стали негражданами России. И опять говорят: это они виноваты, они не подали документы, они там чего-то липу сделали. Да не они это сделали, уверяю вас. Если бы он липу сделал бы, на этапе МВД и проверки ФСБ эта липа вскрылась бы, если бы это не сделали сами сотрудники ФМС. Вот эти моменты надо вскрывать и показывать обществу, потому что за ними стоят конкретные чиновники и их корыстные интерес. Это не руководство страны, я вас уверяю, и даже не руководство ведомства делает, и они зачастую не знают. В этом собственно и заключается роль средств массовой информации, реальная борьба с коррупционными проявлениями.

Заканчиваю. Конечно Лидия Ивановна – это подвижнический труд, человек такой трудоспособности и такой любви к жизни и к людям вообще. Я еще благодарен, что жизнь меня свела с Лидией Ивановной, и что с ней поработал. Я никогда не имел отношения к средствам массовой информации, теперь имею и очень рад этому. Слава богу. И закончить свое выступление мне хотелось бы вновь цитатой из того же автора. Не бешеная тройка, а величавая, написано «русская», но я уже считаю российская колесница торжественно и спокойно прибудет к цели. Так будет правильно, на мой взгляд. Спасибо.

ГРАФОВА: Спасибо, Вячеслав Александрович! Я думаю, присутствующие здесь мои коллеги журналисты оценили яркость вашего выступления.

ПОСТАВНИН: Спасибо!

ГРАФОВА: Сейчас я хочу сказать, что за это время прибыли наши высокие хозяева этого дома, Всеволод Богданов, сейчас я ему предоставлю слово, и Михаил Федотов. Михаил Федотов секретарь Союза журналистов – это тот человек, которого я знаю тысячу лет, когда в «Литературную газету», когда только начиналась перестройка, Михаил Федотов и Батурин принесли в Литературку закон о СМИ, о свободе. Это те, кто нам дал бесплатно свободу слова, на которую нам потом ответили свободой слуха. Потом Михаил выступит, а сейчас Всеволод Богданов, пожалуйста!

Всеволод Богданов: «Нет важнее задачи у страны, чем давать возможность людям стать счастливыми».

БОГДАНОВ: Ты совсем неправильно сказала, что я хозяин дома. И Союза тоже не я хозяин. Мы все.

Я, конечно, сейчас подумал – ну как жалко, что такие люди, как Вячеслав Поставнин, говорят: я чиновником был, ушел. Ты ушел, так кто ж там остался-то вообще? Это просто захватили власть во всех направлениях везде и всюду и не только по делам миграции. Слава богу, что я оговорился, что не правительство виновато и не президент, а кто ж это пришел тогда тут у нас? И где реальная власть-то на самом деле? Значит, реальная власть не у правительства, не у президента, а у этих людей, у которых расценки на власть, на участие власти в твоих делах. Я когда взял и начал смотреть этот прекрасный журнал, он настолько реален, настолько он земной, и там обсуждаются проблемы не только, чтобы защитить какие-то права отдельного человека, личности, там не об этом речь. Там речь о сложных проблемах развития экономики и бизнеса, что у нас будет с Дальним Востоком, с Сибирью. И я когда прочитал, я столько нашел для себя тем, о которых нам надо сегодня говорить срочно, немедленно, не только о чиновниках, их произволе, о глобальных проблемах. Вы очень точно заговорили о теме русских, сколько русских в России. Я сейчас вспоминаю, у нас есть такой форум, он проходит на Иссык-Куле, я где-то года два назад выступал и сказал, обращаясь ко всем, кто был в зале: спасибо, говорю, большое, что киргизы такие люди хорошие пригласили сибиряков сюда на свой форум. И они вдруг начали кричать: Богданов, ты чего несешь? Я говорю: в каком смысле, вы же пригласили, 20 областей из Сибири к вам приехало. Ты что несешь – они мне говорят, - мы все сибиряки! Мы киргизы, мы сибиряки. Вопрос национальный, он очень сложный, и если разбираться по Сибири, что, в Сибири можно сказать, что живут русские? Что такое русские или украинцы из Сибири, особенно те, которые несколько поколений там живут. Там ведь не только татарская кровь, не только монгольская, там столько всего перемешано. Я когда-то в молодости работал в Магадане на Колыме... Как раз в разгаре был советский образ жизни, социалистическая нация, Новая историческая общность, да. И что потрясающее, один мужик, он написал огромный труд, что на самом деле в Советском Союзе есть одна нация настоящая, искренняя, это калымская нация. И он описал черты мужчин калымской нации, черты женщин калымской нации. Этот потрясающий документ я до сих пор храню и читаю, как, может быть, один из главных уроков жизни. Это все, что лучшее есть в человечестве, он нашел. Калымская нация не делилась по принципу - кто сидел, или кто охранял. Одинаковое количество достойных людей и одинаковое количество подонков было и там и там. И это тоже было для меня открытием. Вот все, что сегодня происходит с миграцией, я почему-то пришел к выводу, что есть еще одна проблема – мигранты. Тут тоже политтехнологии есть. Мигранты хорошая проблема - они могут быть преступниками, может просто дискуссия идти – кто больше преступники, мигранты или коренные жители? Хорошая дискуссия еще вокруг трудоустройства мигрантов, это все равно как пробки на дорогах. Пробки на дорогах тоже политтехнологии. То есть, человек озадачен, он не думает о том, как жить дальше, он думает о том, как избавиться от этих трудностей. Шесть-восемь часов в очереди постоял, и если ты получил какое-то добро, ты уже счастлив, у тебя уже что-то получилось в жизни. Я думаю, что многие из тем, которые здесь обозначены, мы сегодня окончательно договорились, что у нас будет очередной фестиваль СМИ, который каждый год мы проводим, в этот раз он будет проходить на Дальнем Востоке. Центровая точка (я только что вернулся оттуда, где мы провели совещание сегодня с полпредом), она будет в Хабаровске, но будет выезд всех, кто приедет, в регионы. Часть людей поедет в Якутию, часть во Владивосток, часть в Благовещенск, в Иркутск, а потом оттуда они все соберутся в Хабаровске. И мы проведем там большое, серьезное мероприятие, не только будем отдыхать, купаться, плавать, кататься по Амуру или в Тихом океане. Мы проведем очень серьезные диалоги, дискуссии, и в том числе, Лидия, по тем, что у тебя здесь обозначены, мы их возьмем как главные для обсуждения. Сегодня потерять Дальний Восток запросто. Есть огромная программа, которую президент, премьер-министр предложили сейчас разработать. Это не только экономика Дальнего Востока, там много других сложных задач, но без притока населения, людей, которых нужно видимо-невидимо, их не решить. И это не только экономические проблемы, не только социальный срез, не только политика, здесь есть другая тема, она, на мой взгляд, самая главная. Она очень вроде бы простая и примитивная – как помочь человеку стать счастливым, как найти возможность найти ему себя, этому человеку, киргиз он, казах, украинец или там… Я в последнее время думаю, что сегодня для нашей страны нет более главной задачи. Особенно, когда человек не нашел себя, не нашел работу, не нашел жилище. А для Сибири и для Дальнего Востока вся геополитика – это сделать так, чтобы человек открыл свой рай там.

У меня есть фильм, который не показали на каналах Центрального телевидения, как люди из Москвы сбежали в глухую Сибирь, куда-то совсем в глухую деревню, и сумели построить себе новую жизнь. И не просто они, бывшие строители БАМа, туда уехали, но туда уехали их дети. Они построили свои школы, свои дома культуры, театр и они живут. Их пытались осудить, сказали, что они какие-нибудь сектанты, раз отделились от общества. Ничего подобного, они просто решили, что никто им не поможет построить свою жизнь, кроме самих себя. Мне кажется, это не худшая идея, когда ты думаешь, что никто кроме тебя самого не поможет тебе. Эта тема чрезвычайно важная для отдельного человека - как человек нашел себя. Недавно хоронили в Северодвинске, это город атомных лодок, директора завода атомных лодок бывшего, Башаева, героя соцтруда. Он 16 лет был директором завода в самое трудное время, и у нас разные были отношения. Но вот человек умер в Москве, а хоронить его привезли в Северодвинск. Самое потрясающее было, он азербайджанец, хоронили его по православному, в зале сидели во Дворце культуры, где родственники сидели, приехали родственники из Азербайджана, огромное количество, они сидели. Но целый день шли прощаться с Башаевым люди. Это надо было видеть. Это надо было видеть – в Северодвинске, в северном городе толпы людей сутки шли попрощаться с этим азербайджанцем. И извините меня, и никаких национальных тем, никаких противоречий религиозных. Я кому-то рассказывал, говорят: не может быть, чтобы он человек ислама и его хоронили по православному. Вот было так. Значит, есть вещи, которые преодолеваются самим обществом, самими людьми. Они хотят жить, они хотят жить по-человечески. Поэтому я хотел бы подчеркнуть большую важность того, что вы делаете. Я был просто рад, счастлив, когда Лида Графова стала лауреатом правительственной премии, я даже подумал: ну, слава богу, может быть, хоть сейчас там появились люди, которые понимают, какую работу делает Графова.

ГРАФОВА: И в это время закрыли журнал.

БОГДАНОВ: Да.

ГРАФОВА: Сразу же.

БОГДАНОВ: Надо сделать все возможное и невозможное, чтобы журнал выходил. Единственное, что я бы хотел, конечно, чтобы в этом журнале была тема, что ты сам за себя отвечаешь, какой национальности, веры бы ты ни был, ты можешь сам все сделать. Другая тема конечно – как сделать, чтобы такие люди, как Вячеслав, оставались в чиновниках, чтобы они влияли на что-то. Чтобы они изменяли что-то к лучшему. У нас есть главная тема, у Союза журналистов, это тема доверия. Мы считаем, что сегодня в эпоху глобализации это стало трагедией - утрата доверия. Утрата доверия к власти, утрата доверия к партиям, к чиновникам естественно, к милиционеру, к кому угодно. К нам, да, к журналистам, к СМИ. И вплоть до утраты доверия в семье, даже на таком житейском уровне. Я чем дольше этим занимаюсь, тем больше прихожу к выводу, что это гигантская трагедия, утрата доверия. Все, что было нам когда-то завещано от наших богов, там какая религия ни была бы, первым и самым главным была вера и надежда, и любовь и добро. И мы сегодня можем лишиться и всего остального. И, наверное, это сегодня главное в работе в этом направлении - человеческие измерения миграционной политики. Что, если мы потеряем эти человеческие измерения...

Мы должны вернуться к тем темам, которые журнал поднимал, к темам, которые ставятся – нужна подготовительная работа и надо сейчас сделать, может быть какой-то постоянно действующий круглый стол в Домжуре по этой теме – человеческие измерения миграционной политики. Может быть, периодически раз в две недели собираться и по отдельным темам вести здесь работу. Удачи вам!

ГРАФОВА: Спасибо большое! Нам очень важна моральная поддержка Союза журналистов и вообще журнал должен стать истинно независимым изданием. Я предоставляю слово тому, кто дал свободу.

Михаил ФЕДОТОВ: «Журнал должен быть адекватным барометром миграционной ситуации в России».

ФЕДОТОВ: Заплатили за нее много. История закона наводит о СМИ на очень простую мысль – свободу можно дать, но свободу нельзя навязать. Закон свободу дал, кто-то этим воспользовался, кто-то нет. Кто-то сказал: я лучше буду тихо, спокойно сидеть под каблуком у своего мэра и так далее, и ничего мне не надо. И когда человек приходит во власть, он приходит по разным причинам. И я так понимаю, что мой сосед справа пришел во власть так же, как и я в свое время - для того, чтобы реализовать какие-то свои идеи. Сейчас приходят во власть с другими целями, как правило. Не далее, как вчера, мне сказали, что сейчас 80 процентов школьников, старшеклассников мечтают стать чиновниками. Не космонавтами, не строителями, не врачами, не учителями, чиновниками. Почему? Надо объяснять? Это страшные цифры. А вот чиновники, которые уходят из власти, я сейчас думал – как нас называть, бывших чиновников? Я предлагаю называть нас чиновник-расстрига. Так вот, уходя, мы понимаем, почему мы уходим. Потому что мы в этой системе ничего сделать уже не можем. Потому что воровать мы не умеем, делиться ворованным тоже нас как-то жизнь не научила, слава богу. А наши идеи, наши знания и наш опыт нам просто никому не нужны. Там не нужны, но обществу-то они нужны. В том числе в сфере решения проблем миграции. Сразу должен сказать – я в проблемах миграции ничего не понимаю, хотя думаю, что все мы мигранты на самом деле. Мигранты по жизни, мигранты по судьбе. Но профессионально этим никогда не занимался. Я прочитал эти четыре последних номера журнала. Я не скажу, что я стал после этого специалистом, многое из того, что я прочитал, я просто не понял, это специальные вопросы, в этом надо глубоко разбираться. Но. Я понял, что это действительно очень интересный журнал, аналитический журнал. И как у всякого действительно хорошего журнала, у него есть свой авторский актив, не только свой редакционный совет, а именно авторский коллектив, он виден всегда по журналу, по текстам, которые там есть, по именам, по темам, по глубине раскрытия тем. По-моему, там только кандидаты, да доктора наук.

Мне кажется, что это очень важно, что он не сборная солянка, а это журнал единомышленников. Это журнал, который, в чем-то является продолжателем тех литературных журналов, которые издавались в России в 19-м веке. Журнал-направление, журнал-школа, журнал-лаборатория, журнал-клуб. Это очень ценно, потому что только среди единомышленников могут рождаться новые идеи, новые проекты, новые инициативы. Когда люди плохо понимают друг друга, когда они не спаяны едиными устремлениями, ничего не получается. Поэтому мне кажется, что журнал на самом деле очень хороший. Я обратил внимание на то, что полиграфия улучшается постепенно.

ГРАФОВА: Ты сейчас говоришь о прошлом, мы сейчас будем делать очень скромный журнал, без глянца. Это будет другой журнал, как ты не понимаешь? Этот - очень дорогой журнал.

ФЕДОТОВ: Так надо делать журнал, который будет хорош и по содержанию, и по полиграфическому исполнению. Я не знаю, был ли он хорошим, адекватным барометром миграционной ситуации в России, потому что я не знаю, какая погода в этой сфере, но то, что это хороший журнал, это я понимаю. Серьезный, глубокий, аналитичный – это мне понятно. Что такой журнал нужен, мне тоже понятно. Будет он называться «Российская миграция», или «Советская миграция»... То, что происходит сегодня в сфере миграции, разве это не результат советской политики? И не результат развала Советского Союза? Так что в этом смысле можно сказать, что российская миграция – это непосредственный потомок советской миграции и советской национальной политики. Поэтому как бы он ни назывался, должен быть журнал, который продолжит тот дух, тот высокий уровень, ту сплоченность авторского коллектива. И я желаю этому журналу хорошей, счастливой, долгой и богатой жизни. Я за то, чтобы быть богатым и здоровым этому журналу, а не бедным и больным. Спасибо.

КНИЖНИК: Извините, пожалуйста, а можно одну реплику?

ГРАФОВА: Можно. Это наша коллега Софья Книжник из Праги, автор нашего журнала. А после Софьи я хотела бы дать слово известному и политологу и бизнесмену, президенту Фонда законодательных инициатив Григорию Алексеевичу Томчину, он попросил, нам просто интересно особое мнение. А сейчас быстро реплика!

Софья Книжник: «Сегодняшняя миграция — это Клондайк коррупции».

КНИЖНИК: Реплика очень короткая. Я обращаюсь, скорее всего, к журналистам. Для того, чтобы понять успех этого журнала, надо все-таки обратить внимание, как он собрал людей. Фактически мы имеем с вами редкий пример мозгового штурма в действии. Мы об этом писали очень много, как журналисты, но этот журнал создавался и по такому принципу, он имел счастье привлечь не просто специалистов, они просто на гребне, помимо всего они еще и граждане отечества. Потому что сейчас граждан отечества мало. И вот это сочетание научного подхода с привлечением прекрасных научных специалистов с гражданским чутьем и позволило видеть, воочию убедиться в том, что мы видим глубины, как люди пытались определить, что вообще происходит. Ведь если говорить коротко, что такое сегодняшняя миграция? Да это же Клондайк коррупции. Вы же понимаете, о чем идет речь. В журнале называлось все своими именами. Конечно, он был не удобен. Но что на нас на всех сейчас, на журналистов производит впечатление? Что когда привлекаются, скажем, чиновники, то мы имеем дело не с демагогами, а пытаются продвинуться вперед. Я очень вам благодарна. Дай бог, чтобы все-таки Россия имела как можно больше в среде чиновничьего класса таких, как вы. И повторяю: самое страшное в проблеме миграции даже не миграция, которая идет в Россию, а миграция внутренняя. Вот, где теряются ресурсы, и теряются много, потому что у людей опускаются руки. Я не знаю, видели ли вы, слышали ли вы передачу, которую ведет Татьяна Толстая? Ведь они договорились до того, а что как собакам сидеть на сене? Надо отдать Сибирь Китаю. А почему они это говорят? Что, они не граждане России? А просто человек доведен видом всего происходящего, беспределом и невозможностью какого-то продвижения. Хотя ясно, что законы есть, но все время топчемся на месте и творим полный беспредел. И из-за этого состояния отчаяния рождается этот клич, который идет с экрана телевидения. Вы понимаете, до чего мы уже договорились?

Поэтому я хочу только одного – удачи, успеха этому журналу, чтобы он не потерял самое главное богатство – это специалисты, радеющие еще и за свое дело, специалисты экстра класса, и метод мозгового штурма. Вот все, что ему нужно.

ГРАФОВА: Спасибо большое! Пожалуйста, Григорий Алексеевич Томчин.

Григорий Томчин: «В обществе нет языка миграции, с которым приходит правильное отношение к этим проблемам».

ТОМЧИН: Большое спасибо, что меня опять пригласили в это сообщество. Я вообще дилетант, я тоже из расстриг властных, правда, из расстриг представительной власти. А вкус к вопросу миграции мне привила Жанна Антоновна Зайнчковская. И я этому рад, потому что миграция - она не сама по себе, а это часть той политики, того будущего, которое есть у общества. И если будущее общества не выстроено, то отсюда и не выстроена миграция. Нельзя выстроить миграционную политику, не видя будущего общества, и нельзя выстроить общество, не видя миграционной политики. Примеров много.

Теперь: журналисты и миграционная политика. Здесь задачка, которая не выполняется, и которую необходимо выполнить. В обществе нет языка миграции, правильного языка миграции, правильного отношения к этому, нет именно тех слов, с которыми приходит правильное отношение к проблемам. Вот Татьяна Толстая и Авдотья Смирнова договорились, что отдать Сибирь и Дальний Восток. А вот общество себе задало вопрос: зачем людям на Дальнем Востоке и в Сибири нужна Россия? Вопрос задан? На этот вопрос есть ответы? Пункт один, пункт два, пункт три, пункт четыре. Или вопрос другой: зачем России Дальний Восток и Сибирь? И опять ответы должны быть. Почему это имеет отношение к миграции? Потому что страна, имея в середине 20-го века за шесть лет демографический провал в 50 миллионов человек, не может не задуматься: ну зачем вся эта территория? Зачем, как она формируется? У нас нашему государству тысяча сто – тысяча двести лет, всего. И 800 из них – это империя. И сейчас в том числе. Империя по мышлению, империя по отношению к людям, империя по отношению к приезжим, империя по отношению к мигрантам. Империя континентальная, которая всегда не умела включать в себя людей без территории. Не умела. Поэтому нужен такой журнал, я думаю, что он будет. Этот великолепен, но будет лучше.

Теперь еще одна задачка – это общение с журналистами, которые видят вопросы миграции, только, если есть что-то горячее, если есть какая-нибудь желтая новость, тогда это попадает в большую прессу. Нам не сделать из нашей страны Америку, поскольку она – это страна мигрантов. Его величество мигрант – это главный памятник Америки в Нью-Йорке. Это все, кто отправляются к статуе свободы, там мемориальный комплекс мигранту, потому что это главное лицо в Америке. У нас другой подход, другое отношение, но отношение понимания. Мы говорим, что надо, чтобы мигранты жили, как живем мы. А мы как живем? Они и живут как мы. И относятся как мы. Ведь в эти комплексные центры ФМС ходят не только мигранты, ходят граждане за паспортом заграничным, и те же восемь часов сдавать и те же восемь часов получать, а некоторые не один день. Кругом - его Величество Средний Чиновник. Когда страна не определяет свою политику, то ее определяет средний чиновник. Зачем ему тогда генерал Поставнин? Он же чего-то делает, бьется, и это ухудшает жизнь среднему чиновнику. Поэтому он ему не нужен. Поэтому Поставнина вытолкнула не власть сверху, а вытолкнула система снизу. Поэтому, именно поэтому мне кажется, что сегодняшняя тема очень актуальна, исходя из выработки языка для людей. И здесь профессионалы могут многое, а к счастью, в вашей области профессионалы умеют писать хорошо, как журналисты. Это показал журнал. Но вот все-таки профессионалы должны дать язык журналистам, которые должны научить людей общаться, говорить об этом вопросе. Вот эта задачка главная. А раз нет языка, то верховная власть не понимает, о чем идет речь. Верховная власть слушает политологов, а политологи тоже видят, что языка никакого нет… И журнал там, чего-то он не то пишет, много лишнего и вообще непонятно, чего пишет. Вдруг еще кто-нибудь чего-нибудь скажет? Вот почему нет журнала. Не потому, что кому-то не понравилась политика журнала, а потому что он хороший, и неизвестно, что из этого получится. Просто неизвестно. Поэтому я желаю успеха журналу именно в выработке языка общения по этому вопросу. Спасибо.

Лидия Графова: «Россия живет без миграционной политики. Ее просто похоронили».

ГРАФОВА: Спасибо большое, Григорий Алексеевич! Перед тем, как пойти в соседнюю комнату на кофе, я хотела сказать, что вы ставите нам замечательную задачу, а Всеволод Леонидович, по-моему, даже механизм предложил — серия круглых столов, надо освоить их. Через две недели трудно, но раз в месяц для выработки действительно языка их надо зажигать. К сожалению, журналисты идут только на скандал. Вы знаете, когда-то я имела счастье - меня дразнили «подруга Ромодановского», потому что однажды я собиралась громовую статью написать в «Российской газете». Ромодановский позвал меня в командировку, и мы поехали вместе в Ярославль, обратно мы ехали ночью, машина летела с этой мигалкой, и он мечтал: ну дайте, создайте мне клуб… Нет, как же это он сказал? Пул, пул журналистов, пишущих о миграции. Я потом сказала своим коллегам из «Российской газеты», они говорят: ничего себе пул, просто так возьми, да и создай пул за здорово живешь. Это ужасно трудно. Ну, вот у меня очень много знакомых журналистов, пишущих о миграции, но ведь им нужна вот сию секунду какая-то сенсация, скандал, понимаете? Вот сегодня моя подруга любимая Гавхар Джураева пришла утром и говорит: опять сегодня покончила с собой 26-летняя мигрантка за то, что ее затравил участковый. 26-летняя девушка… Вот на это они пойдут. И поэтому это трудно будет, но это чрезвычайно почетная задача и давайте попробуем действительно проводить круглые столы, пресс-конференции? Ну, это серьезно, да.

Замечательно. Значит, что я хочу сказать. Сейчас буквально на той неделе нам дали очень убогий документ под названием «Проект концепции государственной миграционной политики России». Дело в том, что Россия живет без миграционной политики. Такая концепция готовилась в течение года, вот Ольга Дмитриевна, она была заместителем Реген знаменитой, Ольга Дмитриевна готовила этот проект. Я была тогда тоже членом правительственной комиссии, она была ученый секретарь, его обсуждали, этот проект концепции миграционной политики на разных-разных Хуралах. Были общественные обсуждения, а потом передали миграцию милиции и забыли про эту концепцию, ее похоронили. Приняли убогий документ: не пускать, штрафовать и так далее. Сейчас новый проект. Я вообще давно мечтала, чтобы было всенародное обсуждение – какая миграционная политика нужна россиянам, чтобы россияне поняли, что им лично придется уходить на пенсию в 70 лет, если не будет мигрантов. Вот, может быть, мы обсуждение этой концепции сделаем? Там, кстати говоря, один из разделов – это понятийный язык, может это одна из тем.

Итак. Спасибо большое. Перерыв. А потом будет дискуссия



Скачать документ

Похожие документы:

  1. КРУГЛЫЙ СТОЛ ПО ЖИЛИЩНО-КОММУНАЛЬНОЙ РЕФОРМЕ*

    Документ
    ... затра- ---------------------------------------------------------------------------------------------- *Круглыйстол проведен при поддержке Российского ... решаться. Конечно, журналистов можно пугать ... - Российский Союз ЖСК, Российский Союз домовладельцев. ...
  2. Круглый стол «третейское судопроизводство в россии» 25-27 апреля 2010 г

    Документ
    ... прессой. Во-первых, мы поддерживаем журналистов, которых тоже притесняют в тех ... , что не так давно Союз развалился. Рассмотрим закон Азербайджанской ... встречи с госсудьями, проводит конференции, круглыестолы. Эффект от деятельности Совета очевиден ...
  3. Круглый стол «духовно-нравственное воспитание и образование будущих юристов школа вуз профессионализация»

    Статья
    ... культуры молодых юристов, правовых журналистов, философов и иных ... приборостроения, д.ю.н., профессор. Модераторы «круглогостола»: Демидов Алексей Александрович – Председатель ... член Правления Славянского молодежного союза СПб, ответственный секретарь ...
  4. Белгородская региональная организация Союза журналистов РФ Российская Ассоциация медиапедагогики ЖУРНАЛИСТИКА И МЕДИАОБРАЗОВАНИЕ-2010 Сборник трудов IV Международной научно-практической конференции Белгород

    Документ
    ... государственный университет» Белгородская региональная организация Союзажурналистов РФ Российская Ассоциация медиапедагогики ... позицию редакции. В подобном случае журналисты организуют заседание «круглогостола» или «делового клуба» редакции ...
  5. Белгородская региональная организация Союза журналистов РФ Российская Ассоциация медиапедагогики ЖУРНАЛИСТИКА И МЕДИАОБРАЗОВАНИЕ-2010 Сборник трудов IV Международной научно-практической конференции Белгород

    Документ
    ... государственный университет» Белгородская региональная организация Союзажурналистов РФ Российская Ассоциация медиапедагогики ... позицию редакции. В подобном случае журналисты организуют заседание «круглогостола» или «делового клуба» редакции ...

Другие похожие документы..